Культурные путешествия украинского Щедрика.

От архаики в Голливуд.Щедрик

От архаики в Голливуд. Культурные путешествия украинского «Щедрика»

Украинский «Щедрик» в последние десятилетия распространился в мире как одна из самых популярных новогодних мелодий под названием «Сarol of the bells» («Колядка колокольчиков»). В такой англоязычной версии наша песня конкурирует за звание главного (хотя неофициального), «планетарного» рождественского гимна с другими вездесущими «Колокольчики» - «Jingle Bells» (буквально «Перезвон колокольчиков»).

Достояние всего мира

Факт несомненного культурного завоевания с интересной «ребрендинговой» историей должен радовать патриотически настроенного украинского интеллигента. Однако не радует, поскольку мало кто из зарубежных сторонников «Щедрика», особенно за океаном, догадывается о его украинских корнях. Еще меньше людей, которые ежегодно, празднуя Рождество, погружаются в стихию «Щедрика», наслаждаются его звуковой стройностью и вдохновляются положительной интонационной энергетикой песни, слышали имя композитора Николая Леонтовича (1877-1921), автора той хоровой обработки, которая лежит в основе всех без исключения современных аранжировок песни - от эстрадных и джазовых до клубных и роковых (среди них композиции из репертуара Джессики Симпсон и группы Destiny's child). А уж про хорового дирижера и композитора Александра Кошица (1875-1944), благодаря которому «Щедрик» зазвучал в США и Канаде и превратился там чуть ли не в «американо-канадскую народную песню», не приходится и думать - его и сами украинцы едва ли помнят из-за коварной подачи советской историографии, которая решительно вычеркнула художника из национального музыкального контекста ХХ века как «эмигранта-предателя».

По словам современного украинского хорового дирижера Николая Гобдича, «Щедрик» Леонтовича стал достоянием всего мира. Поэтому в ожидании очередного чуда Рождества стоит вспомнить некоторые обстоятельства исторического бытования этой уникальной песни, определить отдельные штрихи ее культурно-музыкальной биографии.

Проследить хронологию возникновения «Щедрика» хотя бы в измерении веков сегодня невозможно - его источники прячутся в толщах загадочной и одновременно мощной, в художественном смысле, праукраинской архаики. На это указывают и содержание поэтического текста, и характер песенного мелодического рисунка, в частности присущая им обоим лаконичная, глубинная простота. Главное духовное послание текста свидетельствует об очень древних, дохристианских временах его появления:

«Щедрик, щедрик, щедрівочка,
прилетіла ластівочка,
стала собі щебетати,
господаря викликати…».

Культурный код «Щедрика» легко считывается и современным слушателем. Это и течение времени, и ритм сердца, и волны ветра, и метафорический «стук в дверь», что запускает в действие магический пульс обряда поздравления хозяина.

Триумфальное исполнение

В своё «звездное» время песня жила довольно скромной культурной жизнью, веками украшая быт украинских крестьян, - особое распространение «Щедрик» получил на Правобережье, в частности Подолье. В конце понадобился гений Леонтовича, чтобы предоставить архаическому напеву богатейшее современное звучание, осветить перед всем миром его мелодические чары, ритмическую мощь и универсальный внеисторичической художественный смысл. Произошло это, как ни странно, в годы Первой мировой войны. В 1914 году композитор, живший тогда в Тульчине Винницкой области, создал эту его лучшую хоровую обработку, а в 1916 в торжественный рождественский вечер 25 декабря она впервые прозвучала в стенах Киевского университета им. Святого Владимира в исполнении студенческого хора под руководством Кошица. С того триумфального исполнения, собственно, и началась недолгая прижизненная слава Леонтовича как одного из самых талантливых и национально выразительных украинских композиторов. Действительно недолгим был период его профессионального развития: в январе 1921 года, в послерождественские зимние дни, музыкант, которого советская власть подозревала в тайной националистической деятельности, трагически погиб - был расстрелян «уполномоченным» большевистским агентом. Согласно последним биографическими данными, за несколько дней до гибели Леонтович работал над очередной обработкой особой народной песни на тему смерти. Творческими «детьми» и «цветами», которые действительно обеспечили ему бессмертие, стали прекрасные хоровые работы. Кроме «Щедрика» это «Дударик», «Казака несут», «Пряхи», «Ой из-за горы каменной» и многие другие, в которых украинская народная песня в вооружении европейской классической полифонии поднимается до уровня совершенных композиторских шедевров хоровой музыки ХХ века.

Итак, несмотря на усилия большевизма искоренить из массовой памяти украинские имена тех, кто стоял на пути «советизации» Украины, с Леонтовичем этого не вышло. Правда, слава нового «Щедрика» намного превысила славу его автора. Уже в 1919 году произведение начало триумфальное шествие сначала Западной Европой, а затем и заокеанскими территориями. В результате в 1936-м появился английский текст «Щедрика», переименованного в «Колядки колокольчиков», - его создал Петр Вильховский, очевидно, такой же эмигрант с Востока, каким был для американцев и Кошиц.

Хор Кошица

Дирижеру Александру Кошицу принадлежит честь популяризации многих обработок Леонтовича вместе с «Щедриком». Еще во времена УНР он был назначен руководителем украинской республиканской хоровой капеллы, специально созданной для пропаганды национального музыкального искусства в мире. Судьбой коллектива занимался сам Симон Петлюра, по решению которого в 1919 году капелла выехала на очередные западноевропейские гастроли. После падения украинского национального правительства и прихода к власти большевиков Кошиц с частью хористов приняли решение остаться за границей. В 1922-м капелла во главе с дирижером перебралась в Америку, где в течение двух десятилетий с неизменным успехом выступала в США, Канаде, Мексике, Бразилии, на Кубе, основываясь прежде всего в Нью-Йорке и Виннипеге. Песенный репертуар хора Кошица приобрел без преувеличения всеамериканское распространение. Этому способствовали и художественный энтузиазм местной украинской диаспоры, и собственные песенные традиции молодой американской музыкальной культуры.

На холмах Голливуда

Прихотливая художественная фортуна придумала для «Щедрика» впечатляющий культурный маршрут: украинский сельский быт - европейская академическая музыкальная среда - американская песенная культура - джаз - Голливуд. Ведь именно в Голливуде с его неограниченными ресурсами медийного воздействия происходит окончательная шлифовка той или иной мелодии как мегапопулярной. Что, собственно, и произошло с «Щедриком» после выхода на экраны рекордной за прокатными сборами рождественской комедии Криса Коламбуса с участием юного Маколея Калкина «Один дома» (1990 год) и четырех сиквелов (последний, «Один дома-5», кстати, снят в этом году). Таким образом, в 90-х годах прошлого века украинский «Щедрик» поднялся на новую, самую высокую волну культурного бытования. При этом авторы упомянутых, и многочисленных последующих рождественских фильмов и спектаклей, эстрадно-оркестровых пьес, инструментальных фантазий, хоровых композиций и т.п. на тему «Щедрика» берут за основу своих музыкальных текстов не просто архаичную мелодию, а именно авторский материал хоровой обработки Леонтовича.

Англоязычная Википедия утверждает, что до 2004 года создано уже более 150 версий «Щедрика». В формальном смысле все эти новейшие аранжировки являются «обработками обработки», что в принципе дает право украицам заявлять о нарушении прав общенациональной интеллектуальной собственности. Однако вряд ли нам стоит прибегать к судебным претензиям - гораздо разумнее вовремя и громко напоминать миру о наших неопровержимых культурных наследиях и о самой Украине и ее художественной душе, в которой архаика прорастает в современность колоколами бессмертного «Щедрика».



Ключевые слова: Украинский «Щедрик»,Сarol of the bells,Колядка колокольчиков,Jingle Bells,Николая Леонтовича,композитор,Destiny

Читайте также