Кубы

Кубы. Рассказ Андрея Никитина

Андрей Никитин


Будущее.

- Я вам говорю, милейший, там что-то есть! - сказал Олег Купенько, худой мужчина в очках. Перед ним за столом сидел Евгений Юрьев и недоумённо смотрел на снимки.

- Что там может быть, Олег Андреевич? Там только космос, больше ничего нет.

- А я вам говорю, что есть, и у меня имеются доказательства.

Олег выкладывал на стол фотографии, сделанные крупнейшим в мире телескопом, выглянувшим за пределы солнечной системы.

- Ну и что? Это просто снимки космоса. Тут темно, мало звёзд, вот и всё. Плохо видно. Вот туманность, звёзды, галактики. Что вас смущает?

- Посмотрите сюда, - сказал Олег, - видите? Темнота не равномерная.

- Ну и что? Подсветка такая, оптика не идеальная. Звёзды ведь светят, как и раньше. Я не могу понять, что вас так зацепило? Ведь вы сами видите, что там толком ничего нет.

- Есть документальные подтверждения, что это может быть именно оружие уничтожения. Вспомните сигнал, полученный в 2178 году. Об этом даже сообщалось по новостям. Там говорилось, что эксперимент вышел из-под контроля.

- Какую запись? При чём тут давние записи?

- Я могу цитировать некоторые фразы, после того, как они прошли обработку голоса и их перевели на наш язык.

Эксперимент вышел из-под контроля. Кубы нельзя уничтожить, их можно только приостановить. Возможно, если остановить их на длительное время, они разрушаются.

- Олег Андреевич, я очень надеюсь, что сейчас вы говорите не серьёзно. Прошло четыреста лет с момента сообщения. Не знаю, почему именно это сообщение вас заинтересовало. Надеюсь, вы не воспринимаете внеземные послания, как нечто существенное. Таких записей сотни, и ни одну не удалось подтвердить или опровергнуть. Я изучу полученный сигнал, но к тому моменту надеюсь, вы объясните, с чего вам в голову пришла мысль о кубах. Ведь на фото ничего подобного нет. Тёмная, неравномерная стена. Это зелёное пятно может быть чем угодно. Может быть отблеском звезды, или метеоритом, или что-то иным.

- Нет. Это то самое оружие, о котором нас предупреждали.

Двести тысяч лет ранее.

Лоуренс давно собирался поставить на место племенника. Он стоял у окна третьего этажа, руки на подоконнике, и глядел через несколько кварталов, где был дом Альфреда. Лоуренс хотел проучить племянника, изобретя нечто такое, что могло превзойти по важности всё в этом мире. Он отошёл от окна, прошёлся по комнате, затем вернулся обратно, вновь ходил по комнате, затем вновь обратно. Пол был грязным, стёкол в окнах не было, но для планеты, где средняя температура не бывает меньше двадцати градусов Цельсия по Земным меркам, это не имело значения.

Лоуренс зажёг свечу, прошёл в соседнее помещение, где окон не было, и где был спрятан его секретный проект. Он открыл сундук, к потолку взлетели бумаги. Он наблюдал за этим. Бумаги замерли в левом верхнем углу. Лоуренс знал, что они больше не упадут вниз. Его изобретение было почти окончено.

Альфред чувствовал, что дядя что-то задумал. Они давно соперничали, но объединиться им мешало нежелание делить заслуги и выручку. После смерти отца, Альфред не позволил дяде раскрывать секреты его трудов. Был скандал, но Альфред добился своего. Это стоило больших трудов, были разорваны отношения с дядей. Но парня это ничуть не расстраивало. Он хотел продолжить дело отца и это ему удалось. Альфред знал, что дядя не остановится. Но он так же знал, что дядя не будет воровать или угрожать. Да, отношения были не сладкими, но убийство не входило в перечень поступков, на которые был способен Лоуренс.

Альфред поужинал, супруга принесла немного вина. Он любил пить вино и смотреть на огонь в камине. Это помогало расслабить голову и думать. Его план был прост. Он кое-что изобрёл, благодаря записям отца. И это изобретение он откроет на годовщину его смерти, как память об усопшем. Уже скоро.

Альфред допил вино и спустился в подвал, где под замком держал своё изобретение. Оно лежало в нескольких ёмкостях. Альфред поднял свечу, заглянул в ёмкость и удивился. Зелёной жидкости стало больше. Намного больше.

- Это действительно работает, - подумал он, после чего закрыл ёмкость, запер подвал и ушёл спать.

Лоуренс вышел ночью на улицу. Он взял с собой несколько камешков и шёл вдоль дороги, пока не вышел к полю. Город спал, огни едва были заметны. Лоуренс убедился, что рядом никого нет, обрызгал камешек из распылителя, затем обрызгал его из другого распылителя и тут же камешек улетел в сторону и вверх. Лоуренс наблюдал. На розовеющем полотне неба была заметна уменьшающаяся точка. Камешек исчез.

- Это замечательно, - сказал Лоуренс, глядя в небо. В темноте камешек скоро пропал из виду. Лоуренс радовался. Он понял, что почти всё готово.

В лаборатории был сквозняк. Гроза бушевала третий день. Воздух был влажным, шумел ветер. Альфред сидел за столом. Горела лампа, на столе разложены бумаги. Он думал о самом важном и глобальном. Думал о том, что охватывало весь мир. Несколько вычислений, затем он подержал карандаш в зубах, вновь несколько записей на бумаге, затем снова карандаш в зубах. Он почесал затылок, и что-то пробурчал, затем вновь начал писать.

Жидкость со временем начинает затвердевать и тяжелеть. Возможно, это связано с некоторыми элементами, что в ней присутствуют. Руда, которую несколько лет назад начали добывать в одной из шахт, имеет похожие свойства. Но я не могу понять, каким образом жидкость увеличивается в объёме. Это происходит при любых условиях. И при достижении двух и восьми десятых литров, жидкость начинает распадаться на отдельные участки. Больше двух и восьми литров в одном объёме быть не может. Это странно и необъяснимо. Я не понимаю, почему именно эта цифра.

Альфред отложил бумагу и обдумал всё, что у него есть. Если жидкость увеличивается в объёме, можно это как-то использовать. А ведь отец всегда хотел уничтожить пустоту, заполнить её чем-то. Это, возможно, и есть выход. Если жидкость увеличивается, значит, когда-нибудь можно будет заполнить пустоту. Но только как?

Альфред подумал немного, но ничего в голову не приходило.

4312 лет после фиксирования разрастающегося зелёного пятна.

Экспедиция, летящая через вселенную, приближалась к стене.

- Что думаете делать, капитан? - спросил молодой парень, обращаясь к бородатому мужчине.

Капитан Фрис поводил пальцем по нижней губе, пригляделся, но не поворачивался.

- Как далеко идёт эта стена?

- Во всех направлениях, капитан. Мы не можем её облететь. Мы наблюдали во все стороны, запустили два летательных аппарата, но они не нашли конец зелёной стены.

- И всё же он должен быть. Бесконечного ничего не существует.

- Как это, капитан? А бесконечность пространства?

- Не нужно сравнивать. Итак, стена намного больше, чем первые снимки пятна, которые прислали нам из архивов планеты. Что это такое и как его побороть?

- По нашим данным у стены должно быть начало. По легенде, это материал, которого больше нигде нет, ни в одном уголке вселенной.

- Что это означает для нас?

- Неизвестно, капитан. Пока мы знаем, что это просто какая-то материя, по форме напоминающая кубы, и расположена она далеко от нашей планеты. Нам нечего переживать.

- Нам нечего переживать? - спросил капитан, - а когда она доберётся до нашей планеты?

- Неизвестно.

- Почему же вы говорите, что мы в безопасности?

- Пройдёт столько лет, что к тому времени, скорей всего погаснет Солнце.

- Не думаю, что так уж много, ведь мы получаем сигналы с Земли, а значит, это относительно близко. Давайте подлетим ближе. Нужно посмотреть, с чем мы имеем дело.

Корабль остановился в нескольких километрах от стены. Стали видны некоторые повреждения, но она казалась сплошной. Капитан дал команду и два человека в скафандрах отлетели к стене, чтоб изучить её. Когда они подлетели ближе, то заметили, что-то напоминавшее клетчатую доску. Это были небольшие кубы, но распологались они неравномерно. Некоторые были дальше от стены, некоторые ближе, внутри стены были полости, кубы не занимали пространство равномерно, и располагались хаотично, но в определённой последовательности, а в пустоты между кубами можно было с трудом пролезть. При близком рассмотрении всё это напоминало громадную кирпичную стену, из которой за годы выпадали камни, образовывая внутри полости и снаружи выпуклости.

- Что это? - спросил Говард.

- Я не знаю, - ответила Джен, - но мне страшно.

Говард подлетел к стене и прикоснулся к одному из кубов. Тот был твёрдый.

- Они движутся, - сказала Джен.

- Что?

- Кубы движутся. Посмотри на наш корабль. Он отлетает в сторону, а мы держимся за кубы и движемся вместе с ними.

Говард посмотрел на корабль, затем на кубы. Между ними были одинаковые небольшие промежутки, примерно в половину метра, со всех сторон. Идеальная точность.

Джен не прикасалась к кубам, она испугалась.

- Полетели отсюда. Мы ничего не можем сделать.

- Я не понимаю, как они держатся, - сказал Говард, - это напоминает межмолекулярные связи. Там тоже подобная структура, но ведь они не магнитят.

Джен не слушала, она подлетела к Говарду, оторвала его руку от куба, и вместе они направились к кораблю.

- Твёрдые, как камень? - спросил капитан.

- Именно! Твёрдые, прохладные, непрозрачные. Нет никаких связей между ними. Они не магнитят, и будто отлетают в сторону.

Капитан прошёл к иллюминатору, почесал бороду и глядел на зелёную стену, покрывающую обзор во всех направлениях.

- Как думаешь, Говард, представляют ли они опасность?

- Не знаю. Мне показалось, что нет.

- Ты ошибаешься, Говард. Такая масса не может быть безопасной. То, что мы не способны контролировать, всегда представляет угрозу.

- Что это, и откуда оно взялось? - спросила Джен.

- Для того чтоб это выяснить, шестьсот лет назад и была сформирована наша экспедиция, - сказал капитан. Он смотрел на кубы. Медленно, едва заметно для глаза, стена двигалась.

Двести тысяч лет ранее.

- Что вы хотите сказать, Лоуренс, что вы изобрели антигравитатор?

Глава комиссии встал. Остальные члены комиссии смотрели на изобретателя. Лоуренс немного нервничал, но не боялся. Он не блефовал, ему было что показывать.

- Это не антигравитатор, господа, это, можно так сказать, стоп-клавиша.

- Какая ещё стоп-клавиша? - спросил глава комиссии, - если предметы улетают вверх или в сторону, исключая воздействие гравитации?

- Вот именно, - сказал Лоуренс, - на них перестаёт действовать любая сила, включая гравитацию. Они будто замирают. Масса планеты и всех небесных тел перестаёт воздействовать. Такие мелкие силы, как ветер, свет и так далее, тоже исключаются. Объект, покрытый двумя гелями, перестаёт взаимодействовать с планетой. Он замирает в пространстве, и улетает вверх, потому, что планета продолжает вращаться в космосе. Она крутится вокруг своей оси, и вокруг Дистрикса, а объект остаётся на месте, потому мы думаем, что он улетает вверх.

- Относительно чего он остаётся на месте?

- Относительно всего. Планета, звезда, галактика - теперь всё это не влияет на него. Теперь объект стал на нулевую отметку.

- Вы хотите сказать, что объект замирает?

- Да, и спустя время, когда планета пролетит мимо, мы сможем вновь увидеть этот камешек.

Альфред сидел перед дядей.

- Ну и что ты хочешь? - спросил Лоуренс, глядя на довольное лицо племенника, - переплюнуть меня? Такое ощущение, что мы соревнуемся.

- А разве не так?

- Понимаешь, Альфред, я это делаю для всех. Я изобрёл нечто полезное, это поможет всем. Уже сейчас планируются космические перелёты посредством нулевого корпуса корабля. Никаких затрат энергии. Нулевая точка просто будет держать аппараты на месте, а всё остальное в космосе будет к ним приближаться. А что сделал ты? Зелёную жижицу? Как она может помочь?

- Представьте себе дом, стены которого пустые внутри. Заливаем в оболочку жижицу, и что получается? Она размножается и заполняет все пустоты, делая дом крепче скалы.

- А если дом развалится? Ты не думал, что это может быть опасно?

- Всё в этом мире может быть опасно, дядя. Даже рисуя картины, человек подвергается опасности.

- Не нужно сравнивать, Альфред. Итак, ты пришёл не просто поболтать. Чего ты хочешь?

- Подумайте дядя, чего я хочу? Эта жижица, как вы её назвали, множится, кроме того, она взаимодействует с окружающими предметами, и после длительного воздействия приобретает их свойства. То есть, если положить на неё кирпич, она и сама станет таким же твёрдым кирпичом.

- Ты хочешь попробовать объединить наши изобретения? - спросил Лоуренс.

Племянник не ответил, лишь улыбнулся. Его глаза блестели.

4312 лет после фиксирования разрастающегося зелёного пятна.

- Я не думаю, что стена движется, - сказал капитан Фрис, почёсывая бороду. Все члены корабля сидели перед ним за столом. Ответа не было. Не получилось взять образцы, но зато они несколько раз видели, как пустое пространство между кубов заполнялось зелёным сегментом.

- Но мы сами это видим, - сказал профессор Журавлёв, - стена уходит в сторону.

- Я думаю, это мы движемся, а стена стоит неподвижно.

- Как такое может быть? Относительно чего она неподвижна?

- Относительно всей вселенной, я думаю, - сказал капитан, - это легко проверить. Запросите с Земли, чтоб они установили расстояние до стены. И наблюдали за этим расстоянием в течение года, замеряя каждый день. Когда планета сделает круг, расстояние выровняется почти до той отметки, что была в начале.

- Вы хотите сказать, что движемся мы? А относительно чего мы движемся? Нас притягивает? - спросил Говард.

- Мы не стоим неподвижно. В нашем случае это вообще невозможно. Мы в космосе, тут нет точки опоры, нет ничего, что замерло бы, кроме этих кубов. Они будто прикреплены к невидимым координатам.

- Итак, - сказал Говард, - мы выяснили, что они увеличиваются в количестве, довольно медленно, но всё же. Выяснили, что они не соприкасаются, и между ними идеально точное расстояние. Объём каждого куба два и семь литра. Всю эту информацию необходимо передать на Землю. Пусть там решают, что делать дальше.

- Их необходимо остановить, - сказал Журавлёв.

- Остановить?

- Ну, насколько я понимаю, они будут множиться дальше, и дальше, до бесконечности, пока не заполонят всё пространство вселенной.

- Она ведь бесконечна.

- Да, но расстояние до нашей планеты конечно, и когда-нибудь они преодолеют это расстояние.

- Как вы предлагаете остановить их?

- Нужно изучить их и ограничить возможности их перемещений.

- Но, ведь для этого потребуется уйма времени, - сказал ассистент профессора, - и неизвестно, сможем ли мы чего-нибудь добиться.

- Это нужно сделать, - сказал капитан, - ведь потому мы и прилетели сюда, чтоб изучить это и остановить. В первую очередь нужно оповестить Землю, и дальше продолжать изучение.

- Хорошо, - сказал Журавлёв, - сигнал будет лететь к Земле несколько лет. Нужно посылать им всю необходимую информацию, чтоб они были готовы.

- Даже ценою всего экипажа, - сказал капитан, - но, надеюсь, что до этого не дойдёт.

Двести тысяч лет ранее.

Грохот пронёсся по городу, многие проснулись, но не сразу поняли, что произошло. Первым, кто догадался о происходящем, был Лоуренс. Он выскочил на улицу, увидел плывущие далеко в небе зелёные кубы и всё понял.

Альфред поднялся на ноги, отряхнулся от пыли и глядел на обвалившиеся стены, на разваленную часть дома, и отверстие в потолке комнаты, через которую вышел куб.

Повсюду была пыль. Темнота ясно вырисовывала на небе звёзды. Альфред вышел на улицу, вылез на стоящий сарай и глядел в небо, в котором слабо виднелись уже два куба чуть более тёмного цвета, чем само небо. Через несколько минут на улице стояли люди с фонарями. Медленно, не спеша, качая головой, во двор разрушенного дома вошёл Лоуренс.

- Что ты наделал? - спросили Альфреда. В зале было душно. Вентиляторы не справлялись. Многие жители при свете дня замечали несколько дней подряд маленькие зелёные пятна на небе, это были выпущенные кубы. Теперь их было больше пятидесяти.

- Я выполнил последнюю волю отца, - сказал Альфред, - я нашёл способ заполнить пустоту. Я борюсь с вакуумом и заполняю этот мир.

- Позвольте мне добавить, - сказал Лоуренс, вставая и недовольно глядя на племенника, - я могу точно сказать, что произошло. Он похитил моё изобретение, способное обнулять гравитацию, и применил для множащихся кубов.

- Ваше изобретение? - спросил судья, - то есть вы тоже замешаны?

- Нет, я не замешан, но я вам разъясняю ситуацию. Эти кубы будут вечно множиться, пока не заполнят всё.

- Что значит всё?

- Это значит, что через год, когда планета будет пролетать мимо, мы можем в них врезаться, и тогда ничего не сможет помочь этой планете.

Судья посмотрел на Лоуренса, затем на Альфреда, и сказал арестовать обоих до дальнейших разбирательств.

Будущее.

- Посмотри, - сказала Нина, отойдя от телескопа, - я настроила так, чтоб ты всё видел. Они называют это «грань вселенной».

Молодой парень поцеловал девушку, подошёл к телескопу и вглядывался в тёмное небо. Невооружённым глазом ничего нельзя было рассмотреть, но через телескоп было видно что-то зелёное. Оно занимало большую часть пространства, и казалось, что это какая-то стена.

- Что говорят учёные? - спросил парень, повернувшись к девушке.

- Ты что, новости не смотришь? Считают, что это какой-то газ, космический мусор или что-то подобное.

- А почему зелёного цвета?

- Они и сами не знают. Вроде бы экспедиция, отправленная почти семьсот лет назад, изучала там всё, но они ничего путного не сказали, отправляли отчёты, вычисления. Но я слышала, что там все сошли ума, а капитан вообще начал убивать окружающих и его выкинули в открытый космос.

- Что за бред?

- Я слышала от подруги.

Оба помолчали, парень обнял девушку за плечи.

- Как ты думаешь, что там на самом деле? - спросил парень.

- Я думаю там то, с чем мы никогда не сталкивались, и что изменит наш мир навсегда. Посмотри ещё немного. Это видно только четыре месяца в году, когда планета с этой стороны Солнца. Я слышала, что правительство запрещает смотреть туда.

- Как это? Отбирают телескопы? Может скоро запретят смотреть в небо?

- Я не знаю, Игорь, может и запретят.

- Нина не говори ерунды. Пошли лучше посмотрим вторую часть фильма.

- Вот список созвездий, которые мы вскоре не сможем видеть, - сказал директор службы управления космических полётов. В зале проводилось заседание. Девушка раздавала листовки присутствующим.

- Что значит, не будем видеть?

- Ещё несколько десятков лет, и вместо этих созвездий будем видеть сплошную зелёную стену. Это примерные данные со спутника, а так же с дальней космической станции.

- Вы хотите сказать, что стена приближается с такой скоростью?

- Да. С огромной скоростью. И что самое страшное, мы не знаем, как её остановить.

- Скажите, Эдуард, а что по поводу космической экспедиции? Команда Апполона ХХХV, отправленная семьсот лет назад. Ведь люди сейчас там и видят всё собственными глазами.

- Ну, они перестали быть для нас полезными. Они сошли с ума.

- Вы в этом уверены? Недавно мы получили сигнал о том, что с ними всё порядке, и они уже зашли довольно далеко в своих исследованиях.

- Это значит, что у них было всё в порядке два года назад. Что сейчас с ними, никто не может сказать.

- У нас есть информация, и её необходимо использовать. Этот вопрос касается всех землян. Через два месяца назначим общее собрание.

На совещание приехали учёные и должностные лица всех мастей из разных стран. Были министры, директора ракетостроительных заводов, инженеры, конструкторы. Зал был забит полностью, люди стояли у стен, выглядывали с балконов. Все ждали доклада об экспедиции. Все хотели узнать, как обстоит дело с дальним космосом.

И вот под всплеск аплодисментов вошёл Кирилл Негин. Он шёл с гордо поднятой головой, оглядывая всех, и улыбаясь, надеясь, что всё подготовил правильно. Несколько месяцев он собирал информацию, обрабатывал её, чтоб суметь ответить на любой вопрос. Наступила тишина.

- Добрый день, друзья. Прежде всего, хочу сказать, что информацией мы обязаны членам экипажа, которые более семисот лет назад пожертвовали собой ради достижения цели. Теперь это дело продолжают их потомки. Почтим их отвагу и преданность.

Раздались аплодисменты.

- Хочу сообщить о том, что вы уже знаете. Зелёное пятно, появившееся в далёком космосе, это кубы. Я знаю, как они распространяются. Субстанция, о которой мы говорим, имеет вид куба. Свободное расстояние между ними - примерно пол метра. Абсолютно ровные зелёные кубы. Они заполняют свободное пространство, размножаясь, копируясь или делясь, я не знаю точно. Но я знаю, что есть решение. Пока это единственное решение, о котором мне сообщили. Они могут заполнять только пустое пространство. Если на месте, где должен возникнуть куб, что-то есть, то там он не образуется. Команда видела, как несколько кубов окружили кусок метеорита, и он болтался в этой клетке, не имея возможности вылететь, крошась на куски, но и эта клетка оставалась пустой. Куб не может появиться там, где нет пустого пространства.

- Но ведь нигде нет пустого пространства, - сказал кто-то, - даже в вакууме. Повсюду есть мельчайшие частицы.

- Ну, значит, он ищет такие места, где этих частиц меньше или ими можно пренебречь. Возможно, что небольшая плотность вещества не учитывается и место может быть занято кубом, но если есть нечто, вроде стены, значит, куб не может там появится.

- То есть, вы хотите сказать, что кубы можно остановить, ставя перед ними что-то массивное? - спросил кто-то, - как, по-вашему, создать это что-то массивное? Выстроить стену, отгородившись от остального космоса?

- Я всего лишь говорю о том, что сообщают астронавты.

- Почему вы не сказали этого раньше?

- Вся информация идёт к нам не меньше двух лет. То, что астронавты отправили два года назад, мы получим в это время. Понятно, что за это время может случиться что угодно. Наш ответ идёт к ним не быстрее. Я не знаю, что они предпримут, но если кубы не остановить, они когда-нибудь дойдут и до нашей планеты. Это будет очень нескоро, спустя, возможно, тысячелетия или даже миллионы лет, но это произойдёт. И от того, что нам сообщат астронавты, будет зависеть, сможем ли мы что-то сделать.

- Что теперь, капитан? - спросила Джен, стоя возле иллюминатора. Капитан Фрис оглянулся, подошёл к креслу, сел, закурил. Кубы окружили корабль. Капитан думал, что этого не может произойти, но стена внезапно начала разрастаться быстрее, и корабль оказался в ловушке.

- Я и сам не знаю, - сказал капитан, - они не сделают нам ничего плохого. Мы в любом случае не смогли бы улететь далеко. Теперь мы непосредственно столкнёмся с проблемой, и тщательно изучим кубы. Мы всю жизнь в корабле, это наш роддом и это будет наш крематорий. Так было нужно.

Капитан не сказал о том, что спланировал это. Он не хотел улетать, ведь он был первым, кто столкнулся с подобным. Он знал, что если отлететь достаточно далеко, команда взбунтуется, и не захочет приближаться к стене.

Итак, корабль был захвачен. Кубы стучали в корпус, и корабль тёрся о них с характерным металлическим звуком, но однажды звук прекратился. Никто не мог понять, что произошло, пока двое не вышли наружу и не осмотрели поверхность космического судна.

- Корабль прирос к кубам, - сказал Говард, - в это трудно поверить, но он будто врос в них, словно кубы умеют принимать форму предмета, который контактирует с ними.

- Мы давно это подозревали, - сказал капитан, - ещё, когда Сьюзан оставила ключ на одном из кубов, и он прирос, а позже позеленел.

- Но теперь всё иначе, - сказал Говард, - теперь кубы покрылись металлом, стали поблёскивать и менять цвет, а если по нему стукнуть, то слышен звон стали.

- Что же делать, капитан? - спросила Джен.

- Ничего. Мы жили тут более шестисот лет, проживём и дольше. Будем посылать сигналы на Землю и говорить о том, что нового узнали. Вот и всё. Мы ничего не смогли сделать, но, возможно, остальным наша информация поможет.

Двести тысяч лет ранее.

В камеру вошла девушка в короткой юбке и серой кофте с короткими рукавами. Она села на стул, напротив камеры Альфреда. Тот, увидев её, вскочил и подошёл ближе. Это была его двоюродная сестра.

- Привет, Зана.

- Привет.

- Как дядя?

- Не лучше тебя. Вам присудили одинаковую степень ответственности. Вы будете сидеть ещё несколько дней, пока судьи совещаются с учёными, касательно вашей вины. Если кубы опасны, быть беде.

- А ты сама как думаешь, Зана?

- Я ничего не думаю, кроме того, что ты сделал глупость, а мой отец повторил за тобой, и теперь вы оба преступники.

- Он за мной не повторял.

- Не имеет значения. Ты меня понял. Скажи, Альфред, это можно остановить?

- Сказать?

- Да. Скажи, можно ли спасти мир, Альфред? Кубы перестанут множиться?

Альфред долго молчал, убрал руки от решётки и сел обратно на койку.

- От этого зависят не только ваши жизни, но и жизни всех людей, - сказала Зана.

- Я не знаю, - ответил Альфред, - знаю только, что они частично могут меняться. Я не понял, почему это происходит, не успел выяснить, но они могут меняться.

- Как меняться? Менять форму?

- Нет, не форму. Они могут менять свой состав, в зависимости от того, с чем контактируют. И состав этот, ещё некоторое время будет нестабилен. А что будет потом, я могу только догадываться. Возможно, когда-нибудь они окончательно примут нужный состав, затвердеют или прекратят множиться. Вот и всё.

- Это всё, Альфред? Подумай. Это очень важно. Считай, что это вопрос жизни и смерти.

- Я не могу ничем тебе помочь.

- Очень жаль, Альфред, - сказала Зана, - прости меня. Я пришла попрощаться. Отца казнят через два дня, и тебя ожидает та же участь. Прощай.

Зана ушла. Альфред смотрел ей вслед, сидя на койке, затем закрыл глаза руками, лёг на бок и повернулся к стене.

Палач надел петлю на шею Альфреда, судья зачитал приговор. Толпа ждала, слышались недовольные крики. По вечерам на небе виднелось зелёное пятно, которое постепенно становилось всё больше и больше.

- Ваши последние слова, - сказал голос.

Альфред оглядел толпу, опустил голову и прошептал:

- Простите меня. Я всего лишь хотел истребить пустоту.

Через несколько секунд по площади разнёсся хруст ломаемой шеи.

Будущее.

Люди собирались на площадях и глядели в небо. По ночам было отчётливо видно, как зелёное пятно покрывало небосвод. Через телескоп хорошо было заметно, насколько пятно огромно и какую часть неба занимает, но всё же, до него было огромное расстояние.

- Мама, что там в небе? Это планета?

- Нет, Катя, это не планета. Это что-то очень далёкое и плохое, но не нужно бояться. Пройдёт много тысяч лет, прежде чем пятно станет опасно.

Медленно, очень медленно, кубы множились. Их нельзя было остановить, но расстояние было огромным. Однако когда-нибудь, очень нескоро, когда возможно, жизни уже не будет, планета врежется во что-то зелёное…

Июнь 2019



Ключевые слова: Кубы,Рассказ Андрея Никитина,литература,проза,современное,что почитать

Читайте также