Саморазоблачение Валерия Брюсова

Валерий Брюсов. Критика. Саморазоблачение Валерия Брюсова

Лернер Н.

Говорят, какой-то благочестивей когда то завещал Академии Наук изрядный капитал для выдачи премии тому мудрецу, который представит научное доказательство бытия божия. Такую же награду следовало бы назначить счастливцу, который растолкует следующее четверостишие Валерия Брюсова (из стихотворения «Груз», помещенного в последнем сборнике его стихов — «Миг», Спб., 1922):

Сбирай в пригоршни книги, жизни, сны, —
Своих Голландий в гул морской плотины —
Вбирай в мечты все годы, — с крутизны
Семи холмов покорный мир латины!

Если лауреат при этом сумеет прочитать вслух единым духом, и при этом не подавиться, стишок из той же пьесы:

Сны Клеопатр, вздох Федр, мечты Эсфирей,
— то премию по справедливости надо будет удвоить.

Но не это, впрочем, самое замечательное в книжке В. Я. Брюсова.

Два года тому назад, нам довелось прочитать в Московском журнале «Художественное Слово» (№ 2), редактором которого был В. Я. Брюсов, горячую редакционную, програмную статью с призывом ко всем русским писателям — «художественно претворять» революцию, а вслед за статьею, длинный ряд стихотворений, в которых эта задача посильно осуществлялась. Первыми были напечатаны два стихотворения: «Октябрь 1917 года», подписанное Анатолием Галаховым, и «Коммунарам», подписанное В. Бакулиным. Таким образом создавалось впечатление, что В. Я. Брюсов окружен последователями — во всяком случае число этих последователей увеличивалось двумя поэтами — Галаховым и Бакулиным. Никаких иных произведений этих двух авторов мы после того не встречали. В первом номере «Художественного Слова» В. Бакулин уже поместил драму «Пифагорейцы»; в передовой статье, напечатанной в этом же номере, редакция заявила, что открывают свои страницы «как для авторов уже хорошо знакомых читателям, так и для, начинающих».

Начинающих — так начинающих... Так мы и запомнили.

Однако, в новой книжке стихов В. Брюсова «Миг», мы находим все три названные пьесы. Оказывается, что и Галахов и Бакулин вовсе не существуют в природе. Это лишь псевдонимы В. Я. Брюсова, им самим раскрытые, и таким образом, разоблачается инсценировка «художественного претворения», и заодно могут быть подвергнуты сомнению и некоторые другие имена звезд, блистающих в том же поэтическом созвездии «Художественного Слова». Может быть это в самом деле начинающие гражданские поэты, а может быть — другие псевдонимы усердного В. Брюсова.

Конечно, каждый в праве подписываться как ему угодно. Но когда речь идет о новом течении в искусстве, о «разрушении традиционной идеологии», о том, что «литература является чутким показателем всех социальных изменений», когда производится вербовка соратников, то такое употребление нескольких псевдонимов одним лицом, при том, редактором журнала, претендующего на серьезную общественную роль, становится злоупотреблением. Цель его ясна — создать в читателе впечатление значительного движения, инсценировать крупное явление, которое самому редактору, очевидно, представлялось ничтожным, если для поддержки его вздумалось прибегнуть к подобному приему — представить трех «бойцов» там, где на самом деле имелся только один, сам В. Брюсов.

Вот-те и скромные «начинающие»... Советуем В. Брюсову в другой раз начинать иначе, а начавши — как можно скорее кончить.

Н. Лернер. Саморазоблачение Валерия Брюсова // Жизнь искусства. 1923. № 8. С 16.



Читайте также