Стилистические и эстетические особенности частей речи в поэзии Алексея Кольцова

Стилистические и эстетические особенности частей речи в поэзии Алексея Кольцова

Беззубов А.Н.

Основная особенность творчества Кольцова заключается в том, что, с одной стороны, его поэзия несомненно близка к народной лирике, ориентирована на нее, а с другой —столь же несомненно оригинальна. Речь, разумеется, идет не о всей поэзии Кольцова, а только о его так называемых «русских песнях». При всей их близости к фольклору они самостоятельны. Правда, степень этой близости неоднократно становилась предметом полемики. Поэзия Кольцова то отлучалась от фольклора, то ставилась с ним в один ряд. Но в любом случае признавалась ее оригинальность. «...Стиль песен Кольцова — его собственный стиль», — такова одна из последних категорических оценок. С этим утверждением трудно не согласиться, но и считать его строго доказанным тоже нельзя: оно основано больше на интуиции и вкусе. Исследователями подробно (но не системно) прослежены фольклорные мотивы, образы и приемы в поэзии Кольцова. Сложнее ответить на вопрос, в чем же отличие песен Кольцова от народных. А без такого отличия Кольцов не был бы самобытным поэтом. И до него поэты писали русские песни, стилизуя народные или обрабатывая их. У Кольцова нет ни стилизаций, ни обработок. В его творчестве русская песня настолько оторвалась от фольклорной стихии, что стала самостоятельной. После Кольцова русские поэты подражали больше его лирике, нежели народной.

Очевидно, вопросы сходства и различия — это один общий вопрос. И определенный ответ на него может быть получен в результате сравнительного анализа поэзии Кольцова и народной поэзии, но не на одном каком-то уровне (тематическом, композиционном или любом другом), а в комплексе, ибо на различных уровнях могут быть получены различные ответы. Нужен учет всех фактов сходства/несходства.

До сих пор внимание исследователей привлекали элементы совпадения, лежащие, так сказать, на поверхности текстов. Но не менее важны и глубинные стилистические особенности поэзии Кольцова, трудно или вовсе не поддающиеся непосредственному наблюдению и составляющие основу нашей интуитивной оценки. Иначе говоря, интуицию, насколько это возможно, необходимо перевести на язык понятий. Одним из таких абстрактных уровней анализа может быть анализ частей речи, без которых разбор конкретных произведений малопродуктивен (ко весьма распространен).

Для упрощения задачи учитывались только основные части речи: существительное (Сщ), глагол (Гл) и прилагательное (Прл), остальные сгруппированы под рубрикой «прочие». Поэзия Кольцова со времен Белинского подразделяется на три группы: русские песни, думы и подражательные стихотворения. Так как интерес представляют прежде всего русские песни поэта (РП), есть смысл объединить подражательные стихотворения и думы в одну группу и условно назвать ее традиционной лирикой поэта (ТЛ). Из 187 произведений поэта 121 было отнесено к ТЛ и 66 к РП. Последние противопоставлялись, с одной стороны, его же ТЛ, а с другой — фольклорной лирике (ФЛ).

Словесный объем всей поэзии Кольцова (без черновых вариантов)— 19 420 словоупотреблений, 3730 словарных слов, в том числе: ТЛ — 12020 словоупотреблений, 2730 слов, РП — 7400 словоупотреблений, 1910 слов. Объем выборочного словаря ФЛ — 4320 словоупотреблений, 1280 слов.

В качестве рабочей гипотезы предполагалось, что три группы текстов стилистически не однородны и что РП занимают некоторое промежуточное положение между ТЛ и ФЛ. На уровне простого наблю­дения это предположение весьма правдоподобно, но требует уточнения координат стилистических характеристик РП поэта на оси между его ТЛ и ФЛ КТЛ или к ФЛ ближе РП Кольцова — вот основной вопрос. А так как ТЛ поэта — это в основном подражательные стихотворения, в которых должны быть утрированы качества и особенности книжной поэзии пушкинской эпохи, то с некоторой долей осторожности можно говорить о соотнесенности РП Кольцова с книжной и народной поэзией его времени.

Стилистические особенности частей речи проявляются в избегании или предпочтении конкретных частей речи в конкретных группах текстов (по сравнению с другими группами текстов). Под эстетическими особенностями частей речи подразумевается доля участия конкретных частей речи в образовании тропов (изобразительные особенности) и фигур (выразительные особенности). Таким образом, перечисленные особенности частей речи относительны, а не абсолютны.

Стилистические особенности частей речи в трех группах текстов выявлялись из соотношения частей речи.

На основании процентных соотношений еще рано делать выводы: о преобладании какой-либо части речи в той или иной группе текстов, так как разница в 2-3 и даже в 10% с точки зрения статистики еще ни о чем не говорит, это может быть и статистический разброс. Поэтому полученные данные сравнивались по так называемому %-квадрат критерию, который позволяет определить, случайны или не случайны (статистически значимы) расхождения показателей. При 5%-ной вероятности большего значения критическая величина %2=3,84. Если меньше 3,84, расхождение величин статистически не существенно, если Х2 больше 3,84, расхождение величин статистически значимо, не случайно. Был подсчитан % для всех сравниваемых показателей и на этом основании сделаны заключения о тяготении отдельных частей речи к той или иной группе текстов.

Оказалось, что существительное равноупотребительно во всех текстах, т. е. оно стилистически нейтрально. Глагол преобладает в РП Кольцова и по сравнению с его ТЛ и ФЛ. Для прилагательного зависимость обратная, оно избегается в РП. По этим двум характеристикам ТЛ Кольцова ближе к ФЛ, чем к его РП. Это опровергает рабочую гипотезу.

Как показал Г.А. Лесскис, между количеством глаголов и прилагательных в художественной прозе существует обратная корреляция: чем меньше одних, тем больше других, и наоборот. С глаголами связаны образы движения, с прилагательными (эпитетами) — образы картинного типа. Преобладание той или другой части речи в сильной степени проявляет и определяет общие свойства всего стиля, а ихсоотношение дает количественный критерия для сравнения различных стилей. Это соотношение, видимо, существенно и в поэзии. Во всяком случае, оно весьма показательно для разбираемых групп поэтических произведений. По соотношению глаголов и прилагательных РП Кольцова удаляются от ФЛ, а его ТЛ близка к ФЛ.

Краткие прилагательные остаются фольклорной спецификой, доля в поэзии Кольцова (в обоих стилях) незначительна.

Два дополнительных замечания относятся к качественной компенсации количественной нехватки прилагательных в тексте. Во-первых, существует прямая зависимость между общим количеством прилагательных в тексте и количеством прилагательных в функции сказуемого. Чем меньше в тексте прилагательных, тем менее охотно выступают они в роли сказуемого, отдавая эту роль глаголам, которых избыток. И наоборот, нехватка глагольных сказуемых компенсируется именными сказуемыми. Суммарная доля сказуемых, выраженных глаголами и прилагательными, во всех трех группах текстов составляет 19-20% от общего количества словоупотреблений, т. е. разные стили, отличаясь количеством прилагательных и глаголов (частей речи), не различаются по количеству сказуемых (членов предложения). Категория сказуемого стилистически нейтральна.

Во-вторых, нехватка определений восполняется их позиционным выделением в тексте. Чем меньше эпитетов в стихотворении, тем чаще они встают в постпозицию к существительному. Инверсия, как известно, увеличивает эстетические свойства слова.

Основной итог анализа стилистических особенностей частей речи можно сформулировать так. Поэзия Кольцова — действительно двустилевая, стиль его РП — динамический, в нем преобладает глагол и избегается эпитет. Стиль ТЛ Кольцова — статический, в нем преобладает эпитет и избегается глагол. Стиль ФЛ (по весьма малой выборке) — тоже статический, здесь глагол подавлен эпитетом.

Для определения степени относительной выразительной значимости частей речи была применена методика учета слов в стиховых повторах. Учитывались одинаковые части речи в сходных стиховых позициях при условии: глаголы совпадают в числе и лице, существительные и прилагательные — в падеже и числе. При этом не обращалось внимание на типы повторов и на частоту типов. Фиксировались только части речи в повторах. Например, в следующих четверостишиях все слова (части речи) симметрично повторяются (иллюстрации из РП Кольцова):

Ополчилася Дуют ветры, Мне ль поля пахать?

И расширилась, Ветры буйные, Мне ль траву косить?

И ударила, Ходят тучи, Затоплять овин?

И пролилася. Тучи темные. Молотить овес?

В следующих стихах повторяющиеся части речи выделены курсивом:

Красным полымем Разгорелся день Соловьем залетным

Заря вспыхнула, Огнем солнечным, Юность пролетела,

По лицу земли Подобрал туман Волной в непогоду

Туман стелется Выше темя гор Радость прошумела.

Подобного рода повторы составляют стилистические фигуры: параллелизм, анафору, эпифору, стык, кольцо, градацию. Изобилие стилистических фигур в поэтическом тексте приводит к синтаксической упорядоченности текста, снижению синтаксического разнообразия, к повторяемости немногих синтаксических моделей.

Статистическое обследование повторов должно было выявить, какие части речи более употребительны в повторах, а какие менее, и, следовательно, каким частям речи более свойственна выразительная (эстетическая) функция, а каким менее.

РП Кольцова обследовались в полном объеме. Из ТЛ были взяты наибодее типичные произведения: 18 стихотворений, написанных четырехстопным ямбом, и 8 стихотворений, написанных четырехстопным хореем, всего 26 стихотворений (2600 слов). Из ФЛ были выбраны 33 полных текста (3080 слов) без рефрена, т. е. без повторности целых стихов (иначе сравнение с поэзией Кольцова было бы просто невозможно).

Самые высокие показатели, как и следовало ожидать, принадлежат ФЛ. При сравнении ФЛ с РП Кольцова по всем частям речи и по суммарной реализации частей речи в повторах % превысил критическое значение в десятки и сотни раз. В то же время для РП и ТЛ Кольцова категория повтора нейтральна: фигуры равноупотребительны в обоих стилях Кольцова. Из конкретных частей речи только существительное чаще реализуется в повторах в ТЛ, чем в РП (х2 = 5,9). Остальные части речи выступают в повторах в разных стилях приблизительно с равной частотой. Ни глагол, ни прилагательное каких-либо стилистических преимуществ в какой-либо группе текстов по сравнению с другой группой в пределах поэзии Кольцова не получает. Однако доля реализации глагола во всех трех группах текстов наивысшая, а существительные и прилагательные конкурируют в повторах равноправно.

Как видим, в синтаксической. упорядоченности текста глаголу принадлежит ведущая роль. Выразительные свойства глагола среди других частей речи максимальны.

Для выяснения относительных изобразительных возможностей частей речи, их участия в тропах были обследованы в полном объеме РП и ТЛ Кольцова и те же 33 песни из ФЛ. Учитывались три основных тропа: метафорический эпитет-прилагательное (черная дума, темная грусть, глухая ночь), глагольная метафора (боль лилась, сердце закипело, сила износилась) и именная метафора генетивного типа (лицо земли, темя гор, жажда любви). Постояннйе эпитеты в ФЛ без переносного значения (добрый молодец, красна девица, сине море, зелен сад) во внимание не принимались. Три основные метафоры позволили почти на 90% учесть переносные значения трех основных частей речи.

Прежде всего поражает слабая метафоричность ФЛ. При сравнении РП и ФЛ по отдельным частям речи и по суммарной реализации частей речи в метафорах %2 превысил критическое значение в десятки и сотни раз (для фигур была обратная картина). В то же время ТЛ и РП Кольцова по суммарной реализации частей речи в тропах, как и повторах, не различаются (х2=1,9). Одинаково реализуются и прилагательные (%2 = 0,006). Зато глагол употребляется в переносном значении чаще в РП (%2 — 7,0), а существительное, наоборот, в ТЛ (%2= = 4,9). Кроме того, наиболее часто встречается во всех текстах глагольная метафора, наименее часто именная. Доля метафорического эпитета хотя и высока, но уступает доле глагольной метафоры. Глагол обладает не только максимально выразительными, но и максимально изобразительными возможностями.

На основании проведенного анализа можно сделать следующие обобщающие выводы.

Из рассмотренных стилистических особенностей наиболее полно различие между двумя стилями поэзии Кольцова обнаруживается в отношении глаголов и прилагательных. В песнях для поэта важны движение, перемещение, процесс, в ТЛ — статическая характеристика; в песнях теснятся глаголы, в ТЛ — эпитеты; песня тяготеет к сюжету, к балладе, ТЛ — к медитации. Перед нами не только два различных стиля — динамический и статический, но и два различных поэтических мира.

Положение РП на стилистической оси между ТЛ и ФЛ зафиксировано только для именной метафоры. Здесь РП Кольцова приближаются к ФЛ (это лишь следствие избегания несогласованного определения).

По следующим характеристикам РП и ТЛ стилистически не различаются и противостоят ФЛ: по доле кратких прилагательных, по суммарной реализации частей речи в тропах и фигурах, по реализации глаголов в фигурах и прилагательных в фигурах и тропах. По доле прилагательных, именных сказуемых, постпозиции определения и по реализации глаголов в тропах РП Кольцова отстоят от ФЛ дальше, чем его же ТЛ. Наконец, по одной характеристике — доле глаголов — РП противостоят и ФЛ и ТЛ. Здесь показатели ФЛ и ТЛ совпадают, совпадений для РП и ФЛ не обнаружено.

Стилистически РП Кольцова ближе к его ТЛ, чем к ФЛ. Отношение поэзии Кольцова к народной гораздо сложнее, нежели это представляется невооруженному глазу. Рабочая гипотеза, таким образом, не подтвердилась. Статистический анализ привел к прямо противоположному выводу.

Абсолютная эстетическая значимость глагола во всех текстах требует объяснения. Почему по частотности части речи выстраиваются в одном порядке: существительное, глагол, прилагательное, а по эстетической значимости в другом — глагол, прилагательное, существительное? Это можно объяснить следующим образом. «...В художественном тексте носителем важных значений может оказаться не только наиболее часто, но и наименее редко употребляемое слово... „Редкое слово” выделяется на фоне лексики произведения как знак, резко отличный от этого фона, а потому особо значимый — доминантный…». Для больших групп слов, для категорий слов большая значимость при меньшей частотности становится правилом. По средней частоте (по отношению количества словоупотреблений к количеству слов) части речи располагаются в порядке их эстетической значимости. Глагол — наименее частотная часть речи, его значение в художественном тексте — наибольшее. Служебные части речи — самые частотные категории слов, их эстетические возможности минимальны.

Л-ра: Вестник Ленинградского университета. История, язык, литература. – 1975. - № 2. – Вып. 1. – С. 114-120.


СОДЕРЖАНИЕ

СТРАНИЦА АВТОРА


Читати також