Смыслообразующая роль постапокалиптического хронотопа в романе Кормака Маккарти «Дорога»

Кормак Маккарти. Критика. Смыслообразующая роль постапокалиптического хронотопа в романе Кормака Маккарти «Дорога»

УДК 82-1/-9

Бондаренко Л. В.
Институт иностранной филологии Таврической академии
Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского, Симферополь

Хронотоп как литературная универсалия является основным жанро и смыло-образующим признаком художественного произведения, объединяющим в себе фикциональное время и пространство текста. Ведущим в жанре постапокалиптического романа выступает хронотоп «дороги», реализуясь и трансформируясь посредством коннекторов и локусов. Пространство в романе «Дорога» выполняет важную смыслообразующую функцию в тематико-концептуальном контексте, символизируя течение времени, ход бытия и связь с будущим.

Ключевые слова:постапокалиптический роман, времяпространственные отношения, хронотоп, хронотоп дороги, коннектор места, коннектор пути, коннектор памяти, локус.

Bondarenko L. V.

SENCEFORMING ROLE OF POSTAPOCALIPTIC CHRONOTOP IN CORMACK MFCCFRTHY'S NOVEL “THE ROAD”

As a literary universal, chronotop is a major genre- and sense-generation property of a work of literature, comprising fictional time and space of the text. Chronotop of the “road” plays the leading part in the genre of postapocalyptic novel, revealing itself and transforming by means of connectors and loci. The space performs an important sense-generating function in the novel of “The Road” in thematic-conceptual context, symbolizing the flow of time, dynamic of life and connection with future

Key words: postapocalyptic novel, time-space relations , chronotop, chronotop, chronotop of “the road”, “space” connector, “way” connector, “memory” connector, locus.

Введение

Постапокалиптика как направление в искусстве и литературный жанр начинает свое развитие с первой половины 19 века, одновременно с техническим прогрессом в Западном обществе. К середине 20-го столетия постапокалиптический жанр достигает апогея своего развития как реакция на вторую мировую войну, стремительный пресс науки и техники, направленный на военную промышленность и создание атомной и водородной бомбы. Сегодня, в начале 21 века, нет угрозы глобальной войны, но появилось множество других, о которых прежде человечество не беспокоилось - техногенная катастрофа, информационная катастрофа, экологическая катастрофа и многие другие виды опасности, которые могут привести к апокалипсису. Тема апокалипсиса все больше волнует общество, что находит отражение в развитии жанра научной фантастики в направлении постапокалиптики, и, вскоре последняя выделяется как самостоятельный поджанр литературы и кино, имеющий свои художественные и тематические особенности. Таким образом, актуальность данной темы определяется широким вниманием современного литературоведения к жанру постапокалиптического романа и значимостью творчества американского писателя Кормака Маккарти, имя которого ставят в один ряд с Доном Делило, Филиппом Ротом, Кацуо Исигуро и другими признанными англоязычными авторами.

Роман Кормака Маккарти «Дорога» относят к жанру постапокалиптики, для которого характерным является место действия - как правило, это разрушенный город, выжженная после катаклизма земля, разрушенные дома. В романе наблюдаются и другие характерные жанровые признаки: главные герои не имеют имен, они движутся по дороге на юг с надеждой на спасение, но без определенной уверенности в этом. По пути им встречаются склады, где можно найти минимум еды и одежды, необходимый для выживания. Им встречается корабль, выброшенный на берег, который вопреки надеждам оказался пустым. Бандиты и обреченные путники встречаются на пути главных героев. Так, хронотоп дороги является не только композиционным, но и тематическим центром романа, а также его главным мотивом.

Хронотоп признается жанрообразующей текстовой универсалией. Термин введен в работе М.Бахтина «Формы времени и хронотопа в романе» [2]. В русском литературоведении проблема пространства и времени нашла отклик в трудах П. А. Флоренского, В. В. Виноградова, В. Я. Проппа, А. Цейтлина, В. Б. Шкловского. Проблема хронотопа художественного текста как основного жанрообразующего элемента рассматривалась также в работах Н.Д. Арутюновой, Л.Г. Бабенко, В.Г. Гака, И.Р. Гальперина, Р.И. Енукидзе, М.А. Кронгауза, Т.И. Кубанцева, Е.С. Кубряковой, В.А. Кухаренко, Е.В. Падучевой, З.Я. Тураевой и многих других ученых. Среди наиболее видных разработок пространственно-временных категорий в зарубежной науке таких ученых, как Х. Ортега-и-Гассет, М. Хайдеггер и М. Мерло-Понти.

Однако, в данных трудах недостаточно внимания уделяется смыслообразующей функции хронотопа в литературном тексте, что составляет новизну данной работы. А также новым является материал исследования, поскольку творчество Кормака Маккарти в отечественном литературоведении крайне мало изучено.

Методика исследования представляет собой комплексный подход, сочетающий структурный и культурно-исторический подходы, а также герменевтический метод, который дает возможность изучить смыслообразующие функции хронотопов в различных жанрах. Структурный метод применяется при анализе композиционной структуры романа, выделении особенностей хронотопа произведения, выявлении жанровых особенностей и стилевых характеристик составляющих фрагментов, в сочетании с методом рецепции и тщательного прочтения.

Цель исследования - выявить стилистические и концептуальные особенности хронотопа реализующиеся в смыслообразующей функции времяпространства «нового постапокалиптического» романа на материале романа Кормака Маккарти «Дорога».

Основная часть

Понятие «хронотоп» М.М. Бахтин определяет как «времяпространство» и «существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе» [2]. Ученый видит в нем «формально­содержательную категорию» - «...всякое вступление в сферу смыслов совершается только через ворота хронотопа» [2, с. 46]. М. М. Бахтин полагал, что «ведущим началом в хронотопе является время» [2, с. 23]. Хронотоп определяет и жанр, и образ человека, и сюжет. Пользуясь понятием хронотопа, М. М. Бахтин нарисовал впечатляющую картину европейского романного пространства, предложив типологию хронотопов и проследив их трансформации в истории.

Хронотопическая структура современного постапокалиптического романа отличается актуализацией параметра пространства. Именно в пространстве сосуществуют времена, именно через пространство разновременное предстает как одновременное; в пространстве вещь (не-знак) обретает свойство коннотативного знака, пространство «работает» как память, как последний и универсальный интертекст. Размыкание локальных хронотопов осуществляется через вневременность пространства, и сам текст своим устройством воплощает этот хронотоп без времени, в котором необратимое конкретное событие обретает иной временной статус благодаря мнемическому — метонимическому следу, которым оно прикрепляется к пространству [1]. Художественное время романа условно делится на «до» и «после» катастрофы. Действие происходит преимущественно во времени «после», о прошлом узнаем посредством коннектора памяти, действующего через отца. Где нет хода времени, там нет и момента времени в полном и существенном значении этого слова. Современность, взятая вне своего отношения к прошлому и будущему, утрачивает свое единство, рассыпается на единичные явления и вещи, становится их абстрактным конгломератом [1].

Место и время действия являются смысловым и сюжетным центром романа, а не только событийным фоном. Так, хронотоп дороги в романе является не только основным местом действия, но и коннектором, то есть связующим элементом различных временных сегментов (прошлой жизни отца до катастрофы и настоящего - после нее). По дороге движутся все персонажи романа, направление их пути и цель неопределенны, скорее всего, они идут в никуда. Хотя отец и сын стремятся на юг.

Хронотоп дороги М. Бахтин выделяет как один из наиболее важных и символичных в литературе, начиная с античности, являющийся архитипичным практически во всех культурах. «Дорога особенно выгодна для изображения события, управляемого случайностью (но и не только для такого). Отсюда понятна важная сюжетная роль дороги в истории романа. По Бахтину, дорога - не только путь времени, но и символ духовного пути. Образ дороги «...переходит в метафору дороги, жизненный путь, путь души, то приближающий к Богу, то удаляющий от него (в зависимости от ошибок, падений героя, от событий, встречающихся на его реальном пути) [2, с. 216]». Так, в романе «Дорога» сын, родившийся уже после катастрофы и не знавший другого мира, идет по дороге с отцом и во время пути учится жизни, приобретая жизненный опыт.

Основным в романе является хронотоп дороги, символизирующий жизненный путь человека и природу бытия вообще. Дорога - это локус, где происходят всевозможные, даже самые невероятные встречи. Дорога - символ движения, это динамика жизни. В постапокалиптическом пространстве, где исчезли все связи с прошлым, именно дорога служит тем связующим звеном, которое духовно поддерживает отца.

Далее Бахтин замечает, что аналогичную дороге функцию несет в романах ««чужой мир», отделенный от своей страны морем и далью [2, с. 135]». В романе Маккарти, «Дорога», герои стремятся на юг, к морю. И они доходят до моря, ожидая увидеть прозрачную голубую водную гладь, но вместо этого перед ними - мутная темная вода. Возможно это крушение надежды, потеря веры и желания спастись, но с другой стороны - за морем «чужой мир» и его можно достичь, если преодолеть бурную пугающую стихию. Море оказалось концом дороги для отца - дальше сын должен идти самостоятельно, находя свой путь. Таким образом, хронотоп дороги несколько трансформируется в хронотоп «чужого» посредством коннекторов, которые используются в тексте для соединения различных хронотопов и создания непрерывности и связанности. Так, М. Бахтин выделяет коннектор пути, коннектор места и другие. В романе «Дорога» наиболее важны именно эти два коннектора.

Наиболее очевидным в романе выступает коннектор места - города и деревни и другие локусы, разрушенные во время катастрофы, он работает в первую очередь по принципу тождества, игнорируя неизбежно вносимые временем изменения. Город, где жил отец, является связью между прошлым и настоящим. В него путники попадают случайно, но не совсем. Отец знает, что недалеко должен быть океан, за которым - спасение. Это единственный путь к спасению в этом кошмарном настоящем.

Другим коннектором места в романе выступает река - архетип вечного движения. Как и дорога, река символизирует жизненный путь человека, всего живого, изменения природы и бытия вообще. Возможно, именно поэтому герои приходят к реке и любуются водопадом - это чудо природы всегда считалось символом очищения, начала чего-то нового. Не смотря, на подавляющую мрачную атмосферу, царящую в разрушенных городах, и на дороге, герои способны воспринимать красоту природы и радоваться ей.

Коннектор пути в романе играет важную роль по ходу развития событий - встречи с разными людьми на пути отца и сына. Это абсолютно разные люди, но их объединяет то, что все они пережили катаклизм. Отец и сын встречают хромого незнакомца. Путникам встречаются трупы, страдающие, обреченные на смерть люди, вор, который грабит их еду и одежду и которого они догоняют, отобрав награбленное. Вор остается без средств к существованию и очевидно скоро умрет. Они встречают маленького мальчика, которого видит только сын. Особое значение имеет встреча сына с «хорошими людьми» в конце романа после смерти отца, когда мальчик остается один. Это семья - родители и сын, почти ровесник главного героя.

Коннектор пути имеет значение и в тематико-идейном контексте, символизируя желание жить и саму жизнь как движение. Становится важным просто остаться в живых, не смотря на отсутствие надежды и желания жить, не смотря на отсутствие цели и понимания смысла. Движение и путь - символы жизни. Сойти с пути - значит умереть. Оставаться на пути тяжело и по силам не всем. Мать мальчика, родившая сына уже после катастрофы, уходит, покидая мужа и ребенка. У нее не остается сил продолжать путь. Но связь с ней остается благодаря коннектору памяти, который реализуется через воспоминания и материальные предметы, выступающие в роли «напоминателей» о другой жизни - колода карт, фотографии, мебель, товары в супермаркете, еда и другие [7, с.140].

Выводы

Память о прошлом, пережитой опыт всегда сдерживает, ограничивает движение вперед, с одной стороны, но, с другой - дает силу и придает уверенность. Мальчик спрашивает отца о прошлой жизни, но тот не многословен о своем прошлом. Отец рассказывает о друзьях, но почти ничего о матери сына, своей жене, их доме и жизни до катастрофы, о том, как они были счастливы вместе, о своих надеждах и мечтах. Однако, горе проходит, память - избирательна, она оставляет лишь хорошие светлые воспоминания, остальное уходит насовсем в прошлое и больше не возвращается. Символом течения времени является хронотоп реки - как разделитель между настоящим и прошлым и как связь с ним.

В романе контрастирует красота природы и ее драматические описания с мрачной атмосферой разрушенных городов и поселков, ужасных людей, едящих себе подобных. Стиль описаний природы такой же краткий и сдержанный, преимущественно нейтральная денотативная лексика и простой синтаксис. Однако, благодаря ярким сравнениям и метафорам, автору удается создать неповторимые яркие описания природы. Любование красотой природы среди ужасов постапокалиптического мира - это надежда на возрождение в образе сына. Таким образом, изменение пространства влечет за собой изменение жизни героев.

Список литературы

  1. Аташева К. За последней чертой. Апокалипсис в аниме / К. Аташева
  2. Бахтин, М. М.Формы времени и хронотопа в романе: очерки по исторической поэтике // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. — М. : Худож. лит., 1975. — С. 234 - 407
  3. Единство места времени и действий : сб. статей.
  4. Кривцун О. А. Человек в его историческом бытии: опыт психологических и художественных измерений / О. А. Кривцун [Электронный ресурс].
  5. Лихачев Д. С. Литература - Реальность - Литература / Д. С. Лихачев. - Л.: Сов. писатель, 1981. - 214 с.
  6. Шкловский, В. Проблема времени в искусстве // Шкловский В. О теории прозы. - М. : Сов. писатель, 1983. - С. 242-249.
  7. McCarthy Cormack. The Road / Cormack McCarthy. - NY.: Vintage Books, 2006. - 320 c.

Читайте также