Михаил Чехов. Беседа с артистами голливудского Лабораторного театра актеров

М.А. Чехов Беседа с артистами голливудского «Лабораторного театра актеров («Actor’s Lab») во время репетиции комедии Н.В. Гоголя «Ревизор». Выдержки из стенограмм. Перевод с английского. 1946 г.

Позвольте мне сказать вам несколько общих слов касательно нашей работы: я буду очень счастлив, если вы будете считать весь метод как нечто органически живущее  в душе каждого из вас, а не как некий новый чужой метод, придуманный мной. В нем нет ничего такого, чего каждый из вас не имел бы уже.  Я только попытался проанализировать все это и систематически координировать.  Таким образом, проходя через мою профессиональную жизнь, беря некие вещи у Шаляпина, у Станиславского, у Московского Художественного Театра, у каждого актера вообще и у себя самого, я попытался найти самый легкий и здоровый путь к творческому состоянию актера, к вдохновению. Все предлагаемые мной законы творчества присущи всем нам, и если вы поверите и поймете, это вам будет легче усвоить «МЕТОД» предлагаемый мной.

Ощущение целого или чувство целого

Третье качество, которое каждое произведение искусства должно иметь – это чувство целого. Каждый большой артист вообще и актер в частности имеет это чувство. Это значит, что чтобы актер не делал, он может как бы оглядываться и в то же время глядеть вперед. Это своего рода предвидение. Например, когда вы появляетесь в первый раз в первом акте, вы уже должны как бы предвидеть ваше последнее появление в последнем актер. Это своего рода приятное предчувствие судьбы изображаемого вами характера. Предположим я играю Короля Лира: Он появляется в первый раз на сцене как величественная фигура среди всех других подавляемых характеров. Если я имею чувство целого, тогда его первое появление будет иметь также чувство, или вернее предчувствие, Короля Лира, почти слепого, в отрепьях, как нищего, умирающего в пустыне. Таким образом вы охватываете всю судьбу характера в одном его появлении. Теперь предположим, вы продолжаете играть второй акт, третий и т.д. все время сохраняя чувство связи вашего характера с началом и концом. «Я был величественным Королем, несравненной фигурой, легендой, а вот я борюсь с моими дочерьми, борюсь против всех, против всего, против бури …..» А вот я теряю рассудок, но как величественен я был в начале «…..» Я был Королем всех Королей, а теперь я растерзан, в отрепьях, оборванец плачущий в бороду, и я не вижу и не понимаю, кто обращается ко мне …» Как прекрасен я был в первом акте в моем диалоге с Глостером, а вот теперь я умираю… умираю, а все таки осознаю себя в замке ….» Все это происходит в нашем сверх-сознании в продолжении всего спектакля – переходы и превращения. Итак начало и конец как бы всегда присутствуют.

Даже в данную  стадию наших репетиций мы можем таким образом пронестись в воображении через наши роли. Например, я – Хлестаков – несчастный, глупый, не растущий, стремящийся к чему-то… «О, вот я  - генерал --- во дворец и обратно ----- Фельдмаршал ---- Деньги, деньги, деньги --- Я люблю вас, люблю вас------ Прощайте….»

Это чувство целого, которое так сильно на сцене, выражается через излучение и при помощи других средств. Шаляпин нашел слова, чтобы выразить это. Он сказал, что существуют ноты, которые каждый может прочесть, но только артист может прочесть то, что между нотами находится. Как артисты мы рождены с этой способностью донести до зрителей этот самый сильный психологический эффект, то, что не видно и не слышно. Шаляпин всегда имел это чувство целого. Когда он появлялся как Дон-Кихот верхом  в первый раз, публика сейчас же начинала плакать. Он только появлялся на сцене, а мы начинали плакать, ибо было что-то  в нем, вокруг него, что выражало сразу всю историю, всю трагедию Дон-Кихота.

Эдуард Бромберг (Осип): Имеет ли это отношение к чувству которое вас охватывает, когда мы читаем такой роман как «Война и Мир» и когда мы подходим к концу, вся жизнь этих людей какими они были в начале, вспыхивает в нашем сознании?

Чехов: Определенно. когда вам кажется что прошло известное время – это чувство целого. Наше дело – развить сознательно это чувство, чтобы оно всегда присутствовало в нашей работе. Мне кажется, что мы можем описать чувство целого, как чувство единого, единство, целостность, полнота, интеграция – нечто , заключенное в рамке, имеющее начало и конец.

Есть упражнения для развития этой способности: вы можете вспомнить вашу частную жизнь, ибо в каждой жизни есть периоды, которые вы можете взять как куски пьесы (я пользуюсь термином Станиславского). Я был в школе, был влюблен в семерых девочек, не имел успеха, все говорили, какой у меня ужасный нос…» это один кусок, или период. Потом следует другой кусок, попробуйте таким образом вообразить каждый из этих кусков, как целое, единое.»  Затем я был мальчиком с ломающимся голосом, я думал, что я величествен и могу покорить весь мир, я был неловок, и ноги мои были неуклюжие»  - это второй период. Затем третий кусок и т.д. Каждый из вас в своей личной жизни найдет такие куски, которые появятся в вашем воображении как маленькие целые элементы и такое упражнение поможет вам развить тот психологический мускул, который мы называем чувством целого.

Богатый материал вы найдете в биографиях великих личностей, и читая эти биографии несколько раз, воображая эти периоды и куски в их жизни, вы увидите странное явление: как художники, вы поймете, что в жизни этих личностей есть какая-то неизбежность. Возьмите жизнь Толстого например: прочитав его биографию много раз, не сухо, а два волю вашему воображению вы почувствуете, что Толстой не мог умереть иначе, чем он действительно умер. Жизнь Бетховена – другой ясный пример. Для трагедии его жизни это было художественно так правильно, что он оглох. Без этой трагической глухоты, это был бы не Бетховен. Всегда ищите начало и конец в этих биографиях, и тогда вы увидите, как они логически связаны друг с другом.

Для упражнения вы можете начать с простых движений – поднимите например руку. Выполнив это движение, переживайте начало и конец  этого действия. «Моя рука опущена, вон она сбоку, но через момент она будет над моей головой --- вот она двигается удаляясь от моего бока, и вот она наравне с моей головой, но я осознаю, что в начале она была внизу сбоку.» Так проделав некоторое время эти упражнения и переживая прелесть каждого маленького целого, вы можете разработать, усложнить ваши упражнения, выполняя определенные мизансцены. Вы должны делать эти упражнения в связи с мизансценами, которые я вам для «Ревизора». Впоследствии это станет инстинктом, как бы новой умственной способностью



Ключевые слова: чехов,михаил чехов,беседа с артистами

Читайте также