17-10-2014 Театр 2245

Яранский народный драматический театр представляет уникальный культурный феномен

Яранский народный драматический театр представляет уникальный культурный феномен

Театр в Яранске любили всегда. Правда, были периоды забвения, что прослеживается не раз на протяжении длительного времени его существования.

Интересная наблюдается закономерность: в периоды некоторого подъема в политическом, социально-экономическом положении страны тут же появляется новый импульс для развития театрального искусства и культуры в целом. То есть судьба театра тесно связана с судьбою России, она является как бы зеркалом, в котором находят отражение все коллизии той или иной эпохи. Нравственные ценности и ориентиры, порой идеологического характера, которые занимают главенствующие роли в обществе, звучат с театральных подмостков, наполняют содержание пьес отечественной драматургии, учат и воспитывают.

Известно, что появление провинциальных театров можно отнести к первой половине восемнадцатого века. Но особенно активизируется театральная жизнь в провинции с конца семидесятых годов, когда по окончании крестьянской войны правительство начало осуществлять ряд мер, которые должны были способствовать укреплению дворянской государственности и дворянской культуры в провинции. В 1777 году учреждены театры в Калуге и Туле. В 1781 году создается любительский театр при Харьковском наместничестве. В 1787 году начинает свою деятельность губернский театр в Воронеже. Труппа крепостных актеров князя Шаховского с 1798 года стала давать публичные представления в Нижнем Новгороде. Вскоре каждый губернский город России имел свой профессиональный или полупрофессиональный театр. В уездных городах возникали в основном любительские театры, развивавшиеся в дворянской и в буржуазно-разночинской среде.

Таким образом, на грани XIX и XX веков русская провинция имела широко разветвленную сеть театров, находившихся как в губернских, так и в уездных городах.

Чем же было обусловлено становление театра в небольшом уездном Яранске?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть социально-экономическое положение города на стыке XIX и XX столетий. Важно отметить, что, несмотря на свою провинциальность, Яранск все же являлся процветающим городом с богатейшими культурными традициями. Известно, что уже в 1865 году среди интеллигенции города были популярны литературные вечера.

Развитие капитализма обусловило появление в городе ряда предприятий, профиль которых отражал сельскохозяйственный характер Яранского уезда. Появляются винокуренный завод, винные склады, серповая, спичечная фабрики, ряд кустарных мастерских. Значительно оживляется торговля. Стремительно растет население города. В эти же годы открываются средние учебные заведения: в 1868 году — женская гимназия, а в 1909-ом — мужская. В 1889 году организована городская публичная библиотека, разместившаяся в здании Городской управы на Соборной площади.

Благодаря расширявшемуся производству и торговле экономическое положение Яранского уезда всё более улучшалось. Чем же был заполнен досуг горожан? Летом молодежь любила бывать в городском саду, а зимой прогуливалась по Успенской улице или посещала каток, который устраивался на реке Ярань. На Масленицу проходило катание на разряженных лошадях по улицам города. Взрослое население проводило вечера за картами в коммерческих клубах. Именно в это время жизнь изредка оживлялась постановкой театральных пьес местными любителями. Из интеллигенции города выделялись люди с актерскими дарованиями: учитель Ефимов Н.А., адвокат Бетехтин А.П., некто Соломин и другие. Своего здания для постановок, то есть для театра, в городе не было, поэтому ставились пьесы на предприятиях, во дворах домоуправлений, в гимназиях.

До 1902 года постановки осуществлялись редко, репертуар составляли легкие пьесы, преимущественно водевили: «Дядюшкина квартира», «Мамаево побоище», «Теща в дом — все вверх дном». В актерскую труппу, состав которой не был многочисленным, входили Никоновы, Еремеевы — учителя городского ремесленного училища, Беляева А.Я., Попова Е.В., Петелина А.К., Вифанская Л.М. и другие.

В 1902 году в Яранск прибыл чиновник Ионов С.Ф., бывший профессиональный режиссер и актер, с женой Барнес М.Ф., профессиональной актрисой. Они организовали труппу, в которую вошли молодежь города и адвокат Бетехтин. Ионов занялся подготовкой сложных пьес: «Дети Ванюшина», «Ревизор», «Без вины виноватые», «Лес». В 1907 году, будучи в преклонном возрасте, Ионов умирает. Спектакли с этого времени ставятся под руководством Бетехтина А.П.


В 1908 году Бетехтин уезжает в Петербург и обучается там на драматических курсах. Но и после его отъезда театральная жизнь в городе не затухает. Так при водочном заводе, силами служащих, в 1909 году осуществилась постановка пьесы Островского «На бойком месте». В 1913 году учащиеся женской и мужской гимназий под руководством Пинегина поставили отдельные сцены из оперы Глинки «Жизнь за царя». Об исполнительском мастерстве самодеятельных актеров мне ничего неизвестно, так как не сохранилось ни одной газетной статьи или рецензии на эту постановку. Традиционными стали и студенческие спектакли. Яранское землячество представило спектакль «Дни нашей жизни» по пьесе Л. Андреева и оперетту «Иванов Павел».

В последующие годы наблюдается некое затишье в театральной жизни. Развитие капитализма активизировало рабочее движение. Была организована Российская социал-демократическая партия. Приходит в движение и масса крестьянства. Надвигается вторая русская революция 1917 года, которая при всех ее невзгодах дает прекрасный стимул для развития народного творчества, в частности — театра.

Рабоче-крестьянское государство считало театр важным средством воспитания народа. Партия большевиков видела в театре проводника своего влияния на массы. Строительство новой культуры становилось общегосударственным делом.

С новым жизненным содержанием в искусство вторгались новые творческие идеи, новые организационные формы. Новое приходило в театр разными путями и в неодинаковые сроки. Было бы отступлением от исторической правды представлять дело так, будто все до одного театры, все до единого театральные деятели приняли революцию восторженно, вмиг поняли ее средства борьбы, разом отдали ей свой талант, свой творческий энтузиазм. В подтверждение этим словам хочется привести здесь статью из уездной газеты «Крестьянин-коммунист» от 25 мая 1918 года. Вот ее содержание:

«4 мая должен быть поставлен спектакль Корляковской драматичес кой секции. Большая часть билетов была распродана, но спектакль не состоялся. Товарищ Помосова не желает играть потому, что ей не нравится пьеса. Нужно давно обратить серьезное внимание на таких культурных работников и без жалости выбрасывать их из своих рядов. В этот переживаемый момент капризы можно было бы оставить и постараться превратить театр в средство и оружие борьбы трудящихся с их угнетателями. Не доросли до этого понимания такие, как тов. Помосова, или, вернее, не хотят понять».

1918—1921 годы охарактеризованы подъемом культуры в Яранске. Несмотря на тяжелые материальные условия жизни того времени, в обстановке гражданской войны, культурная жизнь в городе кипела. Этому в некоторой степени способствовали временные переселенцы — творческие работники — из центра страны, где недостаток продовольствия была особенно выражен, в сельскохозяйственные районы, к которым принадлежал и Яранский уезд.

Большой след оставило в Яранске четырехмесячное пребывание в 1919 году Вятского педагогического института, эвакуированного из Вятки в связи с приближением восточного фронта. Запомнились горожанам выступления большого студенческого хора с революционными песнями. Студентами института проводились и массовые митинги в городе и уезде.

Уже в 1920 году в Яранске организуется музыкальная школа, руководимая большим любителем музыки Александром Васильевичем Ройтманом. В 1921 году отделом народного образования было издано 42-х страничное «Краткое пособие к изучению элементарной теории музыки», составленное преподавателем музыкальной школы Надеждой Петровной Дмитриевой, где даётся пояснение итальянским терминам, применяемым в музыке.

В 1921 году музыкальными силами, группировавшимися вокруг музыкальной школы, были поставлены и прошли с большим успехом отдельные акты из оперы Ш.Гуно «Фауст». Основными исполнителями партий были педагоги музыкальной школы, а осуществил постановку И.Ф. Кузнецов, который по основной специальности был инженером. Большой зал Народного дома, где шла постановка, оказался переполнен, успех был так велик, что постановка повторялась 11 раз.

Участники постановки «Фауст»
Участники постановки «Фауст».

Стремительно развивалось и театральное искусство. Отделом народного образования в 1919 году создана профессиональная драматическая труппа во главе с товарищем Кель. Театр был открыт в помещении нынешнего склада потребсоюза по ул. Свободы. Театральный отдел решил первой постановкой дать «Власть тьмы» Л.Н. Толстого. Одни говорили: «Ничего из этого не выйдет, гениальное произведение не найдет должного себе художественного сценического воплощения, почему будет скучно», — другие, впадая в противоположную крайность, возражали: «Несомненно, пройдет великолепно».

31 августа театральный отдел держал экзамен на зрелость, на возможность постановок солидных пьес. Со стороны внешней, декоративной, спектакль превзошел все ожидания — зрителей поразили декорации художника В.Сунегиной. В рецензии, напечатанной в газете «Крестьянин-коммунист» от 5 сентября 1919 года, читаем: «Начинается IV действие, на сцене еще никого нет, а вам хочется аплодировать. Забываешь, что сидишь в зрительном зале — сцена сливается с ним, и ты себя чувствуешь на доподлинном «крестьянском дворе». Со стороны сценического воплощения пьесы спектакль был оценен удовлетворительно — некоторые сцены требуют еще солидной режиссерской работы. Несмотря на все недочеты, спектакль смотрелся с интересом, было на премьере много крестьян, которые проявили особый интерес к этому спектаклю». Далее автор рецензии сетует на то, что мнение самих крестьян о спектакле услышать не пришлось, а ведь они в пьесах из своего быта самые ценные критики.

Просматривая следующий номер газеты, я нашла еще одну рецензию на постановку «Власть тьмы», которая значительно отличалась от первой, и в некотором роде даже отрицала ее. «Никак нельзя согласиться с тем, что говорится в заметке о постановке и игре. Вся заметка, по-моему, мало обоснована. В ней совершенно отсутствуют психологические мотивы. В пьесах, изображающих деревенский быт, не так важны отделанность и эластичность жестов. Они слишком у мужиков просты, угловаты и зачастую наивны. Автор заметки мало знает, по-моему, повседневную жизнь деревни и слишком снисходительно отнесся к артистам. Лично я не могу согласиться с его заметкой. Пьеса будет удачно воплощена только тогда, когда будет понятна душа ее. Только тогда мужик узнает себя в данных типах, иначе они остаются ему чуждыми и скользят по поверхности его души и театр не выполнит своего назначения — быть трибуной».

Но, тем не менее, несмотря и на столь жесткую критику, театр в районе процветал. Спектакли игрались регулярно, 2-3 раза в неделю. Постановки с участием Сестранцевича С.А. (учитель), Бетехтина А.Г. (адвокат), Ефимовой A.A., Несмеловой и других всегда с интересом смотрели зрители, среди которых были не только горожане, но и крестьяне близлежащих деревень. В репертуар театра входили пьесы Гоголя, Островского, Шиллера, Горького, Гольдони, Чехова. Наряду с классическими пьесами ставились и мелодрамы: «За монастырской стеной», «Шан и Мадлена», «Две сиротки» и многие другие. К сожалению, скоро бюджетные затруднения заставили Управление отделом народного образования прекратить содержание платной труппы, и количество постановок уменьшилось вдвое.

1919 год стал решающим и самым тяжелым в ходе гражданской войны в России. Судьба Советской власти держалась на волоске, но именно в этом году на сцене Яранского театра было поставлено рекордное количество спектаклей. Одно за другим публикуются объявления о гастролях Московских, Петроградских, Вятского театров.

В помощь школам детьми и подростками в Народном доме постоянно ставились спектакли по мотивам известных детских сказок. В каждой волости создавались драматические кружки. Правда, деревенские артисты играли большей частью лишь удовлетворительно и в основном водевили, а не революционные пьесы, за что не раз подвергались критике со стороны городских театральных деятелей. Но главное то, что крестьяне интересовались театром, отдавая предпочтение спектаклям, а не вечеринкам.

В 1921 году в Яранск прибыл режиссер Б.Н.Славский. К тому времени в драматическом кружке насчитывалось более 50 человек. Он, будучи членом Союза работников искусств, организовал в Яранске отделение «Рабис» с расчетом перевести любительский театр на профессиональное положение, но, к сожалению, эта идея не была воплощена в жизнь. Нужно сказать, что Славским было поставлено несколько спектаклей: «Савва», «Хорошо сшитый фрак», «Дни нашей жизни», но в роли главного режиссера он пробыл недолго. Причина его ухода из театра в 1924 году мне не известна. По некоторым сведениям, у Славского возник конфликт с театральной труппой, решить который он не смог.

Коллектив артистов драматического кружка
Коллектив артистов драматического кружка. 1924 год.

После окончания гражданской войны многие артисты уезжают из Яранска и возвращаются в освобожденные от белогвардейцев города, на прежнее место жительства. В результате этого в театральной труппе остается чуть больше десяти человек. Известно, что в эти годы немногочисленный коллектив все же осуществляет несколько постановок, среди которых «На дне» М.Горького, «Казнь» (автор неизвестен), драма «Смертельный поцелуй» и другие.

В августе 1928 года состоялись большие гастроли артистов московских и ленинградских оперных театров под руководством Д.С.Брэн. Оперный коллектив в числе 22 человек исполнил арии из опер «Аида», «Евгений Онегин», «Демон», «Фауст», «Борис Годунов». Сохранились восторженные отзывы зрителей, которые отмечали исключительный профессионализм и богатые костюмы гастролеров. К сожалению, 1928 год стал последним в истории традиционного Яранского театра. Именно в этом году окончательно распался самодеятельный коллектив. Все большую популярность в стране набирало направление «Синяя блуза», и яраничи, видимо, отдавая дань моде, тоже увлеклись этим новым видом театральной деятельности.

«Синяя блуза» родилась осенью 1923 года, когда интерес к агитационному театру, характерный для периода гражданской войны, казался окончательно утраченным. Успех «Блузы», появление сотен и тысяч подобных коллективов говорили о том, что зрителя не переставали интересовать открыто агитационные представления, отражающие самые различные темы от общественно-политических и международных до мелочей быта.

Здание театра в Яранске в годы Великой Отечественной войны было частично разрушено. Постановки почти совсем прекратились. Просматривая газеты военных лет, я изредка все же встречала объявления о предстоящих премьерах. Так в №130 «Яранского колхозника», датированном 1942 годом, была заметка о постановке отрывков из пьесы К.Тренева «Любовь Яровая», которая осуществилась силами преподавателей и студентов эвакуированного Кировского педагогического института. В постановке участвовали профессора К.В.Дрягин и А.А.Фортунатов, доценты С.М.Шабалов, В.Н.Злобин и А.В.Эммаусский, студенты Н.Сырчин, К.Сластников, Горев. Зрители встречали артистов аплодисментами.

Большей популярностью в годы войны пользовался кинотеатр, демонстрировавший каждый вечер художественные фильмы о славных полководцах, ратных подвигах русского войска, о знаменитых людях прошлых лет.

Почему же театр утратил свою былую привлекательность? Мне кажется, что на это повлиял целый ряд причин. Во-первых, острая нехватка времени — все силы в тылу были отданы на обеспечение фронта самым необходимым. Люди работали в две смены и, наверное, просто физически не могли играть в театре и посещать его. Во-вторых, для создания спектакля нужны значительные материальные средства на изготовление декораций и костюмов, которых у населения просто не было. И, наконец, то, что мужское население города сражалось на всех фронтах Отечественной войны, а в тылу остались лишь женщины, старики и дети.

И все же 24 мая 1945 года коллективом любителей на сцене Яранского Дома культуры была показана яркая, жизнерадостная комедия Карло Гольдони «Хозяйка гостиницы». Постановку осуществила режиссёр Ксанина. Играли ритмично, слаженно, в игре артистов было много живого, веселого юмора. Постановка оставила у зрителей более чем приятное впечатление.

Послевоенные годы отмечены эмоциональным подъемом, вызванным победой, которая изменила настроение общества, стимулировав рост национального самосознания. Несмотря на крайнее положение в экономике, правительство изыскивало средства на развитие науки, народного образования, учреждений культуры. Некоторая демократизация общественной жизни сопровождалась восстановлением контроля за интеллигенцией, ослабленного во время войны. Летом 1946 года начинается кампания по борьбе с «мелкобуржуазным индивидуализмом и заграничным влиянием». Начинается борьба с безыдейными фильмами. Подвергается критике репертуар театров — снимаются с постановки пьесы зарубежных авторов. Идеологический контроль охватывает все сферы жизни.

Культурная жизнь города в послевоенное время была достаточно насыщенной и активной. В Яранск приезжали гастролировавшие по области артистические коллективы. Были труппы из драматического театра им. С.М.Кирова, артисты из ТЮЗа, заезжали коллективы из Марийской АССР. Яраничи восторженно встречали гостей и с сожалением провожали их домой. Иногда над базарной площадью распахивал брезентовые крылья цирк-шапито, откуда по вечерам далеко были слышны мелодии из оперетт Кальмана, Штрауса, Легара... А концерты местных артистов-любителей? Постоянно проводились какие-то смотры трудовых, школьных, сельских коллективов самодеятельности. Они тоже собирали полные залы. Солисты, чтецы, танцоры, музыканты... Два отделения с антрактом — и даже на балконы не протиснуться.

И все же городу хотелось большего. Яраничи мечтали о своем театре. Когда мечта группы любителей переросла в желание общественности всего района, в Киров и даже в Москву пошли ходатайства. Долгожданный ответ пришел в начале 1959 года: министр культуры своим приказом разрешил открыть на базе районного Дома культуры самодеятельный театр. Ему придавались две штатные единицы главного режиссера и заведующего постановочной частью. На первую должность был приглашен страстный любитель драматического искусства, большой поклонник сцены, приверженец системы Станиславского Борис Александрович Лощилов, преподаватель сельхозтехникума. К тому времени он уже имел опыт постановки многоактных пьес. Постановочную часть возглавил художественный руководитель Дома культуры Михаил Павлович Карпов. Быстро сложился стабильный коллектив. В него вошли завсегдатаи драмкружков — люди самых разных возрастов и профессий. Не отрываясь от своих основных занятий, все свое свободное время они отдавали театру. Это педагоги Б.П.Береснев, Н.Н.Кузнецов, И.А.Зубарева, В.А.Медведева, Л.В.Отмахова, Е.Н. и Т.Г.Волковы, В.А.Дегтярев, пенсионер В.А.Анцыгин, слесарь А.А.Скочилов, бухгалтер Л.В.Дьяконова.

В начале июля 1959 года в одной из комнат Яранского Дома культуры, открывшегося после реконструкции, было шумно и тесно. Еще бы! Здесь собралось более трех десятков человек — вчера еще участники обычного драмкружка, а сегодня они уже назывались артистами Яранского народного театра. И вопрос решали архиважный: какую пьесу взять для постановки, чтобы отметить свое рождение. Тогда-то Б.А.Лощилов и высказал свою заветную мечту — поставить пьесу С.С.Смирнова «Люди, которых я видел». Тема этой героической драмы взволновала не только режиссера, она была близка и артистам, потому что многие из них воевали.

Сцены из спектакля «Люди, которых я видел» (1959 год):

Артиллеристы на привале

Генерал Русаков — Волков Е.Н.

1. Артиллеристы на привале.

2. Генерал Русаков — Волков Е.Н.

Крафт (слева) — Насакин М.Ф., Алдер — Ермин Е.А.
3. Крафт (слева) — Насакин М.Ф., Алдер — Ермин Е.А.

Характер человека наиболее полно раскрывается в экстремальных ситуациях, необычных обстоятельствах. Вот и война, точно прожектором, высветила всю глубину и красоту души русского человека, показала его мужество, любовь к Родине, патриотизм — как бы ни патетически и высокопарно это звучит.

Репетиции по четкому расписанию шли все лето. Одновременно готовились костюмы, декорации. Артисты становились и плотниками, и художниками, и электромонтерами, и швеями. Нужно было бутафорское оружие и другое военное снаряжение. Вопросы возникали порой самые неожиданные. Режиссеру и исполнителям приходилось искать ответы в журналах и газетах военных лет, чтобы с исторической точностью воспроизвести на сцене описываемые автором события. Для оказания практической помощи из Москвы приезжала режиссер-педагог Центрального дома народного творчества В.А.Маковская, длительное время жил в Яранске директор Областного дома народного творчества Я.П. Мамаев. Нужные для постановки костюмы высылали областные театры.

Премьера состоялась 17 октября 1959 года. Пьеса сложна для постановки даже профессионалам, но режиссер и самодеятельные артисты успешно справились с задачей. Позднее рецензенты отметят и правильное понимание драматургического материала, и удачное распределение ролей, и интересное построение целого ряда сцен и картин.

... Под мелодию «Священной войны» медленно раздвигается занавес. И музыка, и большое панно, изображающее красноармейцев с гранатами в руках, идущих на фашистские танки, настораживает зрителей, вводит в атмосферу событий, происходящих на сцене, заставляет с первых минут проникнуться ею.

Как положительный момент был отмечен критикой и тот факт, что в спектакле отсутствовал ложный пафос. «Артисты не стараются «играть», они живут своими ролями, полностью отождествляя себя с героями, благодаря чему зритель верит каждому слову, произнесенному со сцены», — свидетельствует газета «Знамя коммунизма». Среди удачно сыгранных ролей капитан Громов (Б.П.Берсенев), сапер (директор школы Г.М.Совалков), Гулай (токарь М.М.Логинов), Скрипка (В.А.Анцыгин). Образ генерала армии Русакова создал Е.Н.Волков, санинструктора Маши Ковалевой — Л.В.Отмахова, рядового Валиева — Н.Н.Кузнецов, немецкого солдата Яна — ветврач Л.А.Сенников.

Успех с артистами по праву разделили те, кого зрители на сцене не видели, но без кого спектакль не состоялся бы. Музыкальное оформление лежало на И.М.Мальцеве, световое — на Г.Б.Голубеве, за шумовое отвечал Г.М.Совалков. Органично вписались в канву спектакля песни в исполнении мужского ансамбля под руководством А.П.Полушина.

Этот спектакль был показан яраничам 12 раз. В декабре того же года он с успехом прошел на сцене областного драматического театра.

Еще не утихли в городе разговоры о премьере, не стерлись впечатления, а коллектив уже работал сразу над двумя новыми постановками. Это были «Стряпуха» по пьесе А.Сафронова и «Камень-птица» П.Маляревского. Первый успех окрылил. И коллектив, и режиссер были полны новых планов и репетировали с тройной отдачей. В начале 1960 года по городу были расклеены афиши, извещавшие о новой премьере. На суд зрителей выносился спектакль «Камень-птица». Эта работа была несколько иного плана, нежели две предыдущие. Если в «Людях, которых я видел» четко прослеживалась драматическая коллизия, «Стряпуха» была типичной комедией, то «Камень-птицу» сам автор определил как произведение приключенческо-фантастическое. В первые послевоенные десятилетия люди буквально зачитывались шпионскими романами «Тарантул», «Щупальца спрута», «Ошибка резидента». «Камень-птица» по содержанию встает с ними в один ряд.

Сталкиваются две силы: с одной стороны — полная энтузиазма молодежь, горящая желанием строить новую жизнь, с другой — матерые агенты иностранной разведки, не пренебрегающие никакими средствами для выполнения своих замыслов. Действие происходит в библиотеке и в ночной тайге у костра, на поселковой улочке и у озера, зажатого среди скал, одна из которых удивительно похожа на птицу. Именно в этом камне — тайник, который ищут на протяжении всего действия и иностранные лазутчики, и положительные персонажи.

Роль Никандра, бандита по кличке «Волк» сыграл сам Б.А.Лощилов, сыграл колоритно, темпераментно, на грани гротеска. Образ разведчицы Анны Гринбарт создала И.А.Зубарева. Ее героиня энергичная, целеустремленная, волевая, но все эти качества работают в негативном плане. Занять свое место в жизни любой ценой — вот цель, преследуемая Анной. Для этого она готова на подкуп, шантаж и даже на убийство. Образ Максима-мечтателя, неистребимого романтика, который весь как на ладони, создал В.Совалков. С образом студента-физика Сени буквально слился И. Жук. Он тоже мечтает о полетах в космос, но в отличие от Максима крепко стоит на земле и знает цену людям. Глубоко вошел в образ закордонного лазутчика Б.П.Береснев. Только в заключительной сцене зритель узнает, что он как раз и не враг, а, как поется в песне, «чекист, майор разведки и отличный семьянин».

«Камень-птица»
«Камень-птица», 1960 год.
В роли Никандра (справа) — Лощилов Б.А.

Сколь бы захватывающей ни была сюжетная канва, сколь бы мастерски и самозабвенно ни играли актеры, спектакль не смог бы состояться без прекрасных декораций. Недаром каждую новую картину зрители встречали аплодисментами. Особенно впечатлял тот самый камень, давший название пьесе. Четко прослеживаются чуть приподнятые крылья, гордо посаженая голова. Кажется, малейший шорох — и настороженная птица рванется ввысь.

1961 год порадовал зрителей искрометной, зажигательной музыкальной комедией «Свадьба в Малиновке». Еще не был снят знаменитый фильм, а артисты народного театра, использовав не только либретто Аваха и Юхвида, но и музыку Б.Александрова, создали нечто свое, неповторимое и оригинальное.

Сам сюжет рассказывать нет смысла — он известен всем, но вот отметить тех, кто создал на сцене яркие, незабываемые образы, нужно непременно. Это и Г.М.Совалков (Назар Дума), А.А.Федотова (София Михайловна), Т.Г.Волкова (Яринка), А.А.Скочилов (Андрейка), М.П.Карпов (Нечипор), Е.Ф.Лощилова (Гапуся), Е.Н.Волков (Грициан), М.Ф.Насакин (Попундопало). А особенно хорош был в роли Яшки-артиллериста А.И.Столяров. Очевидцы утверждают, что образ, созданный им на сцене нашего театра, был не менее удачен, чем кинематографический.

Эта постановка показала, что артисты народного театра владеют не только драматическим искусством, но еще обладают и незаурядными вокальными данными. В то время фонограммы были никому не известны, и все вокальные партии звучали «живьем», под «живой» оркестр.

«Свадьба в Малиновке» была с успехом сыграна в Яранске и на гастролях более 50 раз! Такое в истории народных театров встретишь не часто.

В октябре 1964 года Яранский народный отмечал первый, пусть небольшой, но юбилей — свое пятилетие. Да, в жизни человеческой сей временной отрезок не столь уж значим. Для коллектива же путь длиною в пять лет стал проверкой на прочность, творческую зрелость, профессиональную пригодность. И каждый спектакль — как веха.

  • 1961 г. — «Честность», А.Сафронов.
  • 1962 г. — «Семья преступника», И.Джакометти.
  • 1962 г. — «Достойные счастья», П.Добровольский.
  • 1963 г. — «Тогда в Севилье», А.Алешин.
  • 1964 г. — «Один год», Ю.Герман.
  • 1964 г. — «По зову сердца», Т.Донской.

Несколько подробнее хочется рассказать еще об одной постановке, продолжающей героико-романтическую тему. Это спектакль «Достойные счастья», драма в трех действиях. Зрители встречали его особо тепло. В небольшом белорусском городке идет борьба за становление советской власти. Поручик Волнов, воспользовавшись доверием товарищей, изменяет им. Эта измена стоила больших жертв для красноармейцев — защитников революционных завоеваний. Не прощает Волнову предательства его жена Елена. Она остаётся со своими товарищами, а Волнов насильно увозит за границу их пятилетнего сына. Проходит более двадцати лет. В грозные дни Великой Отечественной войны вновь встречаются «отцы и дети». Как решится их конфликт, кто окажется победителем в извечном споре поколений? К последнему эпизоду все встанет на свои места: зло будет наказано, добро восторжествует.

Вместе с опытными актерами театра в этом спектакле впервые вышли на сцену и новички — Тамара Трушкова и Юрий Вахрушев. Спектакль очень тепло принимался зрителями не только в Яранске. Марийское телевидение передало его в эфир, после чего театр получил множество теплых откликов от жителей Марийской республики.

Два спектакля из приведенного выше списка, «По зову сердца» Т.Донского и «Один год» Ю.Германа, были представлены на областной смотр драматических сельских коллективов в декабре 1964 года. Наряду с яраничами в смотре принимали участие клубы и дома культуры со всей области — от севера до юга: Фаленки, Оричи, Нижнелалье, Лальск, Халтурин, Нолинск, Уржум и Даровское. Зрители увидели спектакли по пьесам современных авторов, классиков русской и зарубежной драматургии: Арбузова, Горького, Островского, Войнич, Погодина.

Но путь творческого коллектива не был усыпан розами, и не всегда критика пела дифирамбы. Кто много работает, с того и больше спрос. Может быть, к своим доморощенным артистам горожане и относились снисходительно, любили их такими, какие они есть. Критики же рангом выше были более объективными, беспристрастными. И это, между прочим, не обижало и не расхолаживало коллектив, а заставляло работать еще напряженнее, анализировать, искать, уберегло от самообольщения и самоуспокоенности.

Сохранился отзыв о спектаклях, представленных на областной смотр, написанный артистом областного драматического театра В.Сазоновым. В целом положительно отзываясь о романе Ю.Германа «Один год» как о произведении, интересном психологическим анализом характеров и поступков героев, о пьесе, написанной по его мотивам, В.Сазонов говорит как о бледной копии с оригинала. Тем не менее, сосредоточив свое внимание на раскрытии человеческих характеров, режиссер-постановщик Б.А.Лощилов вместе с исполнителями добился интересного решения многих образов. Список актерских удач открывает Е.Н.Волков, исполнивший роль начальника уголовного розыска Лапшина, старого чекиста, начинавшего работать под руководством Дзержинского. Актер сумел сделать фигуру своего героя центральной, она «держит» весь спектакль.

Вора Жмакина играл А.А.Скочилов, человек безусловно одаренный. Но исполнителю предстояло еще работать над ролью. Его Жмакин был еще слишком нервозен, прямолинеен. Артист увлекся чисто внешними приемами раскрытия образа, забыв о внутренней сути. И зрителю не совсем понятно, почему за такого Жмакина борется Лапшин, за что его полюбила Клавдия. Наряду с другими творческими удачами (Клавдия — Т.Трушкова, Балашова — И.Зубарева, Балага — М.Карпов) отмечены роли схематичные, а подчас едва намеченные, требующие дополнительной работы. Тем не менее спектакль в целом, как отметил В.Сазонов, производит отрадное впечатление и может быть назван замечательным явлением в самодеятельном творчестве области.

Второй спектакль критик характеризует как откровенную бытовую мелодраму, прямо указывая на то, что режиссер и актеры пошли на поводу у драматурга и штампованную пьесу сыграли штампованными приемами.

Но отдельные огрехи не умаляли той работы, что велась все эти годы. Как говорил Б.А.Лощилов, давая интервью районной газете: «Театр стремился раскрыть и в ярких образах запечатлеть грандиозные свершения эпохи строительства коммунизма, величие подвигов советского народа».

За 5 лет было поставлено 17 многоактных пьес, сыграно 154 спектакля. В коллективе 45 самодеятельных актеров, 54500 зрителей побывало на спектаклях. Артист А.Скочилов выступил на сцене 103 раза в 16 ролях. Одна из актрис театра, И.А.Зубарева, удостоена звания «Заслуженный работник культуры РСФСР». 51 раз народный театр выступил на сценах сельских клубов района и выезжал со спектаклями в соседние, что по временам того бездорожья было не только тяжело, а иной раз и опасно.

Шла работа над очередной постановкой — по пьесе И.Киршона «Хлеб». Спектакль задумывался как широкомасштабное, полное драматизма полотно об острой классовой борьбе в деревне, о схватке с кулачеством. Было занято более 50 человек. Именно в это время скоропостижно скончался Борис Александрович Лощилов. Сначала была незаживающая ранка на нижней губе, потом — страшный диагноз, операция. Едва оправившись, он приходил в Дом культуры и продолжал репетировать — еще более похудевший, но по-прежнему требовательный и неутомимый. После его смерти постановку спектакля завершил Михаил Павлович Карпов, заведующий постановочной частью.

С высоты сегодняшних лет, возможно, не всегда понятен выбор пьес, но все становится ясным, если вспомнить, как велика была в те годы роль коммунистической партии во всех сферах жизни. Насколько «заидеологизированы» были отдельные пьесы того времени, можно судить по списку действующих лиц «Честности» А. Сафронова. Они и располагаются в том порядке, в каком стоят на иерархической партийной лестнице: секретарь обкома, секретарь райкома, редактор газеты, председатель колхоза, инструктор райкома. И далее — доярка, агроном, завхоз, тракторист.

Ни одна постановка не могла быть осуществлена без одобрения худсовета, в который непременно входили, а вернее, руководили им те же самые секретари, только из жизни. Так что никакая крамола на сцену не просачивалась. Отсюда — явная тяга к произведениям патриотическим, глубоко идейным, выдержанным в лучших традициях социалистического реализма, где герои четко поделены на хороших и плохих, где черное — это черное, а белое — это белое и нет никаких полутонов. Какое время, такие и песни.

Нам, сегодняшним, кажутся наивными, вызывают снисходительную улыбку некоторые фильмы и книги той поры. Но ведь было, было в них что-то, ради чего они и появлялись на свет. Мне кажется, это «что-то» — высокие нравственные идеалы, то, чего в наше время всем нам так не хватает.

И несколько особняком стоят в этом ряду две работы того пятилетия — «Чертова мельница» и «Тогда в Севилье». В период окончания «хрущевской оттепели» театр не мог замыкаться только на высокоидейных произведениях советской драматургии, а в сказке для взрослых «Чертова мельница» артистам можно было и «похулиганить», и попробовать себя в ролях ярких сказочных персонажей. В этом красивом, отлично оформленном спектакле впервые вышел на сцену Александр Денисов, тогда — воспитанник Яранской школы-интерната, ныне — народный артист Республики Беларусь. А когда в руки Б.А.Лощилова попала пьеса А.Алёшина, он не смог устоять от искушения поставить на яранской сцене костюмный спектакль об испанских страстях, с фехтованием и серенадами, тем более, что по версии Алешина дон Жуан был... женщиной. Так появился спектакль «Тогда в Севилье». Это было роскошное действо. Декорации и костюмы в испанском стиле, веера, звон шпаг, красивые женщины, пылкие мужчины, пышная обстановка. Нет, не только своих современников могли играть самодеятельные артисты. Им почти ничего не стоило шагнуть на несколько веков назад и перевоплотиться из товарищей в галантных кавалеров и томных дам далекой, чужой страны.

«Тогда в Севилье»Л.Коптелова
«Тогда в Севилье», 1963 год. В роли Дон Жуана — Л.Коптелова.

В спектакле играли старшеклассники первой средней школы Женя Фирзина, Валерий Новиков, Юрий Целищев. В роли дона Жуана исключительно удачно дебютировала Л.Коптелова. В главных же ролях были заняты ведущие артисты театра Б.П.Береснев (Командор), Л.В.Отмахова (донья Анна), Ю.М.Крупин (Флорестино), И.А.Зубарева (донья Лаура), Н.Н.Кузнецов (дон Пабло). Отдельно нужно сказать об этом человеке. Н.Н.Кузнецов, учитель физики и математики, был в театре не только прекрасным характерным актером, но и помогал другим артистам в создании сценических образов с помощью грима. На областных смотрах самодеятельным актерам гримироваться помогали артисты кировских театров, но, зайдя в гримерную, где работал Н.Н.Кузнецов, говорили, что их помощь тут не нужна, если работает такой профессионал. И этот спектакль имел успех у публики, получившись запоминающимся. Впрочем, проходных работ у театра не было, и каждая постановка становилась событием, явлением в культурной жизни города.

Со смертью Бориса Александровича как будто выдернули из сложной конструкции стержень, на котором она держалась. Это словно большой, слаженный хор без дирижера: голоса останутся прежние, они будут вести те же самые партии не фальшивя, но прежнего звучания уже не будет. Так и с театром. Придут другие режиссеры, будут другие постановки, в чем-то даже лучше прежних. Но это будут спектакли уже другого театра, а первое пятилетие, скорее всего, так и останется самым плодотворным, самым насыщенным в творческом плане.

Как часто памяти нужен изначальный импульс, такой маленький, совсем крохотный толчок, чтобы сдвинуть с места невидимые шестерни этого хитро устроенного механизма. Никогда не угадаешь заранее, что послужит отправной точкой: случайно услышанная фраза, отзвук старой мелодии, пожелтевший от времени листок бумаги...

Вот и сегодня вернуться в прошлое мне помог тяжелый, с потемневшими страницами театральный альбом. В нем, проложенные тончайшим пергаментом, афиши, программы, газетные вырезки, хрупкие, ломающиеся при неосторожном прикосновении. Любительские фотографии тоже отмечены печатью времени — одни выцвели, на других появились пятна. Но проследить историю Яранского народного театра по этим уникальным свидетельствам, которые долгие годы собирала и хранила одна из тех, кто стоял у его истоков, — Заслуженный работник культуры Российской Федерации Ирина Александровна Зубарева, все-таки можно. Вероятно, в моем исследовании допущены исторические неточности, но это и немудрено, ведь о некоторых периодах, особенно ранних, сведения отрывочные, а иногда и противоречивые. Однако история театра не становится от этого менее интересной.

Лощилов Борис Александрович
Лощилов Борис Александрович.

В театре, который работал в маленьком городке и был совсем лишен внешнего лоска, было то, что отыщешь не во всяком столичном — атмосфера поклонения искусству, одухотворенности, которая поднимала духовную жизнь города на порядок выше. Театр не только был зеркалом, отображающем жизнь, но и источником духовной культуры, питающим ее. И в настоящее время он продолжает играть важную роль в жизни города. Были и еще будут и взлеты, и падения, но это уже другая история.

И думаю я, что феномен Яранского народного театра заключается не только в том, что он родился, активно и плодотворно работает в провинциальном городе, удаленном от культурных центров. Все дело в том, что все это происходит благодаря удивительным людям, подлинным энтузиастам, которые не могут в жизни просто плыть по течению, а искренне считают своим долгом формировать вокруг себя культурную и нравственную среду.

Елена Гулина

Источник: http://yaransk.net


Читайте также