03-09-2014 Всё о кино 1128

Рецензия на фильм Теорема Зеро

Рецензия на фильм Теорема Зеро

Не так давно на экраны вышел фильм "Теорема Зеро" - фантастика отца-основателя британской сюрреалистической комедии Терри Гиллиама.

Фильм удивляет своей прямолинейностью, простотой и наивностью, что не свойственно режиссеру, однако от этого хуже он не становится.

Действие ленты происходит в мире, который напоминает мир оруэлловского романа "1984". Это Лондон будущего.

Главный герой (Кристоф Вальц) ведет аскетичный образ жизни, живет в заброшенной церкви, где у распятого Христа вместо головы камера видеонаблюдения, в купели для святой воды расположена грязная посуда, да и общий вид разбитой церкви приводит в уныние.

Здесь Коэн Лет (читай Экклезиаст), именно так зовут героя, скрывается от окружающего мира. Мира, где навязчивые голоса в буквальном смысле преследует его по пятам, а пестрящая наружная реклама ослепляет из любого уголка.

Работа у Лета заключается в поиске сущностей. По сути - многочасовое сидение с приставкой у монитора. Основная задача перемещать 3D кубики и доказать невозможное, что ноль равняется 100 процентам. Понятия всё и ничего тождественны. Работа скучная и казалось бы бесполезная. Доказать конечность всего и вся. Кому? Для чего? Неизвестно. Гиллиам утверждает: искать смысл жизни-дело абсурдное.

Однако Коэн с усердием выполняет ее и все свое свободное время проводит дома у телефона, где по его убеждению загадочный абонент позвонит ему и объяснит смысл жизни.

Фильм является заключительной частью трилогии, начатой в 1985 фильмом "Бразилия" и той, что нашла продолжение в 1995 в фильме "12 обезьян". И при просмотре Теоремы волей-неволей сравниваешь его с первой частью трилогии. С поправкой на то, что тиранящая система представлена теперь в виде рекламных корпораций, а не госучереждений. Да и остров Бразил, который в ирландской мифологии считался раем, представлен в Теореме Зеро в виде виртуального острова из эротической игры. Но только здесь Коэн может вернуть утраченные чувства, вспомнить о любви, ответственности, привязанности и прочих общечеловеческих ценностях.

В остальном сравнивая: герой, как и раньше, мелкий служащий, винтик системы, который приняв правила игры, исправно работает на нее.

Сам режиссер, сравнивая Бразилию с Теоремой говорил, что снимая Бразилию он описывал прошлое, а при работе над последней картиной, показывал настоящее.

Настоящее, как мы можем в этом убедиться, достаточно жестокое. Коэн живет между черной дырой из своих сновидений и искусственным раем из эротической игры.

И, глядя на этот киберреалистичный мир, зритель находится перед выбором: или абсолютный ноль, или маловероятный звонок от Бога. Но ирония заключается в том что, несмотря на утверждения режиссера, будто фильм направлен как против христианства, так и против иудаизма, зритель выбирает всё же звонок.


Читайте также