13-02-2022 Литература 3905

Благородный поступок (чеченский вариант). Полина Жеребцова

Благородный поступок

Все соседи в нашем дворе жили дружно.

За годы советской власти пару раз были волнения на национальной почве, но в основном, по сравнению с явившимся кошмаром девяностых, это была тихая и безоблачная жизнь, полная уважения к соседям.

Чеченцев в столице Чечено‑Ингушетии было мало.

Вернувшись из депортации, жили они в селах, занимались животноводством, строительством и прославились среди русских своей вежливостью и щедростью: в праздники готовили различные вкусные блюда, накрывали столы и угощали соседей.

В нашем доме из сорока восьми квартир было всего десять, принадлежавших чеченцам, остальными соседями были цыгане, аварцы, украинцы, болгары, евреи, русские, татары…

Первые бомбы первой войны попали в русских стариков в центре Грозного.

И что бы ни твердили журналисты, нам, подлинным очевидцам, ясно, что более всего пострадали немощные и брошенные люди, не имеющие, в отличие от других жителей Кавказа, родовых кланов.

Первая война сблизила людей: русские мирные жители спасали и прятали у себя чеченцев, делились последней едой. Так же поступали и живущие в городе чеченцы.

Однако потом начали спускаться с гор, где всегда преобладал только родной язык, потомки дерзких абреков: их опасались сами вайнахи. Они начали создавать банды, истребляя последнее русскоязычное население.

Были случаи, когда чеченцы бежали от них в Дагестан прятаться, так как за помощь русским соседям и за их спасение свои же обещали им смерть.

А еще в нашем дворе был случай, когда, наоборот, городские, всю жизнь дружившие с соседями, стали помогать банде убийц и слились с ней в единое целое. Это была большая чеченская семья, братья которой прославились грабежом и разбоем: мать нередко выкупала их из милиции.

В доме рядом, на втором этаже, проживала русская семья. Люди эти еще до войны очень пострадали: в семье погиб внук, совсем маленький мальчик.

Осталась женщина шестидесяти лет по имени Аксинья, ее сын Игорь двадцати пяти лет и его сестра Ангелина, молоденькая девушка.

Когда убийства семей в квартирах стали частью быта, соседи, перед тем как открыть дверь, спрашивали:

– Кто там? Свой или чужой?

И вот, посреди летнего солнечного дня, в дверь на втором этаже постучали.

На заданный вопрос ответил сосед:

– Это я. Виса.

Соседа Вису русская семья знала всю жизнь, они дружили с его матерью, поэтому без боязни повернули ключ в замке. В этот миг в их квартиру ворвались пятеро вооруженных мужчин, а сосед Виса благополучно ушел к себе, в свою квартиру, которая находилась за стенкой.

Многолетнее соседство не помешало ему предать. Для людей, жаждущих наживы, чужая жизнь – пшик, мелочь, о которой можно не думать в перерыве между чаем и вечерними новостями.

Вооруженные бандиты наставили на хозяев квартиры автоматы и сказали:

– Мы вас зарежем, и крови будет много. Но можем проявить благородство – если вы сами отдадите нам золото и деньги.

– Зачем нам утруждать себя поисками? Отдайте всё сами, и тогда мы вас пристрелим! – благородно пообещал другой.

Аксинья закричала от ужаса, видя, что пришедшие настроены решительно: они загородили входную дверь так, что выбежать из квартиры не представлялось возможным.

Тогда пожилая женщина кинулась к распахнутому в летний день балкону и спрыгнула на асфальт. Когда она упала, то закричала от боли, сломав ногу.

Сидевшие на скамейках около дома многочисленные соседи бросились к ней на помощь. Среди них была чеченка по имени Тамара. Именно она помогла доставить пострадавшую в больницу.

Ситуация в квартире была безрадостная. Девушка заметалась, заплакала, чем вызвала веселье гостей и фразу: «Может быть, тебя как раз мы убьем не сразу…»

А Игорь проявил невиданное хладнокровье.

Он встал, загораживая сестру, и сказал:

– Я знаю, что чеченцы – люди чести. Если я отдам вам из тайника золото и деньги, вы не станете издеваться над моими родными, а расстреляете их, как обещали?

«Гости» ответили:

– Мы клянемся именем Аллаха! Ты хорошо знаешь наши обычаи и можешь нам верить!

– Мы поступим, как пообещали!

– Я вам верю. – Игорь отодвинул диван. – Подождите, сейчас я достану наши сбережения…

Пришедшие благородно уступили ему место – в ожидании наживы.

Игорь зарылся в ящике, под старенькой софой, и вдруг выпрямился, сжимая в руке боевую гранату, с которой уже была снята чека.

«Гости» ахнули и попятились.

Игорь быстренько взял «старшего» бандита под руку и сказал:

– А теперь все вместе выходим из квартиры!

В те времена купить оружие в городе можно было без особых проблем, и некоторые русские жители также приобретали его для собственной безопасности.

Мужчины вышли.

Граната была сжата в руке. Если Игорь ее отпустит, все погибнут!

Во дворе из нескольких четырехэтажных домов было многолюдно. Дети играли в догонялки и прятки. Оценив обстановку, Игорь сказал:

– Ну‑ка садимся в вашу машину!

Все сели, кроме младшего чеченца, лет семнадцати, которого старшие братья отогнали с криками: «Оставайся дома! Иди к маме!»

Чеченцы стали возить Игоря вокруг пустыря, чтобы тот разжал руку и гранату выбросил…

Но тут случилось следующее: Игорь рад был бы ее выбросить – но руку парализовало. Он перестал чувствовать пальцы и разжать их никак не мог.

Машина ездила вокруг пустыря более двух часов.

Пришедшие убивать русскую семью стали рассказывать анекдоты и смешные истории, чтобы Игорь пришел в себя и расслабился. Похохотав и навеселившись, он вдруг почувствовал, что его рука «ожила». Тогда он смог замахнуться и бросил гранату в сторону большой мусорной кучи, где она и бабахнула! Только прошлогодняя картошка и грязные тряпки взмыли вверх.

Чеченцы были в восторге от его поступка.

– Ты нам брат! – кричали они. – Ты не испугался! Ты совсем не похож на русского! Ты мог взорвать нас, но не сделал этого! Ты совершил благородный поступок!

И, поклявшись в вечной дружбе, они повезли его обратно домой.

Пообещали, что если «другие бандиты» из «другого района» придут их убивать, они теперь всегда заступятся.

И, пожав Игорю руку, пошли в свой подъезд в доме напротив.

Игорь выяснил – маму увезли в больницу.

После всех этих событий русская семья навсегда покинула Грозный.

Полина Жеребцова.

Рассказы о Чечне.


Читайте также