Кристина Шишкарёва. Интервью с хореографом

Кристина Шишкарёва. Интервью с хореографом

Кристина Шишкарёва - автор 9-ти спектаклей и более двух сотен миниатюр, куратор, преподаватель современного танца, лектор, вице -президент Всеукраинской Ассоциации "Платформа Современного танца Украины", лауреат и член жюри многочисленных международных и всеукраинских конкурсов, основатель и художественный руководитель Totem Dance Group. Высшее образование: Украинская Академия Танца Классик, КНУКиМ (специалист современной класической хореографии). В разное время преподавала в Kyiv Modern Ballet (труппа Раду Поклитару), в Киевском Национальном университете культуры и искусств, была балетмейстром-постановщиком в Киевском Муниципальном Академическом театре оперы и балета для детей и юношества и хореографом-постановщиком проекта "Танцують всі" (1 и 2 сезон), куратор международного междисциплинарного фестиваля "ГОГОЛЬFEST". Порталу Эксперимент удалось пообшатьсяс Кристиной узнать подробнее о современной хореографии.

Кристина, вы член жури многих танцевальных конкурсов. Не считаете ли, что соревнования, особенно конкурсы, губят личность и загоняют всякое творчество в определенные рамки?

Нет, я абсолютно не считаю, что конкурсы каким-то образом убивают индивидуальность. Касаемо «загоняний в рамки» - да, я отчасти согласна, что они есть, чаще всего временные рамки и невозможность полноценно высказаться, но в данный момент я думаю, что умение работать «в рамках» позволяет раскрыть новый потенциал. Другое дело, что я совершенно не приветствую соревновательную форму, потому что это противоречит самой парадигме современного танца и его исключительной толерантности ко всему. Возможно, тут будет точнее сказать не «толерантность», а что танец может вместить в себя, как черный квадрат Малевича, любое высказывание, которое вы можете ему предложить.

Что для вас является современным искусством? Назовите несколько ярких представителей современной хореографии.

Современное искусство - это вполне ясное явление в мировом искусстве вообще, поэтому не то, чтобы я что-то думаю о нем – есть определенные временные и исторические слои, в которых это явление существует. Поэтому будем считать, что начиная от эпохи импрессионизма и заканчивая нынешним временем, это и есть эпоха современного искусства. На счет ярких представителей современной хореографии, что я не могу выделить из общего числа каких-то самых ярких. Могу выделить тех, за кем я с любопытством наблюдаю, и мне нравится, что они делают, хоть это и абсолютно субъективно. Это Сиди Ларби Шеркауи, Эйкрам Хан, Александр Экман, Димитрис Папаиоанну.

Сколько времени должно пройти, чтобы наши люди пришли к пониманию или хотя бы принятию современного искусства?

Сложно сказать, сколько должно пройти времени, чтобы люди начали понимать современное искусство и принимать его. Мне кажется дело не во времени, а скорее в контексте и в том, хотим ли мы вообще двигаться в сторону понимания, иногда упрощения. Мне кажется культурное отличие наше от европейской и американской культуры очень большие, потому что мы, все-таки, долгое время находились в этом «волшебном» пространстве советском, где многое было запрещено, и навязывалась одинаковость. Хотя и тогда существовали интересные художники… Но если так взять на вскидку и если мы будем двигаться правильно – думаю, должно смениться поколение людей, а это значит, что мои дети должны родить своих детей и вот уже мои внуки будут близки к этому.

Как часто вы встречаете качественное искусство в Украине?

Я, во-первых, не могу себя назвать таким, знаете, поглотителем искусства. Я конечно стараюсь отслеживать, что происходит в Украине и в основном, конечно, в нише современного танца, но общаюсь и с художниками, и с видео-художниками, и с музыкантами. Скажу вам, что есть в Украине очень талантливые и интересные люди, а главное конкурентоспособные на европейском и мировом арт-рынке, но им нужна помощь. У нас совершенно нет финансов банально для того, чтобы вывезти творчество на «Биеннале», у художников попросту не денег. Чтобы весь мир узнал какие мы классные, нас надо миру показать, а это элементарно просто деньги.

В одном интервью вы сказали, что важно: «признать свою ответственность перед зрителями, взять ответственность за их умы и за то, чем ты их кормишь». Можете развить дальше эту мысль. И как отличить «шлак» в искусстве от «нектара»?

Если мы говорим о том высказывании, мы говорим о том, что художник и соответственно хореограф – он всегда ведет диалог со зрителем. Если он говорит на каком-то «тарабарском» языке непонятном зрителю, либо если он считает зрителя совершенным идиотом и начинает ему «сюсюкать-пупукать» условно говоря, тогда этого диалога не случается. Иногда художник обладает какими-то особенными знаниями в психологии и он начинает манипулировать сознанием зрителя так как выгодно именно ему, так как он хочет чтобы воспринималось его художественное произведение. Как по мне это не совсем верно. Художник должен оставлять зрителю поле для собственного размышления. Это вопрос к культуре как таковой, начиная с семьи – что дают детям смотреть и слушать, потом вопрос к тому, что им преподают в школах, не унижают ли их там, как полученную в школе информацию вообще применить, нужна ли она в принципе. Мы воспитываем наших детей изначально напичкивая их мертвыми знаниями и абстрагируясь от них, отстраняемся, не разговариваем, приводим их в кружки с позицией «лишь бы занят был» и в итоге формируется такое существо которое существует в своих узких рамках выйти за которые ему очень страшно. Ребенку ведь уже сказали, что вот это «правильно» и по-другому никак нельзя – такое существо не может отличать упомянутый «шлак» от «нектара». Для того чтоб такого не происходило надо начать с того, чтобы смотреть и анализировать уже признанное произведение искусства – кино, музыку, живопись. И не просто руководствоваться такими критериями как «нравится» и «не нравится», а пытаться для самого себя написать в двух-трех предложениях почему именно так я его вижу. Таким образом можно запустить свой внутренний чувственный и мыслительный процесс и понять как это произведение создано и почему оно создано, в каком контексте. Углубляясь в эти знания ты узнаешь очень много чего об истории, о психологии и при этом для себя – учишься говорить на этом языке современного искусства или хотя бы учишься слышать или видеть что хотел сказать художник. К сожалению, очень часто даже этого не происходит и все сводится к фразе в стиле «да это всего лишь черный квадрат, так и ребенок нарисовать может..».

Что нужно, чтобы стать хорошим танцором или мастером своего дела?

Чтобы стать хорошим танцовщиком нужно много-много собой заниматься. Это довольно эгоистичная профессия. Кроме того, что ты должен развивать свои физические навыки и данные, ты должен развивать свой ум, умение высказываться, умение сквозь тело точно пропускать то, что говорит тебе хореограф, умение ясно высказаться, чтобы тебе самому обязательно было понятно, что ты делаешь вообще. Если тебе станет понятно – это будет понятно и для зрителя.

И, безусловно, это бесконечная чреда занятий для развития собственного тела и навыков, которыми оно должно обладать. Для начала какие-то определенные уже признанные техники, а дальше – специализация и ты выбираешь то направление в котором тебе двигаться будет хорошо, прежде всего морально.

Творчество – это труд, это огромное количество прочтенных книг, это умение анализировать и замечать детали, общение с людьми и это не равнодушие к миру, к различным явлениям в обществе, к политике, потому что танцовщик – он как кровоточащая рана, человек без кожи. Танцовщик должен быть очень чувствительным к тому, что происходит в мире.

Из чего состоит качественный танец?

Качественный танец исполняется профессиональным танцовщиком. Потому что профессионал, даже если он не супер одаренный в плане физических данных и не супер «технарь», он действительно понимает, что своим танцем он хочет сказать или не сказать, что тоже важно. Пустота это неотъемлемая часть танца так же, умение делать паузы, умение притормаживать быстро – это намного важнее, чем умение разогнать на большую скорость. Важно умение быть интересным без демонстрации возможностей шпагатов и батманов. Кроме того, качественный танец - тот на который хочется смотреть и пересматривать по нескольку раз, которым хочется думать и от которого, обязательно, остается приятное или неприятное послевкусие. Танец не должен оставлять тебя равнодушным, он может возмущать, ты даже можешь не всегда до конца понимать что хотел сказать танцовщик, но главное, чтобы тебе была интересна эта тайна, которую он зашифровал. Качественный танец – всегда ставит перед тобой вопрос.

Насколько в танце важна свобода и доверие?

Свобода и доверие это одни из главных критериев современного танца. Но, когда мы говорим тут о свободе, ми имеем в виду не такую «свободу» о которой говорят некоторые недоученные студенты университета культуры – «танцую, что хочу, ворочу, что хочу», нет, это не об этом. Имеется в виду – свобода самовыражения. Ну а доверие – это умение раскрыться перед зрителем и перед партнером, умение обнажить себя полностью.

Может ли разум или сознание помешать движению?

Разум и сознание неотделимы от движения. Человек не двигается руками и ногами, когда человек движется в пространстве вместе с ним движутся и его мозг, его органы, его глаза, его язык, его душа, которая находится в теле и его тонкие тела тоже приходят в движение, поэтому невозможно их разделить.

Приходилось ли вам работать с технически сильными танцорами, но душевно «закрытыми»? Если да, как вы решали эту проблему?

Безусловно, мне приходилось работать с такими танцовщиками, так как иногда я делаю заказы, не всегда занимаюсь творчеством. Я живу со своей профессией, я зарабатываю этим деньги, поэтому я иногда беру ту работу, которая просто приносит деньги и там мне просто предоставляют танцоров, с которыми я должна работать. Иногда это абсолютно пустые люди, просто выдрессированные тела, с которыми не интересно вообще. Когда же я занимаюсь творчеством – с такими людьми стараюсь не работать и эти проблемы не разгребать. Где-то на просторах интернета я нашла очень классное высказывание: «Конечно из говна можно сделать конфетку, но все равно это будет конфетка из говна». Поэтому танцор - это целостная история и мне скорее будет интереснее взять танцовщика менее одаренного физически, но более умного. У меня достаточно инструментария, чтобы позволить ему раскрыться, чем просто брать «дрессированного» человека, поскольку я не могу его сделать умнее, если он сам этого не хочет.

Насколько важна техника и пластичность в современном танце?

Этот вопрос достаточно каверзный, потому что существует огромное количество современных техник и возможных видов высказываний от разных хореографов, где, в принципе, могут участвовать даже непрофессиональные танцоры, но это хореография. Поэтому я не уверена, что это настолько важно – техника и пластичность. Тут скорее все зависит от того, в какой компании ты работаешь, с каким хореографом и кто какие задания ставит перед собой.

Вы работали с иностранными хореографами, в чем разница в сравнении с отечественными?

Да, я делала достаточное количество проектов с иностранными хореографами и как танцовщица, когда еще танцевала, и как организатор событий. Тут сложно сказать, в чем разница, потому что мы все-таки люди. Я не сторонник разделять сильно на иностранцев и украинцев, поскольку все зависит от человека в первую очередь – насколько этот хореограф интересен как человек, настолько будет интересна его хореография. Но в плане возможностей которые они имеют – да, в это они точно лучше. Речь о том, что за рубежом есть большое количество фондов и возможностей себя показывать и проявлять и поэтому они заходят туда без рамок. Нам же приходится думать, хватит ли на это денег, где это показать, а может взять меньше людей, а как я это повезу на гастроли и т. д. Там же приходит человек и четко высказывает, что и в каком объеме ему необходимо. Наши люди совсем не избалованы в плохом смысле этого слова. Мне бы хотелось, чтоб наших хореографов баловали немножко, чтобы они могли себе позволять раскрывать свой потенциал.

Кристина, вы как постановщик 9 спектаклей, скажите, чем отличается обычная хореография от театральной?

Вообще хотелось бы начать отвечать на этот вопрос с того, что хореография и танец похожи, но это разные вещи. Танцевать может каждый, а хореографию какую-то определенную станцевать может не каждый. Во-первых, современный танец уже давно вышел за пределы сцены и освоил галереи, пространство улиц, цеха, заводы, всевозможные музеи и арт-пространства. Поэтому отличается, конечно, потому что между сценой и зрителем есть четвертая стена. Обычно в театре зритель все равно смотрит на спектакль как немножко «из телевизора», он дорисовывает себе дальнейшее пространство, которое находится за кулисами да и время воспринимает определенным образом. Иногда бывает, что выходя за сценическое пространство, ты можешь позволить себе быть просто тем, кем ты есть, тратить столько времени, сколько нужно и ничего не «дорисовывать», поскольку мир вокруг тебя – лучшая декорация. Театральные же постановки, они рассказывают обычно определенного рода истории и театральный свет он призван, возможно, немного манипулировать эстетическим восприятием, делать какие-то вещи более красивыми или наоборот. Но мне нравится манипулировать, в этом я, конечно, странный хореограф.

Почему в своей жизни вы выбрали именно танец?

Мне сейчас кажется, что скорее танец выбрал меня, как говорила Марта Грэм. У меня не оставалось выбора, так как и у моих детей, сейчас тоже его не остается, потому что я росла в театре, росла в танцевальных залах, росла с родителями, которые работали в театре. Я видела это все. В начале я не хотела, потом хотела в этом участвовать, потом уже не могла себя отделить от этого. Мир танца – это клевая среда, там очень хорошо жить, несмотря на какие-то свои проблемы, которые в ней существуют. Это ведь прекрасно, когда ты зарабатываешь деньги тем, что тебе нравится и тем, что ты действительно любишь очень сильно и не представляешь своей жизни без этого, а тут тебе за это еще и деньги платят. К завершению, я скажу все-таки слова Марты Грэм: «Не я выбирала танец – танец выбрал меня». Наверное, я не смогла бы не танцевать, хотя последнее время я действительно очень мало танцую. Я пережила некую трансформацию, когда я не хочу больше «танец танцевать», я хотела бы что-то более интересное, глубокое, исследовательское и сейчас я пытаюсь понять, как мне настроить свое время и вообще жизнь вокруг, чтобы я смогла заняться тем, чем мне хочется.



Ключевые слова: Кристина Шишкарёва,современная хореография,модерн,современное искусство,Интервью с хореографом,хореография в украине

Читайте также