23-12-2019 Фёдор Глинка 72

Карело-финский эпос и Ф. Глинка

Карело-финский эпос и Ф. Глинка

А. М. Пашков

Изучению карело-финского эпоса «Калевала» в России посвящены обстоятельные работы В. Г. Базанова, Э. Г. Карху, А. Г. Хурмеваара и др. Недавно в Центральном государственном архиве литературы и искусства, в фонде Ф. Н. Глинки автором этих строк было обнаружено неизвестное письмо финского ученого А. М. Шегрена к поэту Ф. Н. Глинке, датированное 27 ноября 1829 года (все даты в статье даются по старому стилю). Приведем полностью ту часть письма, в которой говорится о карело-финских рунах: «Милостивый государь Федор Николаевич! Наконец имею удовольствие препроводить к Вам желаемый Вами перевод немецкий Шретера финских рун. Книга не принадлежит мне и потому я должен Вас просить, чтобы Вы возвратили оную. Вы можете между тем оною пользоваться как долго Вам угодно. Я бы Вам доставил особенный экземпляр, но таких нет продажных, и у меня самого тоже только один экземпляр, который все еще скрывается между прочими моими книгами в разных сундуках. К Вам том отправляемый я сыскал у одного приятеля, который с удовольствием согласился на время уступить оный, слыша, что это для Вас. И госп(один) Энгельгардт мне посоветовал послать эти руны к Вам. Он мне рассказывал, что барон Дельвиг видев оные у него, некоторые выписал с тем, чтобы когда-нибудь — «когда схватит его» — перевести на русский язык...» (ЦГАЛИ, ф. 141, оп. 1, д. 453, л. 1-1 об.).

Предыстория этого письма такова. Летом 1826 года поэт Ф. Н. Глинка был сослан в Петрозаводск за участие в движении декабристов. Ссылка продолжалась до конца апреля 1830 года. Он был определен старшим советником Олонецкого губернского управления. В марте 1828 года он сообщил в письме своему другу А. А. Никитину о том, что собирает материалы для статистического описания Олонецкой губернии «края уединенного, бедного людьми... но богатого великими запасами лесов еще не тронутых, руд неископаных, каменных пород великого достоинства...» Многие из собранных Ф. Н. Глинкой сведений по истории, культуре и быту Олонецкого края вошли в примечания к его поэмам «Карелия» и «Дева карельских лесов». Находясь в петрозаводской ссылке, Глинка активно сотрудничал в столичных периодических изданиях. Ценные сведения о жизни нашего края содержатся в его корреспонденциях, опубликованных в 1826-1828 годах в газете «Северная пчела». С симпатией относился Ф. Н. Глинка к местным жителям. «Жители Олонецкой губернии отличаются особенным, холодным, рассудительным умом, и сократическое чело (как его видим на бюстах Сократа) часто встречается под шапкою русского крестьянина и есть признак здравого, светлого ума. Жители Олонецкой губернии издавна охотливы к грамотности; едва ли найдется селение, в котором не было бы умеющего читать...» — писал поэт в примечаниях к поэме «Карелия».

Во время ссылки Ф. Н. Глинку посетил финский ученый А. М. Шегрен, совершавший в 1824-1829 годах путешествие «для исследования обитающих в России народов финского племени». По данным дневника, А. М. Шегрен пробыл в Петрозаводске с 29 ноября по 23 декабря 1826 года. В отчете о своем путешествии А. М. Шегрен писал: «Я в исходе ноября оставил Вытегру и вдоль западного, доселе еще по большей части Чудно обитаемого берега Онеги вторично следовал в Петрозаводск, где... обогатил свое собрание из источников, прежде мною из виду опущенных». Помимо поисков сведений о чуди в петрозаводских архивах А. М. Шегрен отправлял в Петербург материалы, собранные им в Лапландии и Архангельской губернии, вел метеорологические наблюдения. При таких обстоятельствах состоялась его встреча с Ф. Н. Глинкой.

О встрече с А. М. Шегреном Ф. Н. Глинка писал позднее: «Известный профессор Шегрен два раза проходил скалистую Финляндию и олонецкие леса с целью исследования языка финских племен. По зимам заходил он отогреваться в Петрозаводск и словесно переводил мне некоторые из финских стихотворений, имеющих свой особенный размер без рифм, но звучный и приятный». При содействии А. М. Шегрена Ф. Н. Глинка стал переводить на русский язык отдельные руны. Один из этих переводов под названием «Вейнамена и Юковайна», соответствующий третьей руне «Калевалы», был опубликован Ф. Н. Глинкой в одном из майских номеров журнала «Славянин» за 1828 год. В примечании к этому переводу Ф. Н. Глинка отметил: «сей образчик финской поэзии с соблюдением аллитерации, т. е. повторения одной и той же буквы в каждом стихе, из книги «Ober die Finnische Sprache und ihre Literatur» («О финском языке и литературе», изданная в Петербурге в 1821 г. — А. П.). Экземпляр сей книги получил я от самого сочинителя г-на Шегрена, который был здесь (в городе Петрозаводске) в исходе прошлого года».

Таким образом, этот перевод был создан в 1827 году. Другой законченный перевод под названием «Рождение арфы», соответствующий 41-й руне «Калевалы», был написан, по мнению В. Г. Базанова, также в 1827 году. Кроме того, В. Г. Базанов указал, что в черновых набросках к поэме «Дева карельских лесов», которую Ф. Н. Глинка закончил к началу марта 1828 года, имеется перевод из первой руны «Калевалы». Таким образом, наиболее активно Ф. Н. Глинка переводил карело-финский фольклор в 1827 и в начале 1828 года.

В это время активно развивалась его переписка с А. М. Шегреном, посвященная карело-финской народной поэзии. Об этом свидетельствует шутливое послание Ф. Н. Глинки к А. М. Шегрену под названием «Петрозаводская руна»:

Долго, долго, доктор милый!
Ждал я жадно Ваших писем:
Где-то Шегрен наш гуляет?
Там ли, где в тиши, зыряне,
Дети добрые природы,
По дубравам дичь стреляют,
Водят пчел в дуплах древесных,
Нравом кротки и не знают
Мелких краж и вероломства.
Иль в Карелу
Он пошел опять на поиск?

Содержание приведенного письма А. М. Шегрена к Ф. Н. Глинке позволяет сделать вывод о том, что и в последующее время Ф. Н. Глинка стремился продолжать поэтические переводы карело-финского народного эпоса. Именно для этого ему понадобился сборник «Финские руны», изданный в 1819 году немецким ученым X. Р. Шретером. Текст рун давался в этом издании одновременно на финском и немецком языках. Для Ф. Н. Глинки, не знавшего финского языка, это открывало возможность перевода рун с немецкого языка. Очевидно, что Ф. Н. Глинка, неоднократно бывавший в Германии во время наполеоновских войн, достаточно хорошо знал немецкий язык. Свидетельства этому имеются в его «Письмах русского офицера».

Заслуживает внимания сообщение о том, что переводом на русский язык рун из сборника X. Р. Шретера заинтересовался известный в то время литератор, близкий друг А. С. Пушкина, А. А. Дельвиг. Интерес Дельвига к переводам карело-финских рун, насколько нам известно, вообще не зафиксирован в научной литературе. Возможно, что только преждевременная кончина 14 января 1831 года помешала А. А. Дельвигу осуществить задуманные переводы.

Упоминаемый в письме Энгельгардт — это, возможно, Е. А. Энгельгардт, писатель и педагог, который в 1816-1823 годах был директором Царскосельского лицея. Это предположение очень вероятно, если учесть, что А. А. Дельвиг был лицеистом первого выпуска.

Приведенные в данной статье материалы позволяют сделать вывод о том, что в личных архивных фондах русских литераторов и ученых содержится еще немало сведений о распространении и восприятии в России величайшего памятника устного народного творчества карельского и финского народов — «Калевалы».

Л-ра: Север. – 1987. – № 7. – С. 98-99.

Биография

Произведения

Критика


Читайте также