Пиррова победа комиссара Мегрэ

Пиррова победа комиссара Мегрэ

Э. Шрайбер

В декабре 1933 г. в правительственных верхах Франции разразился громкий скандал. Раскрылась грандиозная афера Стависского, белоэмигранта, авантюриста международного масштаба, который через основанное им Общество муниципального кредита наводнил страну облигациями, не обеспеченными реальными ценностями. Оказалось, что Стависский действовал не без ведома официальных лиц, в том числе министров Камилла Шотана, Жоржа Бонне, Пьера Лаваля. Кабинет Шотана ушел в отставку, а сам Стависский при таинственных обстоятельствах был вскоре убит.

В марте 1934 г. газета «Пари Суар» начала публикацию серии статей «За пределами аферы Стависского», принадлежащих перу ставшего уже к тому времени популярным писателя Жоржа Сименона, создателя образа комиссара Мегрэ. Слава к Сименону пришла зимой 1931 г., когда в издательстве «Файар» вышли первые романы о Мегрэ («Скончался господин Галле», «Повесившийся на воротах церкви Сен Фольен», «Питер Латыш», «Возчик с баржи «Провидение», «Цена головы»), которые были теперь подписаны его настоящей фамилией. До той поры в Париже знали веселого, никогда не расстающегося с трубкой, энергичного, неутомимого в работе журналиста Сима, автора многочисленных развлекательных романов, выходящих под самыми причудливыми псевдонимами.

В 20-30-е годы Жорж Сим сотрудничает в ряде газет и журналов, начав в отделах происшествий и судебных хроник. Журналистская практика писателя — источник его широкой осведомленности в политической жизни страны и, в частности, в закулисных интригах, присущих буржуазному парламентаризму.

«Итогом моей журналистской работы, — вспоминал Сименон, — явилось все нарастающее отвращение ко всему соприкасающемуся с политикой. Оно усугубилось после совершенных мною в середине 30-х годов длительных кругосветных путешествий, ведь почти во всех уголках земли я встречал прожженных политиканов. И все же тогда я еще знал их недостаточно».

Трагические годы второй мировой войны заставили Сименона глубже осознать общественную опасность подобных политических заправил. 30 декабря 1960 г. он сделает во время народных волнений в Бельгии следующую запись в своей книге-дневнике «Когда я был старым»: «Я начинаю понимать страшную фразу Леона Блюма, которую он произнес в 1936 г. во французской палате депутатов: «Я ненавижу вас, буржуа!»

Сименон пишет и о своей ненависти к тем, «...по чьей милости сражаются в Конго, в Алжире, на Кубе и в разных местах земного шара, тем, кто ждет конца бельгийского кризиса, от души надеясь, что правительство «проявит силу».

По неоднократным признаниям Сименона, неприязнь к политике вызывала в нем стремление избегать политической темы в творчестве. Но писатель-реалист, так ярко и зримо воссоздавший многоликий образ Франции, естественно, не мог не показать влияние политики и проводящих ее государственных, законодательных и судебных органов на судьбы различных социальных слоев и, прежде всего, простых людей — главных героев романа Сименона. Доказательство тому — написанный в 1945 г. социально-психологический роман «Старший из рода Фершо». Любопытно, что одним из ведущих персонажей Сименон сделал в нем — что обычно ему не свойственно — не только реальное лицо, но и современника. Он рассказал о нем в предисловии к роману, детально изучив все материалы запутанного дела. 7 октября 1935 г. в Париже был выдан ордер на арест крупного финансового магната, обладателя огромных каучуковых концессий во французской колонии в Африке — Дьёдонне Фершо, совладельца фирмы «Братья Фершо», разбогатевшей на бесчеловечной эксплуатации туземных жителей. Колониальные власти так же, как и власти метрополии, куда поступали сведения о «цивилизаторской миссии» Фершо, не привлекли его к ответственности, даже когда стало известно, что он, бросив гранату в колонну негров, убил троих из них. К 1934 г. состояние фирмы «Братья Фершо» достигло таких размеров, что фактически делало ее неуязвимой для буржуазного закола. И если в 1935 г. против Дьёдонне все же было выдвинуто обвинение в убийстве негров, Сименон объясняет это лишь давлением, оказываемым на правосудие конкурирующими с Фершо фирмами, заинтересованными в его устранении с финансовой арены. Делу долго не давали хода, так как Фершо грозил огласить на суде имена министров, сенаторов, муниципальных советников, связанных с ним денежными операциями, незаконным получением акций и подрядов на разработку залежей полезных ископаемых, промышленное и гражданское строительство в колониях. Такой судебный процесс вызвал бы очередную отставку правительства и министерский кризис, если бы не неожиданное исчезновение Фершо. Поиски его не привели к каким-либо результатам, а власти поторопились предать дело Фершо забвению.

Напомнил о нем через десять лет Сименон. Изложив в предисловии все этапы карьеры Фершо до его исчезновения, писатель предложил художественную версию его последующей жизни.

Тайно покинув Париж, Дьёдонне случайно встречается с молодым человеком, бедняком и честолюбцем Мишелем Модэ, который ищет «путь наверх» и готов на все для завоевания своего места под солнцем. Вместе они покидают Францию, живут в Панаме, где после «школы», пройденной у преступника, плантатора и стяжателя Фершо, его способный ученик становится таким же хищником и хладнокровным убийцей. Таким образом, вред людей типа Фершо Сименон усматривает не только в том, что они порождают в обществе коррупцию и преступность, но и в их тлетворном воздействии на молодежь.

К произведениям, опровергающим утверждения некоторых зарубежных исследователей о «нейтральности» и «аполитизме» Сименона, в частности, его социально-психологических романов, следует отнести написанный в 1949 г. роман «Четыре дня из жизни бедного человека».

Тонкий психологический анализ позволяет Сименону выявить мотивы, приведшие Франсуа Лекуэна, честного труженика, ставшего безработным из-за кризиса, к нравственному падению. Сименон предъявляет неопровержимые доказательства, чтобы показать, по чьей вине Лекуэн стал вымогателем и обманщиком. Он рисует развращенность и беспринципность могущественных парижских дельцов, подкуп и мошенничества, подчас решающие исход избирательных кампаний. Сименон беспощаден в изображении этой зловонной клоаки, поставляющей пищу скандальным хроникам газет и журналов. В романе обличается продажность желтой прессы. Чувство омерзения к ней Сименон не утратил со времен своей репортерской молодости.

Романы «Старший из рода Фершо» и «Четыре дня из жизни бедного человека» предваряют и подготавливают роман, в котором Сименон введет нас в правящие круги Франции, где подвизаются те, от кого во многом зависит благополучие страна и миллионов ее простых граждан.

«Мегрэ у министра» (1954 г.) — серьезный своеобразный роман о политических нравах, и это не должно поражать, если не придерживаться бытующих еще представлений, что любой детектив — лишь развлекательное чтение.

Сименон не приемлет распространенное в критике разграничение его романов на социально-психологические и цикл «Мегрэ».

В романе «Мегрэ у министра» отсутствует даже такой необходимый для детективного романа компонент, как убийство и поиски заподозренных в нем лиц. И тем не менее читатель с неослабевающим интересом следит за всем происходящим. Вместе с Мегрэ озабочен розысками документа, от которого зависит доброе имя человека. Задачи, которые ставит перед собой Сименон, отличают их от многих произведений зарубежной классической современной детективной литературы. Да и сам комиссар Мегрэ не наделен исключительным аналитическим мышлением, подобно героям Эдгара По, Конан Дойля и Агаты Кристи.

Еще в ранней молодости Сименон задумал героя, которого назвал «штопальщиком человеческих судеб». Его обязанность заключалась в том, чтобы приходить на помощь людям в самые катастрофические периоды их жизни. Таким героем и суждено было стать комиссару Мегрэ. Главная цель, которую преследует Мегрэ, — и в этом он также не похож на своих прославленных коллег-сыщиков — не раскрытие запутанного преступления и победа над коварным и неуловимым злоумышленником. Мегрэ важно предотвратить преступление, удержать человека от непоправимого поступка, а если несчастье все же произошло, комиссар, не жалея сил, будет вести расследование, пока сам, несмотря на наличие, казалось бы, веских доказательств, подтверждающих вину задержанного, не убедится в ней. Для установления правды Мегрэ пойдет на столкновение с любым начальством и никогда не совершит сделки с совестью, хотя прекрасно понимает, какие последствия для его служебного положения может иметь месть таких влиятельных подонков, как депутат Маскулен. Комиссар безжалостен к привилегированным преступникам, полагающим, что занимаемые ими посты или деньги — гарантии безнаказанности.

Доброту, глубокое сочувствие и заботу проявляет комиссар к простым людям. Кому как не Мегрэ знать, как много факторов стимулируют преступность в современном обществе, которое сплошь и рядом калечит жизнь маленького человека, доводит его до срыва, а затем сурово карает. Как верно подметила Н. А. Модестова, «в пятидесяти романах Сименона, где есть убийства, к низшим слоям общества принадлежат лишь три преступника. Девять убийств совершают преступники-профессионалы, а тридцать восемь — люди из «хорошего общества». Характерны и сами мотивы преступлений. У бедняков это месть за обиду, богатыми же мотивы морального порядка — страсть, ревность, месть — движут в самых редких случаях. Обычно все дело в деньгах».

Комиссар Мегрэ — умный, проницательный, справедливый, отзывчивый человек, сочетающий огромный опыт сыщика с психологией и интуицией врача, социолога.

«Прошло более сорока лет, как в жизнь мою вошел комиссар Мегрэ, — говорит Сименон. — Оба мы за это время порядком изменились, но неизменным остается мое к нему уважение, и поэтому в романах, где действует Мегрэ, я ставлю порой более сложные проблемы, чем в моих социально-психологических романах. Опыт и мудрость Мегрэ помогают мне разрешать их и делать доступными читателям разных стран и разного культурного уровня. Должен признаться, что иной раз я злоупотреблял правом автора и отправлял Мегрэ, вопреки его воле, в те сферы общества, которые мне либо недоступны, либо неприятны». Сделав Мегрэ комиссарам полиции, но отнюдь не наградив его убеждениями, обычно присущими блюстителю порядка, Сименон открыл ему двери во все сферы общества. Для него нет запретных зон, он попадает в высший свет, в дома и конторы крупных буржуа, в суд и даже в кулуары правительственных учреждений, как это случилось с ним в романе «Мегрэ у министра».

Происходящие в романе события обусловлены политической обстановкой, сложившейся во Франции после окончания войны и во время Четвертой республики. Капитуляция, повлекшая за собой национальную катастрофу, черные годы оккупации, коллаборационистский курс правительства Виши привели к тяжелым последствиям. Политическое и экономическое возрождение страны зависело от объединения всех прогрессивных сил и срочного проведения демократических реформ.

В октябре 1945 г. состоялись выборы в Учредительное собрание. Впервые в истории Франции социалисты и коммунисты получили в нем большинство голосов. Несмотря на яростное противодействие правых партий, они добились принятия новой конституции, вступившей в силу 24 декабря 1946 года. Народ требовал строгого соблюдения законности, оздоровления всех государственных институтов. Именно в период, «когда страна была охвачена волной идеализма» и «люди жаждали чистоты», Сименон, как всегда исторически конкретный в своих романах, посылает в Палату депутатов и делает министром общественных работ скромного вандейского адвоката Огюста Пуана. Избиратели отдают ему голоса, потому что трудолюбивый и хорошо знающий право Пуан ничем не опозорил себя при немцах и помогал Сопротивлению. По словам Сименона, он хотел рассказать о честном человеке, не привыкшем к дипломатии и представления не имевшем о многих скрытых пружинах, приводящих в действие государственный механизм.

Пуан искренне верит, что в обновленной Палате впредь не будет места для махинаций и злоупотреблений. Скоро эта вера слабеет, и он начинает ощущать себя в Палате инородным телом. Через два года он даже не хочет баллотироваться на второй срок. И не случайно Сименон приводит Пуана к такому решению именно в 1947 г.

Непрекращающиеся нападки правых, финансовых монополий и поддерживающих их американских капиталистов на экономические реформы правительства, неустойчивость позиции социалистов и радикалов завершаются тем, что глава правительства социалист Поль Рамадье 4 мая 1947 г. санкционирует незаконный декрет, лишивший министров-коммунистов их полномочий. После этого реакционные силы еще активнее поведут борьбу против конституции 1946 г. и отстаивающих ее неприкосновенность депутатов — таких, как Огюст Пуан в романе Сименона. Для их дискредитации не гнушаются никакими средствами, вплоть до клеветы и шантажа.

Шантажом пользуется интриган, демагог и карьерист Маскулен — фигура, весьма характерная для буржуазного парламентаризма и буржуазных «свобод». В образе Маскулена писатель раскрывает социальное содержание термина «грязные руки», очень распространенного применительно к политике во Франции после второй мировой войны. Маскулен рвется к власти, но выжидает благоприятный момент, а пока своими «смелыми» запросами правительству, обращением к общественному мнению и публикацией в зависимой от него прессе скандальных подробностей биографий официальных лиц, создает себе реноме защитника народных интересов и поборника нравственности. На эту приманку попадает и правдоискатель Пикмаль, личность, по наблюдениям Сименона, тоже заслуживающая внимания благодаря роли, которую заставляют играть таких пикмалей в политической борьбе нашего времени.

Идейная мешанина, получившаяся в голове Пикмаля вследствие чтения, без необходимой теоретической подготовки, взаимоопровергающих философских, религиозных и социальных трактатов, метание между полярными по своим программам партиями и группировками в тщетных поисках эффективных средств против зла и несправедливости — превращают его в сторонним крайних мер. Такими растерянными и отчаявшимися людьми часто пополняют свои ряды неофашистские организации, анархисты и левацкие элементы. С их помощью совершаются террористические акты, провоцируются беспорядки, в которых, как правило, правительство обвиняет рабочих, представителей прогрессивных партий и подвергает их жестоким репрессиям. Пикмалей, как убедительно показал Сименон, используют в гнусных целях и отдельные политические шарлатаны.

Закон, правосудие и полиция бездействуют там, где действуют «грязные руки» Маскулена.

Показательно, что министр обращается к Мегрэ неофициально. Лишь ценой горького опыта понял Пуан, как заблуждался, полагая, что в появлении маскуленов повинен не современный политический строй, а лишь близкие к правящим кругам дельцы.

Маскулены, говорит ему Мегрэ, существуют не только в политике, но и в других сферах общественной жизни. Вначале звонок Пуана вызывает в Мегрэ раздражение. Он терпеть не может политики и избегает связанных с нею расследований. Он думает, что и на этот раз его вызывают в министерство, чтобы замять очередное неблаговидное дело. Но уже при первой встрече с Пуаном Мегрэ, сам вышедший из народной среды, проникается к нему симпатией. Редкое чутье на людей, которым наделил его Сименон, позволяет комиссару не сомневаться, что Пуан не скрывает доклад Калама, но доказать это Сименон заставляет Мегрэ в непривычных условиях.

Мегрэ спас репутацию Пуана, но счастливой развязки не получилось. В поединке с Маскуленом проиграл Пуан. Он окончательно решает отказаться от политической деятельности. Мегрэ также испытывает глубокую неудовлетворенность исходом дела: избежали ответственности виновные в гибели 128 детей и не обезврежен Maскулен.

Печальный конец романа подтверждает его верность реалистическому методу изображения действительности. Но, обличая современную буржуазную правительственную бюрократию, пресловутое равенство перед законом, он не делает вывода о необходимости коренных преобразований всей социальной системы, без чего борьба Мегрэ с пороками буржуазного мира, как не раз показывал сам писатель, к действенным результатам привести не может.

Л-ра: Север. – 1974. – № 2. – С. 83-86.

Биография

Произведения

Критика



Ключевые слова: Жорж Сименон,Georges Simenon,«Мегрэ у министра»,детективы,детективный жанр,Мегрэ,критика на творчество Жоржа Сименона,критика на произведения Жоржа Сименона,скачать критику,скачать бесплатно,французская литература 20 в

Читайте также