129
проект Тіло-механізм Микити Кравцова в Я Галереї

проект Тіло-механізм Микити Кравцова в Я Галереї

Ср, 07 марта 2012
Киев, Украина
вул. Волоська, 55 [на карте]

8 лютого о 19.00 в арт-центрі Павла Гудімова Я Галерея відкривається проект Микити Кравцова "Тіло-Механізм" - дослідження тілесності в контексті сучасної культури. Виставка складається з трьох блоків. Цикл "Венери" розповідає про стирання будь-якої індивідуальності в намаганні бути "кимось" та тілесне страждання, пов'язане с цим процесом. "Полювання на оленя" розглядає ту саму проблему, але - з точки зору впливу зовнішіх сил на людину. В циклі "Складність відносин" робота над проблемою завершується, й ставиться питання про можливість адекватної комунікації після пройденого.  


Олександр Ляпін про проект:

 Первое впечатление - художник орудовал не кистью и мастихином, а лопатой и киркой. Он добывал не образы и обобщения, а следы преступлений прошлого и будущего. Из глинистых слоев выпадали останки богов и богинь. Они распадались, расползались на плоскости, как куски мокрого батона, и тускнели на глазах.

В этих телах еще живет страх и боль. Он сочится желтым, провоцирует рвотные реакции. Кравцов - криминалист. Он исследует страдания тела. Путь смерти по телу. Он ищет, откуда вырывалась душа. И вырвалась ли она. Может, мертвые тела живы и сейчас?..
Возможно, тело существует не только как тело, а как диковинная субстанция, имеющая прототипов в контактном листе друзей на «Фейсбуке» или «Вконтакте». Вы всех пользователей из своего контакт-листа встречали вживую? Жизнь без тела - ничто, и почему бы им не обладать такими телами?
В подобной плоти особенный кайф. Смерть породила в ней бесконечное множество новых существований. Может, тело разъела мистическая кислота, подарив ему полет в стратосферу, а потом - вниз. Так, что оно, обгорев, смешалось с грязью: они все стали жертвой безумных бегов на приз вечности. И это была шутка. До финиша не добежал никто. Все скончались. Как сказал бы Омар Хайам:

Лепящий черепа таинственный гончар
Особый проявил к сему искусству дар:
На скатерть бытия он опрокинул чашу
И в ней пылающий зажег страстей пожар.
                                                    
Тело материально и несет в себе определенное строение: его материальность проявляется в той энергетике, которая его формирует. Неужели та частичка тела, которая вложена в холст, давно угасла? Есть множество цветов между чёрным и белым, и тела, откопанные Кравцовым, разместились именно в этом грязно-серо-коричнево-желтом и неназываемом разрыве. 
Зритель, прижмись своей теплой, влажной с мороза щекой к телу, распластанному на полотне, потрись о шершавый живот палеолитической Венеры, услышь древние заклинания, которые слышны из будущего. Полюбуйся красотой тел, ставших единым целым с землей. Тот же Омар Хайям:

Будь ты богат иль беден,
Будь ты властитель стран безжалостный, скупой,
Ты сдохнешь все равно, и гниль твоя достанется червям,
И радует лишь то, что черви тоже сдохнут.

Бежит благородный израненный олень, символ восходящего солнца, недосягаемой мечты. Он убегает от живых трупов, обладающих элитарным художественным вкусом, отчаявшихся жить, распадающихся на части, так и не достигших ничего. Олень убегает, роняя кровь. Трупы неудачников мечтателей превращаются в пыль, разорванное пространство их поглощает и аппетитно пожирает. Тьма застилает глаза. Надо ложиться спать на кушетку у картины и видеть тяжелые вещие сны. Эта проповедь бесконечного бесполезного в красках и холстах начинает понемногу убивать. Кравцов что-то знает точно, но не решается это написать в трех словах на стене зала.

Сон на скамейке в Я Галерея перед картинами Никиты Кравцова:
«Я крашу одно тело в зеленый цвет, а другое - в синий. Они странно совокупляются через пульсирующий шланг длинной около 80 метров, 63 сантиметров и 3,5 миллиметров. И мне нужно быстро докрасить их, потому что леса начинают снимать, а я один с кисточкой на высоте 600 метров... Внизу бесконечный поток бегущих моралов. В траве лежало расчлененное тело, но его не заметили и скурили, съели, выпили... Тела молча обступали нас, а их гниющие части светились. Была ночь, но глаза слепли от яркого света. Нет голов, конечностей. Только животы. Живот - это то, что погибает в последнюю очередь. Потому что он самый большой». Открывая глаза, видишь два мужских торса с огромным членом, угрожают твоей жизни просто так. Потому что пришло время. Бывают такие моменты в жизни, когда с огромной силой ощущаешь, что ты спишь, что тебя нет, а есть только гонки на перегонки со смертью. Гонки сделали свое дело, я очередной раз умираю во сне.

Кравцов рассказал нам еще раз, что как бы мы не гнали, проигрыш неизбежен...

Живописец интерпретирует миф, смешивая его с криминалистикой, и дает еще одну трактовку безжалостного времени. Время - конечно же, смерть. Тело - это часовой механизм, который невозможно подправить и заставить идти в обратном направлении. Каждую частичку времени в теле что-то умирает. Кравцов жестко выписывает это что-то. Он как катком давит своих страшных героев, превращает в плоские аппликации. Если уже и говорить о смысле, то только посредством конструирования творений смерти.
Смерть прожорлива. Ее аппетит и кулинарные пристрастия прописаны художником жестко и точно. Женщины для смерти предпочтительнее. Кравцов преподносит их как на блюде, эстетски обыграв телеса, утрировав объемы и снабдив динамикой. Смерть особо сочно вгрызается в этот окаменевший сок, обдавая яростью сексуального маньяка. Мужчин смерть только надкусила, обсосала и выбросила. Их тела как паруса на «Летучем голландце» в тихую погоду.
Гонка со смертью лишила тела сексуальности. Тело больше не насыщено эротикой. Тело превратилось в газон для того, чтобы посеять в нем семена морковки... Мы видим продукты агрессии, результаты убийства, следы гонки со смертью. Тела - колея, оставленная телегой смерти. 
Тело - это секунды счастья, проводимые вместе, но потом это все переходит в привычку. Не переживайте про тело. Само придет.

Київ, вул. Волоська, 55/57,

тел. /044/ 537 33 51,

Галерея працює пн-сб з 10:00 до 20:00



© md-eksperiment.org

Опубликовано: 02 февраля 2012