11-03-2014 ЛИТ. АРХИВ 6306

ГРИГОРИЙ СКОВОРОДА: ФИЛОСОФИЯ СЕРДЦА ПРОШЛОГО ДЛЯ БУДУЩЕГО

Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». Том 24 (65). 2012. № 4. С. 42–49.

УДК 14

ГРИГОРИЙ СКОВОРОДА: ФИЛОСОФИЯ СЕРДЦА ПРОШЛОГО ДЛЯ БУДУЩЕГО

Лебеденко А. А.

В статье изложены некоторые биографические сведения о Г.С.Сковороде, дан анализ его философского творчества в контексте мировой и отечественной философской мысли, раскрыты концептуальные основания философии сердца мыслителя.

Ключевые слова:философия сердца,Г.С.Сковорода,макрокосм,микрокосм

С именем Григория Саввича Сковороды (1722-1794), одного из предков Владимира Соловьева, связывают зарождение отечественной философии, которая выходит за рамки западноевропейской рационалистической традиции. Мыслитель своим безраздельным служением истине дал России XVIII века образец первого ученого-аскета, «умом чистым и духом несмущенным в сокровищах вечного» [9, с. 378], практиковавшего философию сердца. Современники сравнивали его с Сократом, который так же не разделял жизнь и философствование. И как с Сократа началась собственно философская рефлексия в античной культуре, так c Григория Сковороды началось философствование в собственном смысле в России. И тот, и другой былипервыми. В.Ф.Эрн в монографии «Сковорода. Жизнь и учение» (1912) отмечает: «Вся жизнь Сковороды есть огромный и глубоко интересный метафизический эксперимент» [26, с. 5]. Современный исследователь истории отечественной философии Л.Н.Столович отметил, что «Сковорода жил, как учил, и учил, как жил»[21, с.55].

С.А.Левицкий называет Сковороду «философски наиболее ценным мыслителем XVIII века» [10, с. 40], а В.В.Зеньковский – «первым философом на Руси в точном смысле слова»[6,с. 72].

М.И.Ковалинский, ближайший ученик и духовный друг философа, з авершая написанную для потомков биографию мыслителя «Жизнь Григория Сковороды», почтил память своего учителя следующими словами:

Ревнитель истины, духовный богочтец, И словом, и умом, и жизнию мудрец; Любитель простоты и от сует свободы,

Без лести друг прямой, доволен всем всегда, Достиг он верх наук, познавши дух природы, Достойный для сердец пример, Сковорода[9, с. 414].

Интересны параллели жизни Г.С.Сковороды и его ровесника М.В.Ломоносова – «основоположника светского философского образования в России» [15, с. 268], – имевших разницу в возрасте одиннадцать лет. С детства Григорий приметен был «охотою к наукам и твердостью духа», «склонностью к богочтению» и «дарованием к музыке» [9, с. 374]. Проявляя большую набожность, он пел в церковном хоре, а затем три года в придворной певческой капелле при дворе императрицы Елизаветы (Ломоносов тоже пел в церкви и юных лет имел дарования и природную тягу к наукам). В 1738 году шестнадцатилетний Сковорода проходил обучение в Киевской Духовной Академии, в которой ранее обучался и «студий» Михайло Ломоносов [8, с. 10]. Спустя годы, С.Г.Сковорода, подобно М.В.Ломоносову, изучал европейскую мысль в оригинале. Но, если Ломоносова интересовали науки естественные, то Сковороду – гуманитарные. Всей силой и разумением Ломоносов стремился вверх, жил и трудился ради славы Отечества, и слава сопровождала его путь. Сковорода уходил от славы, а она догоняла его. С одной стороны, говорили о его большой учености и прекрасном сердце, с другой стороны, что он еретик (не ест мяса, не пьет вина и спит не более четырех часов в сутки)[9, с. 397]. «Многие хулили, некоторые хвалили, но все хотели видеть его» [9, с. 402], – писал М.И.Ковалинский.

Сковорода был первым из философов России в XVIII веке, кто, превосходно владея латынью, греческим, древнееврейским и немецким, в течение пяти лет побывал в Польше, Венгрии, Австрии, Италии, немецких княжествах и, путешествуя по чужим странам, слушал лекции в нескольких университетах Европы [2, с. 732]. Он читал в оригинале Платона, Аристотеля, Демосфена, Вергилия, Горация, Цицерона; изучал философию нового времени– Декарта, Спинозу, Лейбница; постигал системы Коперника и Ньютона. Сковорода, как мыслитель-универсалист, пришел к убеждению о вечности и беспредельности градаций материи, о господстве в природе закономерных связей, причин и следствий. Позже он скажет о бессистемном образовании в России того времени: «Если наш век или страна имеет мудрых мужей гораздо менее, нежели в других веках или сторонах», то виною тому мы сами, так как «шатаемся по бесчисленным и разнородным книг стадам без меры, без разбора, без гавани» [20, с. 29].

Григорий Саввич Сковорода – «Сократ на Руси» [11, с. 217], великий философ, выдающийся поэт XVIII века, «гражданин всемирный»[9, с. 378] – всю жизнь странствовал, но не принимал подаяний, а сам раздавал богатства мысли и знаний. Т.Г.Шевченко в повести «Близнецы» уподобляет Сковороду кинику Диогену, но, если тот искал Человека во вне, среди окружающих, то Григорий Сковорода призывал людей: найдите Человека в себе! Значительный интерес к творчеству мыслителя проявил Лев Толстой, высоко оценивший нравственный уровень его произведений и составивший о философе краткую биографию[24, с. 37-40].

Мыслитель, ученый, поэт, музыкант и просветитель, Григорий Сковорода много претерпел от человеческого невежества, грубости, несправедливости, непонимания и наговоров, в том числе, от косных церковных владык. «Постянного места жительства он не имел, считал себя пришельцем на земле в полном смысле этого слова» [3, с. 382]. Сын казака, Сковорода был одним из самых образованных людейXVIII века в России. Он жил один, но никогда не тяготился одиночеством, потому что всегда пребывал в трудах: писал философские диалоги и трактаты, множество писем, сочинял стихи и музыку, играл на скрипке, флейте, бандуре, гуслях, учительствовал и был просветителем в самом высоком смысле.

Трудный путь, который прошел Г.Сковорода, не ожесточил его, а дал силы сказать: «Когда дух человека веселый, мысли спокойные, сердце мирное – то все светло, счастливо, блаженно. Это есть философия»[3, с. 382].

Любимым автором Г.С.Сковороды был греческий историк и моралист Плутарх. Из его произведений мыслителю особенно нравились «Моралии», и он осуществил перевод пяти из них: «О смерти», «О божием правосудии», «О хранении от долгов», «О вожделении богатства» и «О тишине сердца». Из названных переводов сохранился только последний, представляющий собой памятник русской культуры второй половиныXVIII века. Сковорода истолковал философские идеи Плутарха в соответствии со своим собственным учением, снабдил авторским предисловием и примечаниями, что и определило название работы «Толкование из Плутарха о тишине сердца». Здесь он оставил без ответа вопрос различий толкования сердца в стоицизме и христианстве, но в притче «Благодарный Еродий» (1787) уже нарисовал точный образ «благого сердца». «Благая природа и высшая красота есть благое сердце. Сердце благое есть то же, что приснотекущий источник, источающий чистые мысли» [19, с. 115].

В его учении существуют «три мира». Один огромный, бесконечный – макрокосм. Другой беспредельный, человеческий – микрокосм. И третий, символический – Библия. Символы Библии, писал Сковорода «открывают в нашем грубом практическом разуме второй разум, тонкий, созерцательный, окрыленный, глядящий чистым и светлым оком голубицы» [11, с. 219].

Чему учит Библия на пути символического и антропологического самопознания? «Она учит, как облагородствовать человеческое сердце» (9, с. 403), –отвечает Григорий Сковорода. Но первый шаг на этом пути – это понимание, что в каждом из нас два сердца– смертное и вечное, грубое и тонкое. Человек, проникающий в глубины этой дуальности и охваченный стремлением узреть в сердце истинную идею Бога, ощущает всю силу Божьего Слова. «Правду сказать, – говорит Г.С.Сковорода, – помню слово Иеремиино: «Глубоко сердце человека, паче всех, и человек есть, и кто познает его?»[18, с. 129].

В оставленных нам поучениях Григорий Саввич переводит учение сердца из Библии в контекст философской антропологии, раскрывает его содержательные компоненты в соответствии с основными принципами христианской философии. «Я научаюсь из Библии, что сердце человеческое не может быть без упражнения»[9, с. 408]. Сердце, в толковании Сковороды, – это не просто орган тела, а специфичное, невыразимое словами средоточие души или ядро человеческой натуры. Все имеет в сердце свою сущность; сердце– это бездна, которая все собою обнимает; сердце – это эссенция человека и зерно нашего естества, это сила, которой питает жизнь. Таким образом, мыслитель трактует сердце как самый глубокий духовный символ, занимающий центральное место в религиях и культурах всех народов. Внешнее в человеке, согласно Сковороде есть лишь маска, прикрывающая духовную сущность человека.

Философ следует принципу «видеть все вдвое», – видимое и невидимое, явное и сокровенное, – и учит отличать «тело земляное» от «тела духовного, тайного», и, соответственно принципу иерархического строения бытия, «если есть тело над твоим телом, тогда есть голова над головою и выше старого новое сердце» [18, с. 136]. Именно о «новом», «духовном» сердце говорит мыслитель. Оно есть глубинное, таинственное средоточие в человеке, где непостижимым образом представлено все, и даже «наши члены имеют в сердце свою сущность» [5, с. 81], писал Г.Сковорода.

Согласно учению мыслителя, духовная субстанция сердца является основой бытия и источником жизни, волевым центром всех творческих порывов личности. Но не только человек имеет духовное сердце, оно дано и человеческому роду. И даже природные вещи и процессы также имеют свои невидимые взору сердца. Исходя из этого, весь мир осмысливается философом как многогранная мозаика биения духовных сердец. В ней каждое сердце имеет свой ритм, движение, пространство и время, но при этом оно определенным образом связано со всеми сердцами сущего в единое всемирное сердце. Так цветок тянется от земли вверх – к свету солнца, обмениваясь при этом энергиями жизни и любовью со всем, что рядом с ним в пространстве. Он живет своей жизнью и в собственном времени, но оно скоординировано со временем множеств «вещей-существ-душ» (по выражению Флоренского), а также со Временем Мироздания. Позднее, продолжая эту линию Сковороды, в исповедальной прозе Павел Флоренский напишет о бесконечно сложном узоре мировой жизни и пульсации времен, которые он ребенком научился чувствовать и слышать в «ритмическом построении морского прибоя» [16, с. 51].

В противовес Просвещению и европейскому рационализму XVIII века Г.С.Сковорода выдвигает своеобразную метафизику человека, исходящую из библейской основы и платонизма, и свою философию сердца. Продолжая линию великих отцов христианства, он мечтает создать особую, общую и универсальную науку о сердце, которая должна повести людей к счастью и заложить основание как теоретической, так и практической философии. Наркисс, в представлении мыслителя, – это не самовлюбленный герой мифов; в процессе самопознания он преобразился в источник энергии и света, стал «орлиным птенцом орлиной матери фиваидской премудрости» [18, с. 123].

Г.С.Сковорода – глубокий исследователь природы человека, связанный с философской традицией античных мыслителей. И прежде всего у него присутствуют элементы платоновской антропологии – учения об «эротической» природе стремлений человека к истине и красоте. Почти тридцать лет ходил он в своей серой свите и всюду проповедовал: «Не любит сердце, не видя красоты!» [18, с. 122]. Но любовь будет свята, если сердце человека обрело в самом себе божественную красоту и истину.

Прикладное значение философии сердца Г.С.Сковороды состоитв поиске и нахождении оснований нравственного сознания для человека. Важнейшими элементами этики философа являются взаимосвязанные человеческие качества: самопознание и добродетель. «Познать себя самого, и сыскать себя самого, и найти человека– все сие одно значит» [18, с. 127]. Самопознание он призывает начинать с состояния неосуждения: «Не суди по лицу ничего, никого, ни себе» [22, с. 154]. Другими словами, о человеке и о себе необходимо делать выводы не по внешним признакам, а по внутренней сути – по сердцу, мыслям и делам. «Добры плоды», по словам Г.С.Сковороды, результат «благих дел». Корень «благим делам» находится в самой природе человека – в ее сердцевине, – и «природа благая есть всему начало, и без нея ничто не бысть»[22, с. 154]. Главное – исток всей жизни, – философ видит в человеческом сердце и мыслях, которые оно порождает. «Благая природа» – результат «благого сердца», «благое сердце» – результат «благих мыслей», «благие мысли – семя благих дел»; «все же прочее человеческое: чин, богатство,науки (…) вменяю во хвост, без коего голова и живет, и чтится, и веселится»[22, с. 154].

Этика Григория Сковороды зиждется на истине, правде и добродетели, т. к. они являются основой нравственного поведения человека, его духовных порывов и разумного человеческого общежития. «Хочешь ли быть царем? … Достань же себе свыше сердце царское... Дух правды, он-то есть сердце царево... Сей дух да царствует в тебе!»[22, с. 154].

Сковорода считает, что обладатель роскошных дворцов, дорогой одежды, золота и серебра – это ложный человек. Обращаясь к простому народу, философ призывает: «Сыне, храни сердце твое... Не взирай на то, что твое телишко есть убогая хижинка. В хижине той и под убогою тою одеждою найдешь царя твоего, отца твоего, дом твой, ковчег его и спасение твое. Не будь царем, а имей сердце царское, ибо правда– это царь без маски» [22, с. 154].

Смерть Григорий Сковорода принял мирно – в духе житий святых. Как описывает М.И.Ковалинский, вечером Сковорода работал в саду, потом сказал близким: «Завтра я умру». Пришел домой, лег и наутро спокойно отошел, завещав похоронить его на возвышенном месте около рощи и написать на могиле: «Мир ловил меня, но не поймал»[9, с. 412].

Заповедь ухода от мира и преодоления в себе всего мирского показывает, что понятие «мир» у Г.Сковороды наполнено содержанием православной аскетики, для которой «мир»– это совокупность страстей, а отказ от мира – начало умного делания. Делание – это деятельность, но деятельность в смысле очищения сердца, непрестанной сознательной работы над собой. «По словам святого Исаака Сирина, – пишет В.Н.Лосский в «Очерке мистического богословия восточной церкви», – сама жизнь ума является делом сердца, чистота сердца возвращает уму целостность созерцания. Следовательно, деятельная жизнь – делание – состоит в очищении сердца» [12, с. 153].

Г.С.Сковорода говорит о том, что для истинного познания необхдим душевный покой, закрывающий человека «от мятежа чувств, пререкания языков, световых мнений». Это утверждение опирается на учение святых отцов восточной церкви и их собственный жизненный опыт. Григорий Богослов разъяснял: «Для меня всего кажется лучше, как бы замкнув чувства, отрешившись от плоти и мира, без крайней нужды не касаясь человеческого, беседуя с самим собой и с Богом, жить превыше видимого»[17, с. 104]. Василий Великий считал, что с «возмущенным сердцем» никогда нельзя приступать к познанию, прежде следует «произвести совершенное безмолвие в сокровенной хранилище советов сердца» [17, с. 68].

О смысле человеческой жизни Григорий Сковорода писал:«Блажен тот, кто с колыбели посвятил себя Христу, взял иго благое и бремя легкое и привык к нему. Свята такая жизнь. Ни нищета, ни несчастия не будут тяжелы ему; ни огонь, ни меч не разлучит его со Христом. Христос, жизнь моя, умерший за меня! Уничтожь черствость моего сердца, зажги в нем Твой огонь, чтобы во мне умерли страсти и злые желания, и чтобы я жил для Тебя, Свет мой!»[24, с. 38]. В этих словах заключена высочайшая духовная заповедь философа, которая так далека от бездушного теоретизирования.

Творчество Г.С.Сковороды «пульсирует» духовным сердцем, как и учения древнегреческих философов. Неслучайно Григорий Саввич говорил о себе, что «восхотел быть Сократом на Руси» [20, с. 31]. И подобно великому мыслителю он нес на своих плечах тяготы земного мира. А.Ф.Лосев писал: «Это был истинный Сократ на русской почве, и не меньше, чем греческий Сократ, он видел свою жизненную задачу в духовном рождении человека, в посвящении его в философию. Основная идея философии Сковороды – антропологизм. Познание возможно только через человека. Человек – это микрокосм. Единственная истинная жизнь – человеческое сердце – есть инструмент этого познания» [11, с. 217]. Поэтому для Григория Сковороды процесс познания состоит в вечном поиске пути к истине, и этот путь проходит через веру «внутреннего ока», любовь «нетленного сердца», так как только оно способно воспринимать «нетварный свет» истины. Истина же приобщает нас к вечности. «Вечность едина, она есть беспечалие, постоянство, надежда. Положим сердца наши в силу ее» [9, с. 410]. В диалоге «Кольцо» автор заключает: «Что есть Вечность? То, что Истина. Что есть Истина? То, что пречистое, нетленное и Единое. То, что везде, всегда во всем есть» [18, с. 404].

Для нас наследие великого просветителя интересно как первый опыт этико-философского творчества и как первое обоснование философии сердца в русской мысли. Именно выдающийся Г.С.Сковорода, по мнению А.И.Абрамова, начал развивать столь близкую отечественной культуре тему «метафизики любви и философии сердца» [1, с. 6]. Многие его идеи и образы получили дальнейшую разработку в сочинениях таких отечественных мыслителей, как П.Д.Юркевич, Н.В.Гоголь, Вл.Соловьев, А.Белый, П.А.Флоренский, В.Ф.Эрн и других. Современники вспоминали, что Вл.Соловьев читал друзьям свои философские труды, сидя под портретом «духовного предка» [7, с. 89] – Григория Сковороды.

Философия сердца мыслителя-подвижника является вершиной его философского творчества, посвященному в целом человеку и его духовно-нравственному преобразованию. «Для Сковороды, – пишет В.Ф.Эрн, – ключ ко всем разгадкам жизни, как космической, так и божественной, есть человек, потому что все вопросы и все тайны мира сосредоточены в нем» [13, с. 53].

Концепция человека Григория Сковороды опирается на понятие «внутреннего человека», которое святоотеческая традиция определяют как единство сердца и ума, а также на понятие «сродства», которое позже получило развитие у славянофилов и характеризовало целостное отношение человека к миру. Обращение к внутреннему человеку выделяет особое исследовательское поле сознания, в котором всесторонне выясняются феномен человка эмпирического и сущность человека внутреннего, а принцип «познай самого себя» направляется на углубление внутрь, к центру личности и очищение сердца от мирского. Главная цель процесса самопознания – обретение божественной свободы в этой чистоте сердца.

Любой собеседник, по мнению Г.С.Сковороды, «есть сеятель» слов в сердцах человеческих, а возвышенный разговор есть способ такого сеяния – «будто взаимное сердец лобызание» [18, с. 413]. «Мощный символ семени присутствует практически во всех культурах. В христианстве он дается в притче о сеятеле, где «семя», по объяснению Спасителя, «есть слово»» [14, с.61], и Евангелие св. Иоанна говорит нам, что «все чрез Него начало быть» (1:3). В диссертационном исследовании «Онтологическое единство мира в философии Павла Флоренского» Н.И.Никитина пишет: «Неслучайно Павел Флоренский сопоставляет слово с семенем, словесность с полом, говорение с мужским, активным началом, слушание – с женским, пассивным; действие на личность – с процессом оплодотворения и т. д. В этих параллелях сразу узнается эротическая теория знания Сократа и Платона» [14, с.61], если вспомнить, то и «сама Академия была построена на началах гнозиса эротического», и, по утверждению Флоренского, «воистину и Платон видел в слове семенность» [25, с. 271-272]. Таким образом, «слово, как посредник между миром внутренним и миром внешним, т. е. будучи амфибией, живущею и там и тут»[25, с. 252], невидимо выстраивает нити связи между мирами и соединяет в себе не только энергию говорящего, но и всего народа целиком в пространстве и времени.

Движущую силу деятельности людей Г.С.Сковорода видел прежде всего в мысли– это она, «тайная в телесной нашей машине пружина, глава и начало всего движенияея» [22, с. 154]. Эта глубокая истина была известна мудрецам с древности, так на Востоке, в книге «Гуань-цзы», сказано: «Сердце сердца напоминает нам то, как мысль предшествует слову, за звуком следует явление» [4, с. 54]. Именно Сковорода первым в отечественной философии призвал к чистоте мысли (говоря современным языком к экологии мысли), ведь следствие ее – качество сердца. Человек есть то, о чем он думает. Высшее творчество слагают переливы сердца, считает философ. Он записывал жизнь сердца так, как она открывалась человеком и для человека в ее всеобщности, необходимости и свободе [13, с. 53]. Известны также его крылатые слова: «Без зерна орех ничто же есть, а без сердца – человек» [23, с. 452].

Для мыслителя Сковороды, опиравшегося на православную традицию, истина познаваема благодаря тому, что Бог открывает себя миру, сообщает о себе через божественные энергии или «лучи Божества», пронизывающие мир и данные в мистическом опыте, как «свет, во тьме стихий светящийся»[17, с. 312]. Слова «Бога называют светом не по его существу, но по Его энергии», высказанные Григорием Паламой еще вXIV веке в споре о реальности Фаворского света [12, с. 164] выражают онтологическую позицию философа. Принимая во внимание православное учение о Фаворском свете и сердце, какоргане Его воспринимающем, Григорий Сковорода настойчив в требовании очистить «плотское каменное сердце» и обрести «внутреннее истинное око» для восприятия истины. Но как платоник и христианин он понимает, что невозможно достичь истины без любви. «Вся десятословия сила вмещается в одном имени– любовь. Она есть вечный союз между Богом и человеком. Она огонь есть невидимый, которым сердце распаляется к божиему слову или воле, а посему и сама она есть Бог»[18, с. 120].

В истории отечественной философии Г.С.Сковорода сыграл значительную роль как один из ее основателей и утвердился как самобытный первопроходец от христианского учения о сердце к философии сердца. Учение Сковороды не было еще наукой в традиционном понимании – это было нравственное просвещение народа, нуждавшегося в истине. Григорий Сковорода – один из тех простых людей, кто вобрал в себя таланты родной земли, и чья судьба во многом схожа с судьбой М.В.Ломоносова, выросшего из отго же корня простолюдина. Странствующий философ Сковорода стал предтечей университетской науки в России, которую начал строить великий ученый Ломоносов.

Список литературы

  1. Абрамов А.И. Памфил Данилович Юркевич / А.И. Абрамов // Юркевич П.Д. Философские произведения. – М., 1990. – 672 с.
  2. Вышеславцев Б. П. Вечное в русской философии / Б.П. Вышеславцев // Философы России XIX-XX столетий. Биографии. Идеи. Труды. – М., 1995. – 752.

3. Воецкая Т. В. Курс философии / Т. В. Воецкая, А. А Чунаев. – Одесса. : ОКФА, 1999. – 616 с.

4. Древнекитайская философия. Собрание текстов. В 2 т. – М. : Мысль, 1973. Т. 2. – 1973. – 333 с.

5. Зеньковский В.В. История русской философии. Ростов–на–Дону, 1999.

6. Зеньковский В. В. История русской философии. В 2 т. / В. В. Зеньковский. – Ростов на Дону : Феникс,1999. Т. 1. Ч. 1. – 1999. – 268 с.

7. История русской философии: учебник для вузов / Под ред. М. А. Маслина. – М. : Республика,2001. – 639 с.

8. Коваленко В.В. Время Григория Сковороды / В.В. Коваленко // Материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 280-летию со дня рождения Г.С.Сковороды. – Севастополь, 2003. – с. 5.

9. Ковалинский М.И. Жизнь Григория Сковороды / М.И. Ковалинский // Сковорода Г.С. Сочинения в двух томах. – М., 1973. Т.2. – 1973. – с. 373-414.

10. Левицкий С. А. Очерки по истории русской философии / С. А. Левицкий. – М. : Канон, 1996. – 496 с. – (История философии в памятниках).

11. Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура / А. Ф. Лосев. – М. : Политиздат, 1991. – 525 с. – (Мыслители ХХ века).

12. Лосский В. Н. Очерк мистического богословия восточной церкви / В. Н. Лосский. – М. : Центр «СЭИ», 1991. – 288 с.

13. Материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 280-летию со дня рождения Сковороды Г. С. (Севастополь,10 декабря 2002 г.) / М-во образования и науки Украины. – Севастополь : Издательская фирма «КМАТМН», 2003. – 74 с.

14. Никитина Н. И. Онтологическое единство мира в философии Павла Флоренского: дис. … кандидата философ. наук. : 09.00.04 / Никитина Наталья Ивановна. – М., 1999. – 110 с.

15. Русская философия: Словарь / Под общ. ред. Маслина М. [сост. Апрышко А. А.]. – М. : ТЕРРА; Книжный клуб; Республика, 1999. – 656 с.

16. Священник Павел Флоренский. Детям моим. Воспоминанья прошлых дней / Священник Павел Флоренский. – М.,1992.

17. Сковорода Г. С. Собрание сочинений / Г. С. Сковорода. – Спб. : Изд-во Вольфа,1912.

18. Сковорода Г. Сочинения в 2 т. / [сост. Иваньо И. В., Кашуба М. В.; ред. Шинкарук В. И.]. – М. : Мысль, 1973. – (АН СССР. Институт философии. «Философское наследие»). Т. 1. – 1973. – 511 с.

19. Сковорода Г. Сочинения в 2 т. / [сост. Иваньо И. В., Кашуба М. В.; ред. Ш инкарук В. И.]. – М. : Мысль, 1973. – (АН СССР. Институт философии. «Философское наследие»). Т. 2. – 1973. – 486 с.

20. Соловейчик С. Л. Час ученичества / С. Л. Соловейчик. – М. : Дет. лит, 1972. – 256 с. – (Жизнь замечательных учителей).

21. Столович Л. Н. История русской философии. Очерки / Л. Н. Столович. – М. : Республика, 2005. – 495 с.

22. Табачников И. А. Григорий Сковорода / И. А. Табачников. – М. : Мысль, 1972. – 207 с. – (Мыслители прошлого).

23. Таранов П. С. 120 философов: Жизнь. Судьба. Учение. Мысли : Универсальный аналитический справочник по истории философии. В 2 т. / П. С. Таранов. – Симферополь. : Реноме,2002. Т. 2.

– 2002. – 704 с.

24. Толстой Л. Н. Г. С. Сковорода / Л. Н. Толстой // Толстовский листок. – 1994. – № 4. – С. 37-40.

25. Флоренский П. А. Сочинения в 4 т. / П. А. Флоренский. – М. : Касталь,1996.Т. 2. – 1996. – 448 с.

26. Эрн В. Борьба за Логос. Г. Сковорода. Жизнь и учение / В. Эрн. – Минск : Харвест, М. : АСТ, 2000. – 592 с. – (Классическая философская мысль).

Лебеденко А. А. Філософія серця минулого для майбутнього // Вчені записки Таврійськогонаціонального університету ім. В. І. Вернадського. Серія: Філософія. Культурологія. Політологія. Соціологія. – 2012. – Т. 24 (65). – № 4. – С. 42-49.

У статті викладені деякі біографічні біографічні дані Г.С.Сковороди , дано аналіз його філософської творчості в контексті світової й вітчизняної філософської думки, розкриті концептуальні підстави філософії серця мислителя.

Ключові слова:філософія серця,Г.С.Сковорода, макрокосм, мікрокосм

Lebedenko A. Grigory Scovoroda: philosophy of heart of the past for the future // Scientific Notes of

Taurida National V.І. Vernadsky University. Series: Philosophy. Culturology. Political sciences. Sociology. – 2012. – Vol. 24 (65). – № 4. – P. 42-49.

The article presents some biographical information about Grigory Scovoroda, analyzes his philosophical works in the context of national and world philosophical thought, reveals conceptual foundations of the thinker’s philosophy of heart.

Key words: philosophy of heart, Grigory Scovoroda, macrocosm, microcosm

Статья поступила в редакцию 18.09.2012




Ключевые слова: ГРИГОРИЙ СКОВОРОДА,философия сердца, Г.С. Сковорода, макрокосм, микрокосм,критика,статьи про писателя,творчество,биография,данные,рецензии

Читайте также