Концепция судьбы в творчестве Дж.Р.Р. Толкина (на примере повести «Хоббит, или Туда и обратно»)

Концепция судьбы в творчестве Дж.Р.Р. Толкина (на примере повести «Хоббит, или Туда и обратно»)

Н.А. Дмитриева

Творчество Дж.Р.Р. Толкина является объектом пристального внимания мифологов, культурологов, литературоведов и т.д. Его произведения очень популярны, переведены на четырнадцать языков мира и продолжают переводиться. Произведения Толкина по издаваемости в мире занимают пятую строчку на 2005 год. Только на русском языке существует десяток различных переводов: Н. Рахмановой, Л. Раянли и X. Раяметс, В. Муравьева и А. Кистяковского, В.А. и М.З. Бобырь, Н. Григорьевой и В. Грушецкого, А. Мокровольского, Б. Каменковича, В. Каррика и С. Степанова, Т. Антоняна и Т. Драбкиной, Н. Эстель и др. Противоречивость переводов уже стала обрастать легендами.

Во многих странах существуют общества толкинистов, которые, кроме постоянных заседаний и обсуждений произведений «профессора», еще организуют турниры, придумывают ролевые и компьютерные игры на сюжеты его книг. На территории стран СНГ систематически собираются толкинистические семинары. Ширится пласт анекдотов, посвященных героям и миру Дж.Р.Р. Толкина, из чего опять-таки можно сделать вывод о глубине народной любви. Фильм-трилогия о Властелине колец Питера Джексона, продюсированный голливудской студией и снятый в Новой Зеландии в 1999-2004 гг., еще больше усилил популярность. И хотя произведения Дж.Р.Р. Толкина пока не изучают в украинских школах, он — классик мировой литературы XX века.

Однако интерес читателей на территории стран СНГ во многом остается дилетантским. До сих пор нет весомой отечественной научной монографии о произведениях Толкина. Несмотря на то, что повесть «Хоббит, или туда и обратно» была переведена ещё в семидесятых годах как детская сказка на украинский язык, а затем и на русский, научной оценки творчества английского классика ещё нет. Среди научных работ на русском языке можно выделить статьи С. Переслегина «Проклятие власти», С. Шилова «Диалектика Дж. Толкина», З. Бобырь «История — Сага — Поэзия», С. Кошелева «Жанровая природа “Повелителя колец” Дж.Р.Р. Толкина», Р. Кабакова «“Повелитель колец” Дж.Р.Р. Толкина: эпос или роман?». Есть несколько кандидатских диссертаций, посвященных проблемам власти в творчестве автора «Властелина Колец», диалектике его творчества, жанровым особенностям, мифологическим корням, сложностям перевода.

Концепция судьбы в творчестве данного автора мало изучена. Однако нами двигал не только филологический интерес. Дело в том, что книги Дж.Р.Р. Толкина оказывают колоссальное влияние на читающих, не случайно возникли даже толкинистические ролевые игры. Есть целые группы людей, которые буквально живут в мире Средиземья. Эго означает, что они в той или иной степени принимают судьбу героев Содружества Кольца. Часто диффузия воспринимающего и персонажа столь глубока, что жизнь человека меняется не только на духовном, но и на физическом уровне, приближаясь к жизни литературного героя. Нам известен случай, когда человек, игравший роль Фродо и, согласно сюжету, завершивший свою миссию уничтожением кольца, приехал домой после игр и потерял в результате неосторожности тот самый палец, который был утрачен Фродо вместе с Кольцом. Что это — просто случайность? Но разве случай не есть проявление судьбы для индивида? «Все люди, пока они еще молоды, знают свою Судьбу... Но стечением времени таинственная сила принимается их убеждать в том, что добиться воплощения их Судьбы невозможно... Сила эта кажется недоброжелательной, но в действительности она указывает человеку на то, как воплотить свою Судьбу Она готовит к этому ею дух и его волю. На этой планете существует одна великая истина: независимо от того, кем ты являешься и что делаешь, когда ты по-настоящему чего-то желаешь, ты достигнешь этого, ведь такое желание зародилось в душе вселенной. И это и есть твоё предназначение на Земле».

Объектом исследования данной статьи является «Хоббит, или туда и обратно», а предметом — концепция судьбы в этом произведении.

Цель работы — на материале повести «Хоббит, или туда и обратно» изучить концепцию судьбы в творчестве Дж.Р.Р. Толкина, используя комплексный культурологический анализ.

Прежде, чем рассмотреть концепцию судьбы в повести «Хоббит, или туда и обратно» в контексте других произведений Дж.Р.Р. Толкина, выясним сущность понятия «судьба».

Судьба является неизбежным феноменом нашей жизни. Концепт этот присутствует во всех мифологических, религиозных, философских системах. Различное понимание судьбы представлено в истории культуры мифами, художественными образами, символами, гаданиями, приметами.

Понятие судьбы имеет богатейшее лексико-семантическое поле. Во многих языках можно обнаружить несколько определений, которые характеризуют этот концепт с различными семантическими оттенками. В русском языке — это судьба, рок, фатум, провидение, доля, удел, участь и др. В украинском — доля, приречення, фортуна, талая, фатум и т.п.

Как отмечает М.М. Маковский в «Сравнительном словаре мифологической символики в индоевропейских языках», понятие судьбы отождествлялось с женскими божествами, судьба могла быть творением самого человека и записываться на его руке или лбу, либо на дереве (которое само по себе — аналог человека). Данное понятие соотносится с астральной символикой (звезды, небо), с рождением и смертью, с ткачеством и соединением, со временем, с металлом, с краской, с внутренностями.

Во все времена судьбу представляли по-разному. В одних культурах она отождествлялась с Богом (богами), в других — с фатумом (сверхъестественным роком). У кого-то она ассоциируется с удачей (или неудачей), со случаем или стечением обстоятельств. Иные верят, что судьба — это смерть.

Несмотря на все многообразие подобных представлений у всех у них есть общие черты, которые можно сгруппировать в две точки зрения.

Судьба — феномен вне человека. Все люди ей подвластны.

Судьба частично принадлежит человеку. Он может на неё влиять в определенной степени.

Говоря о концепции судьбы в произведениях Дж.Р.Р. Толкина, мы должны коснуться понимания судьбы европейцами и, в частности, германцами и древними скандинавами. Ведь известно, что профессор английской филологии Толкин создавал художественный мир, опираясь на мифологические представления этих народов.

Германцы и древние скандинавы представляли судьбу достаточно противоречиво. С одной стороны, судьба — это сила, превосходящая человека. Все предрешено. Жизнь, борьба, гибель, возрождение изменению не подлежат.

Однако понимание судьбы у этих народов имеет и другую сторону. У каждого человека и рода — своя судьба. То есть в данном случае концепция судьбы индивидуализирована. Свою долю можно улучшить, получив, к примеру, какой-либо подарок от вождя. Это не фатум, а «удача», которую необходимо подкреплять. Индивид формирует свою судьбу. Герои саг того периода совершают поступки, самостоятельно выбирая линию поведения, как только это произошло, судьба выходит из-под их контроля и противостоит человеку. В большинстве случаев он знает об этом, но не старается уклониться от судьбы, а наоборот — смело принимает ее. Предыдущее позволяет говорить о том, что герой не отделен от своей судьбы, а его поступки только раскрывают содержание его судьбы.

Конечно, нельзя упускать из виду влияние христианства, но и до сих пор ученые не могут окончательно определить его степень. В XIII веке, когда скандинавские земли уже давным-давно христианизированы, молящиеся обращаются к Господу: «О мой Друид!» После христианизации языческие верования сблизились с понятием Божественного Провидения.

Итак, из вышесказанного молено сделать вывод, что у скандинавов и германцев было диалектическое представление концепции судьбы.

Анализируя три самых знаменитых произведения Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит, или гуда и обратно», «Властелин колец» и «Сильмарильон», обнаруживаем, что автор пытается представить судьбу как взаимодействие трех моментов. Судьба — это и воля Эру, и личный поступок хоббита, человека, атьфа или майяр, и некая неперсонифицированная сила, стоящая над всеми действующими лицами. Конечно, при таком подходе решающим фактором становится выбор. Рассмотрим это на примере повести «Хоббит, или туда и обратно».

Если сравнивать частоту упоминания в той или иной форме слова «судьба» в «Хоббите», «Властелине Колец» и «Сильмарильоне», оказывается, что в первом его практически нет, во втором оно достаточно часто представлено, в третьем же оно прослеживается постоянно. Это закономерно. «Сильмарильон» представляет взгляд «сверху вниз», с уровня богов, который, естественно, предполагает оперирование такими категориями, как рок и судьба. «Хоббит» демонстрирует обратную точку зрения «снизу вверх», а для обычного человека, как и для обычного хоббита, судьба — стечение обстоятельств, случай, удача.

Хоббит (а в самом слове мы слышим совмещение «человек» и «кролик») — маленькое, спокойное, добропорядочное существо, которое живет в своем замкнутом мирке, очень мало знает о том, что там, в дальних землях, и уж, тем более, не подозревает о существовании Эру. Но вот из большого мира является посланник — маг Гэндальф, и жизнь хоббита Бильбо Бэггинса круто меняется. Он уходит из дома сражаться с драконом, не захватив даже носового платка. На первый взгляд, в повести нет ни единого намека на то, что роковая встреча мага и хоббита была предрешена. Кажется, будь погода хуже, не сиди Бильбо на лавочке, не проходи Гэндальф мимо, ничего бы и не было. Однако литературоведческий анализ текста дает нам иную картину.

Толкин начинает повесть скрупулезным описанием основательной норы Бильбо Бэггинса и его родословной, но сам себя прерывает, чтобы объяснить, кто такой хоббит. Далее следует продолжение рассказа о предках главного героя, из которого читатель узнает, что в жилах Бильбо течет кровь Туков, совершавших в прошлом весьма рискованные поступки и даже породнившихся с эльфами. В результате Бильбо, «хотя он и выглядел, и вел себя, как точная копия своего важного, всегда спокойного отца, — всё-таки унаследовал от Туков что-то странное, ждавшее только случая проявиться». Следовательно, момент предопределения судьбы данного хоббита заложен еще до его рождения, Бильбо — избранный, а читатель подготовлен к восприятию того героя, который будет представлять волшебство в повести. Поэтому дальше сразу (в следующем абзаце) этот герой появляется — это маг Гэндальф. Бильбо сам (!) здоровается с незнакомцем. Выясняется, что он помнил с детства фейерверки мага и был «не таким прозаичным, каким сам себя считал».

Уже в первой главе «Нежданные гости» мы находим сразу несколько моментов, относящихся к Бильбо и связанных с понятием судьбы. На абсолютно круглой деревянной двери дома хоббита Гэндальф чертит символ того, что тут живет вор-взломщик. Маг делает это так, что чудится, будто он вырезал руну, которая определяет судьбу. То есть, на дереве записан выбор, и это дерево — абсолютно круглая дверь, через которую Бильбо выбирается (рождается) в большой мир. Родившись в новый мир, хоббит умирает для старого, не случайно его земляки успели похоронить дядюшку Бильбо и разделить его наследство. Понятие судьбы соотносится с астральной символикой, которая тоже присутствует в первой главе: во время речи Торина Бильбо почудилась молния.

В результате Бильбо Бэггинс ввязывается в приключение. Конечно, это его личный выбор, поскольку есть много других «званых», но «избранный», отозвавшийся набезмолвный поиск волшебника, только один. Таким образом, концепция судьбы у Дж.Р.Р. Толкина представляется тесным переплетением предопределения и свободы выбора.

Соотношение фатума и случая может быть представлено как свобода или несвобода, то есть возможность или отсутствие выбора. При этом источником воли становится либо сам человек (герой), либо нечто вне его.

Встреча Бильбо и Гэндальфа — «запланированная» свыше случайность. Маг ищет кого-нибудь, кто поможет ему осуществить предначертание Илюватара, о котором в повести нет ни слова, и хоббит сам делает свой выбор. Сам он отказывается от нападения на Горлума, проявляя доброту к злому, сам принимает решение взять Аркенстоун, и сам его возвращает. Интересно, что ни Бильбо, ни его племянник Фродо — главный герой трилогии «Властелин колец» — не хотят уходить из дома и участвовать в приключениях, но, тем не менее, ответственность за мир толкает их на совершение подвигов. Это всепоглощающее чувство долга и жертвенности — результат англиканского мировоззрения автора.

Часто судьба у скандинавов, как и у многих других народов, ассоциировалась с дорогой, путем. Бильбо идет своим путем, даже не подозревая об этом. Он не знает себя самого. Для того чтобы познать себя (а в дальнейшем выяснится, и чтобы выжить), хоббиту и всему Средиземью нужно расширить рамки сознания, взглянуть как бы со стороны. Поэтому хоббит покидает свой дом, раздвигает границы мира, чтобы вернуться (не случайно повесть именуется «Туда и обратно»), но не просто вернуться, а вернуться знающим. Поэтому Саурон из «Властелина Колец», не покинув своего укрытия, гибнет. И Будда, и Махавира, и Христос и многие другие уходили именно с этой целью, — стать знающим.

Однако в повести Толкина есть и другая дорога. Это — судьба всего остального мира, а именно Одинокой горы, Черного леса и т.п. Судьба мира предсказана в песнях, которые слышит Бильбо постоянно с того момента, как сталкивается с гномами.

Две линии судьбы (героя и мира) пересекаются, так как это нужно как Бильбо, так и Средиземью. И поводом их встречи становится Гэндальф. Гэндальф — маг высшего уровня (высший альв или эльф), таких кельты называли «друидами». Он действует на земле (как овад), он же является и проводником между земным и высшим миром (как бард), он же находится и в высших сферах в Валиноре (как друид). Именно Гэндальф заставляет Бильбо переступить порог своего дома (следует понимать «порог» как «выступ, предел», то есть «рок») и отправиться в странствие, которое, в конце концов, приводит его к морю. Что тоже не случайно: кельты судьбу еще и в виде моря представляли. В море уходят все умершие: море—мара—мор—смерть. И, действительно, Бильбо постоянно встречается и борется со смертью в виде гоблинов, Горлума, пауков, дракона.

Гэндальф дает Бильбо новое имя «взломщик», которое будет сопровождать хоббита, предопределяя его путь, пока его путешествие не завершится и он не вернется домой, в свой мир, знающим. У скандинавов, как и у большинства других народов, имя много значило в контексте судьбы. Имена детей были очень похожими на имена отцов и дедов (Трор, Трар, Траин), чтобы счастливая доля досталась и потомству. Новое имя не позволяет хоббиту отказаться от приключения или попытаться вернуться раньше времени. Роль взломщика — не только открывать двери и красть золото, но и ломать стереотипы.

Имя вора-взломщика отсылает нас к образу скандинавского бога из асов Локи. Этот добытчик-похититель способствует циркуляции ценностей между различными мирами.

До тех пор, пока миссия Бильбо не окончена, он все еще остается хоббитом, поэтому ему не дана способность предвидеть путь. Но в этом «запорожном» мире занавес судьбы приоткрывается для него и других героев в снах. Так, Бильбо сам начинает становиться бардом — проводником-песенником между мирами, посредником между двумя дорогами. (Кельтские барды часто пели, не осознавая, что они поют, но спетое автоматически становилось пророчеством, судьбой.) Бэггинс получает возможность вернуться домой только тогда, когда он открыл в себе то, чего он не знал, то есть понял себя. «Возможно, я начат доверять своей удаче больше, чем в прежние дни», — говорит хоббит. Он уже может предугадать ход ближайших событий, подтверждением чему служат слова Гэндатьфа: «В вас всегда найдется больше, чем можно ожидать» и «В вас есть что-то новое! Вы уже не тот хоббит, каким были раньше!». Наконец, Бильбо сам начинает писать стихи и песни и для многих является фольклорным героем — теперь он окончательно стал бардом.

Совмещение понимания судьбы как воли божьей, случая и собственной удачи возможно только при условии, что вмешательство сверхъестественного существа (у Толкина — Илюватара) единично. То есть единожды создав ватар и дав им основную музыкальную тему (предопределив судьбу), Эру больше не вмешивается в их жизнь. Соответственно сами они и их порождения, как эльфы, люди и т.п., получают право выбора своей судьбы. Величественная музыка, созданная хорами айнур и детей Илюватара, прозвучит, когда «настанет конец дней», но все герои вольны выбирать сами, с чем они придут к этому.

Таким образом, концепция судьбы в произведениях Дж.Р.Р. Толкина — это, прежде всего, личная судьба, которая объединяет несколько элементов. Она существует как бы в двух измерениях. С одной стороны, она фиксирована, так как предопреде­ление играет значительную роль. С другой стороны, личная судьба постоянно изменяется, ибо она зависит в такой же степени и от выбора, удачи и др. Герои порой не знают об этом переплетении. Но, покинув свой дом, взяв на себя миссии Взломщика, Кольценосца или Черного Господина, они не отступают от своего долга и вместе с этим познают себя и все многообразие понятия «судьба». Более того, добиваются чего-то только те, кто не сидит у себя дома или в крепости, а уходит на поиски.

Кажется, что всё происходящее — лишь хаотичный набор случайностей: герой поздоровался с каким-то стариком, любил пускать кольца дыма и т.д. В результате оставил прежний мир для себя и других где-то в прошлой эпохе.

Почему совершает эльф, гном, человек или хоббит некий поступок? Почему он не может оставаться на одном месте, а вынужден поступать, то есть «ступать», «идти»? Напрашивается вывод, что чего-то ему не хватает, что-то он ищет. Оказывается, никто и не скрывает того, что ищет: «Я желаю, чтобы по предложенной вам теме вы все вместе создали гармоничную великую музыку. И так как в вас горит зажженное мной вечное пламя, вы покажете свою силу, украсив эту тему каждый по своему разбиению и способностям. Я же буду смотреть, и слушать, и радоваться великой красоте, что пробудится в песне с вашей помощью», — говорит создатель Итюватар. То есть и Эру, которому принадлежат эти слова, и все остальные ищут красоту. А красота без гармонии невозможна. Последняя же достигается соединением крайностей, поэтому тема, данная Илюватаром изначально, должна быть дополнена музыкой Мелькора По этой же причине все, кто действует в мире Толкина, создают красоту, внося в ее гармонию «аккорды» прекрасного или безобразного. Часто подчёркивается, что тела, язык, руны, пища, одежда, жилища, изделия, обычаи гоблинов грубы, уродливы и даже ужасны. Но это ощущают те, кто знал другой мир, одевался в иную одежду, ел иную пищу и т.д. Следовательно, контраст необходим, чтобы гармония состоялась, и Бильбо (а затем Фродо) невозможен без Горлума. Момент двойничества связан с концепцией судьбы.

Что касается понимания судьбы древнескандинавскими народами и Толкиным, то нужно признать, что в основном оно сходно. Герои саг также делают выбор, придают огромное значение имени, полагаются наудачу. Однако в творчестве Толкина есть одна черта, которая отличает концепцию судьбы от скандинавских представлений об этом феномене. Если в сагах судьба в руках великих героев, то «герои» Толкина — низшие маленькие существа (в одном из переводов — «полурослики»), но именно им дано вершить судьбы мира. «Помощь зачастую может прийти из слабых рук, когда мудрые дрогнут». Это позволяет говорить о том, что будущее создается общими усилиями, независимо от значимости того, кто вносит лепту.

Л-ра: Вісник Донецького інституту соціальної освіти. Серія Філологія, Журналістика. – 2005. – Т.1 – № 1. – С. 69-74.

Биография

Произведения

Критика



Ключевые слова: Джон Рональд Руэл Толкин, John Ronald Reuel Tolkien, концепция судьбы, "Хоббит", фэнтези, критика на творчество Дж.Р.Р. Толкина, критика на произведения Дж.Р.Р. Толкина, скачать критику, скачать бесплатно, английская литература 20 в.