Чайка

Чайка. Рассказ Валерии Светлаковой

- Аааа! Черт возьми! Что ты делаешь! Плыви к берегу! - орала, что есть мочи во все своё прогорклое горло белобрысая чайка, кружа над лилипутской лодкой, штрудирующей океанские волны.

- Тебя сейчас сожрет океан! Он голодная сволочь! Он ненасытное чудовище! -

- Отвали! - кричал в ответ седой пират, размахивая веслом вправо и влево и над головой, словно исполняя древний, этнический танец. Волны и ветер безжалостно хлестали его бородатое лицо, тучи над ним сгущались, как чёрная кофейная гуща, а небо то и дело пронзали вздутые фиолетовые вены молний.

- Ты идиот! - не смолкала чайка, кружась над пиратом: ее почти сдувал страшный ветер вперемешку с дождём - Плыви к берегу, там где песок! Ты не понимаешь?! -

- Я тебе сейчас! - покачнулся пират, замахиваясь веслом прямо в небо. Его старая лодка дала трещину и пробоина размером с голову стала щедро запускать соленую воду прямо на борт.

- Капитуляция! Караул! Капкан! Катастрофа! - в безнадежном бешенстве замотала клювом чайка.

Старый пират в отчаянии повалился прямо назад себя, но прежде, чем упасть в воду и позволить океану заботливо накрыть его одеялом бушующей волны, успел послать небо и шторм ко всем морским чертям.

Тогда чайка отверженно ринулась вниз, стараясь маневрировать, как изящная змея. Получилось, конечно, хуже. Скорее, как танцующий жираф.

Но она упрямо падала вниз, сомкнув свои белые, мокрые крылья.

Пират уже барахтался в воде, ничего не видя и не слыша, кроме небесного грохота, что прозвучал в ответ на его гневные оскорбления. Он хотел было еще хоть раз перед смертью в чем-нибудь упрекнуть нависшие над ним свинцовые облака, но океан упрямо лез ему в самый рот и все, что оставалось - отплевавываться от солёной воды.

Почти сразу пират подавился и, рыгнув, пошёл ко дну, как вдруг чайка со скоростью света схватила его за курчавую мокрую бороду и, взмыв к облакам, как чертов самолёт, понеслась, что есть мочи сквозь завесу дождя.

Казалось, будто сотни холодных стрел пронзают крылья, но чайка неслась вперед, не взирая ни на что. Тогда океан после короткого антракта дал свой последний залп!

Пират медленно открыл глаза. В прорехи век бил проворный солнечный свет. Он страшно закашлялся, выплевывая на песок морскую воду. Океан не смог напоить его до смерти! Ни у кого этого до сих пор не получалось! - гордо подумал он и обтерев ладонями лицо, он победно огляделся.

Но к своему большому сожалению, он не увидел ни своей лодки, ни вёсла, ни бескрайнего простора океана. Пред ним был только желтый край берега, омываемый ласковым, неспешным прибоем и лес зелёных пальм за спиной, насмешливо торчащих из песка, как средние пальцы великанов-остолопов.

А еще прямо перед ним сидела до одури промокшая чайка с растрепанным пучьём перьев на голове. Она усердно расчесывала клювом крюком свои крылья.

- Ну что?! Теперь ты в безопасности! А мог бы помереть прямо в сердце этого проклятого шторма! -

Пират задрожал. Он снова огляделся и точно, слева от себя, метрах в пятидесяти он разглядел тот самый белоснежный скелет в коричневых потрепанных штанах.

Он задрожал от злости и быстрым движением руки, подхватив с земли первый попавшийся камень, швырнул его в испуганно завопившую чайку.

Чайка поднялась в небо быстрее, чем старый пират запустил в неё серой галькой, и со страшной обидой крикнула ему вслед, улетая на все 4 стороны:

- Ах ты, неблагодарная бородатая сволочь! Я тебе жизнь спас! -

Пират, алый от злости сложил руки рупором, чтобы докричаться до удаляющейся чайки, и что есть сил крикнул ей в ответ:

- Я и пытался уплыть отсюда, безмозглое животное! -

Он ещё долго кричал и прыгал, рвал на себе волосы и размахивал руками, но чайка летела уже далеко, над синим, дремлющим в солнечных бликах океаном и думала:

- Бывают же, неблагодарные!

Валерия Светлакова


Читати також