18-09-2018 0

Жан-Батист Расин (Jean-Baptiste Racine)

(1639-1699)

За ясностью речи Жана-Батиста Расина угадывается теневая психологическая основа, непроницаемая для взгляда: за видимым идёт смутно предвидимое, а далее — слепое предчувствие. Эта затенённая перспектива есть неотъемлемая часть того ощущения правды, которое дают расиновские герои. Они обладают «глубиной», во многом обусловленной отсутствием постоянной и до конца зримой природы; за ней стоит некоторое сочетание избытка и нехватки, благодаря которому герои ускользают от наших взглядов, представляя в самом ярком свете зрелище своих судеб.

Любовь и ненависть у Расина равно выражаются в форме вопроса. Герои находятся в непрерывном противостоянии и взаимовопрошании: такова их манера искать и ранить друг друга (искать, чтобы ранить). Вопросы часто скрещиваются: ответом становится новый вопрос. Провокация за провокацию. Любимое орудие пресловутой расиновской жестокости — допрос.

Герои драматурга в достаточной мере сохраняют ясность ума, чтобы даже в разрушительных порывах признать свою безусловную слабость. Они знают, что помимо воли вовлечены в движение, которое ведёт к неотвратимой гибели. Бесполезная ясность знания, открывающая путь невыносимой смуте.

Биография

Произведения

Критика