То, что нужно



Андрей Никитин

То, что нужно

Весна. Мерное гудение пчёл, лениво снующих по цветам вдоль дороги.

Коля с Павлом шли по рынку, наслаждаясь ароматами товаров и завидными взглядами сидящих продавцов. Попадались цыгане. Коля не любил цыган, и, идя по базару, мог развлечения ради крикнуть им что-то обидное, или толкнуть, будто случайно. Павел на фоне друга был прозрачной дымкой, растворяющейся при резких криках или накале обстановки. Субботним утром приятели прогуливались по базару, делая покупки, и не ведая забот. Когда они подходили к последним рядам, где лотки были пусты, и кучи мусора на земле говорили о конце торговли, они заметили бродившую женщину, щёлкавшую семечки. Одета она была в цветное платье. Она предлагала всякую нелепость прохожим, и получала от них жаркие слова, говорившие о негативном к ней отношении. В свою очередь она не оставалась в долгу, и отвечала им грубостью. Коля, по натуре своей, парень злой, и грубый, не любящий всякого вида попрошаек и бездельников, не удержался, и передал Павлу пакет продуктов.

- Что ты собираешься делать? - спросил Павел.

- Сейчас она у меня получит милостыню, - сказал Коля. Он быстро достал картофелину из пакета, и без малейшего намёка на жалость, бросил ею в цыганку. Он попал. Женщина уронила на пол семечки, сама покосилась, и зашаталась. Она неуклюже отступила к стене, и прижала ладонью ушибленную щёку. Павел не успел оглянуться, как Коля исчез из виду, скрывшись за ближайшим поворотом. Павел стоял, глупо оглядываясь, и выискивая глазами друга. Он не знал, как лучше поступить, и собирался спокойно уйти. Но в этот момент его за руку схватила цыганка и повернула к себе. Павел испуганно смотрел на неё и взглядом дал понять больше чем следовало.

- Ты это сделал? - спросила она.

- Нет! Нет! - запротестовал Павел и интенсивно закачал головой.

- Скоро ты встретишь смерть! - гневно сказала женщина.

- Но я не бросал в вас…

- Я всё сказала, - выкрикнула она, не давая парню закончить речь.

Она провела ладонью перед его лицом, развернулась и ушла, прижимая рукой пострадавшую щёку. Павел стоял и наблюдал за ней некоторое время, затем пошёл вдогонку за другом. Он догнал его на выходе, где Коля оживлённо спорил с продавщицей из-за неправильного веса. Подобные поступки были ему свойственны, и добиваться своего он хотел любой ценой. А если при этом ещё и сможет нагрубить, то день можно считать удачным.

- Ты знаешь, что цыганка обвинила меня в твоей выходке? - спросил Павел, когда они шли в сторону дома, устало глядя под ноги.

- Не обращай внимания, - невозмутимо ответил Коля. Он был бодр и весел, - в другой раз она дважды подумает, прежде чем выходить из дому.

Коля шёл, довольный, что сумел грубым способом свершить ещё один акт правосудия, и приветливо улыбался прошедшей знакомой девушке, которую он не считал симпатичной, но пытался добиться её расположения, чтоб получать от неё бесплатные билеты в кинотеатр (её отец был служащим). Павел глянул на резкое изменение эмоций, будто брызнувших фонтаном, затем вновь смотрел под ноги. В своих руках он нёс тяжёлый пакет продуктов. Невосприимчивость друга к доброте, была неприятна Павлу.

На следующий день они вдвоём сидели на берегу реки. Дерево закрывало их от внешнего мира, оставляя лицезреть крутящиеся в реке поплавки, и блестящую воду.

- Жаль, пива мало, - с грустью заметил Коля, допивший последнюю бутылку. Он бросил её под дерево и внимательно глянул на поплавок, мёртво повисший в стоящей воде. Солнце немного припекало, несмотря на то, что непосредственные его лучи не попадали в их маленькое убежище.

- Ты кроме своего брюха о чём-то думать будешь? - спросил Павел, - если не проявлять никаких эмоций, кроме эгоизма, ты становишься ненужным обществу, и оно тебя отторгает, как не прижившийся орган.

- Хватит с меня философии, - сказал Коля и потянулся, подняв вверх руки, - я хочу отдохнуть. Ты лучше смотри за поплавком.

- Ты ничего не добился в жизни, а ведёшь себя, будто царь Земли.

- Я и есть царь, - улыбнувшись, сказал Коля. Он поднялся и подошёл к дереву, затем расстегнул джинсы, и помочился. Павел встал, и подошёл ближе к реке. Он оценил, что поплавки неподвижны, и с грустью вздохнул. Справа от себя он услышал плескание. Из-за провисших ветвей Ивы, Павел не видел, кто пускает круги на воде вдоль реки.

- Пойди, посмотри, кто там балует. Скажи, чтоб перестал, иначе я утоплю его в реке, - сказал Коля, немного выглянув из-за веток. Павел вышел, подняв живую изгородь рукой, и заметил дальше вдоль реки сидящую старушку. Он сразу решил, что это старушка, так как под плащом, покрывающим всё её тело и голову, виднелись лишь старые кисти рук, сморщенные и белые. Павел подошёл ближе, и не скрывал своего присутствия, делая намеренно громкие шаги по сломанным веткам, создавая предупредительный шум. Старушка не отреагировала. Павел подошёл близко и оценил её действия. Она сидела на корточках, согнув голову к воде. Капюшон не позволял увидеть лицо, но кисти рук, которыми она пыталась набрать воды, ясно стали различимы. Сморщенная кожа на них складками провисала в некоторых местах. Старушка пыталась набрать воды, чтоб попить, но в старых ладонях не умещалось достаточное количество жидкости, и она вытекала сквозь неплотно сжатые худые ладони. Павел растерялся. Ему стало неудобно прогонять старушку, сваливая всё на рыбалку в тот момент, когда она просто хотела напиться.

- Вы что собираетесь пить речную воду? - спросил Павел. Старушка не ответила, лишь возобновила попытку поднести к своему лицу стиснутые вместе кисти, но вода из них вытекала, брызгами падая в реку. Павел смущённо смотрел на это и подошёл вплотную к старушке, так, чтоб она видела край его кроссовка. Она вновь не отреагировала, и пробовала набрать воды.

- Давайте я помогу вам, - сказал Павел, решив таким образом отделаться от неё как можно скорее. Он сложил ладони лодочкой, и набрал прохладной речной воды, затем поднёс руки к капюшону. Угол обзора изменился. Старушка немного повернула голову, и затем прислонилась лицом к кистям Павла. Парень услышал сёрбающий звук, ладони ощутили прохладу, будто он засунул руки в холодильник.

- Попила бабуля? Давай теперь дуй отсюда, - крикнул Коля. Он подошёл немного ближе, чтоб ускорить процесс уединения с другом. Павел гневно посмотрел на Колю, и приготовился услышать реплику старушки. Но она промолчала.

- Вы напились или нет? - учтиво спросил Павел. Старушка поднялась, и выпрямилась. Руки она опустила вниз, они свисали, будто ненастоящие. Она повернулась к Павлу лицом. Её голова была слегка опущена, и капюшон скрывал лицо. Плащ, сидевший на ней покрывал всё её тело чёрной тканью, не оставляя ни одного пустого места, кроме кистей рук. Ног так же не было видно. Старушка подняла голову. Павел мог увидеть её лицо. Мог, но не увидел, так как в полости, где оно должно было быть, была темнота. Парень отступил на шаг, и ощутил жуть.

- Почему ты помог мне напиться? - спросила старуха обычным костлявым голосом.

- Я подумал, что вы хотите пить.

Коля со стороны наблюдал за всеми действиями, но не спешил вмешаться, или вставить слово, безучастно наблюдая.

- Для чего ты помог мне?

- Чтоб… - парень запнулся от столь неожиданного вопроса, и не знал, как правильно на него ответить.

- … просто помог вам. Мне стало вас жаль.

Старуха стояла во весь рост. Кроме тёмной материи были видны свисающие кисти рук, белого цвета, и матовая чернота на месте лица. Сзади неё, у дерева, Павел увидел косу, которой косят траву. Она стояла, прислонившись к дереву, и Павел мог поклясться, что когда он походил к старухе, косы не было.

- Знаешь кто я?

Павел покачал головой, неспособный ответить. Он хотел отступить на шаг назад, но чувствовал, что может упасть, и замер на месте.

- Я прихожу за теми, чьё время подошло. Сегодня у меня будет трудный день. Ты сделал доброе дело, но я не воспринимаю разницу между хорошим и плохим поступком. Я принимаю лишь факт. Смерть часто сравнивают со злом и жестокостью, но она происходит не чаще чем рождение, и боли в ней меньше, а значит, она компенсирует и уравновешивает эмоции людей. Я сегодня пришла, чтоб проверить, оставлять ли людей с их грязью на Земле, или забрать всех сразу. Вы, ребята, мне в этом поможете.

При слове «ребята», Коля отступил и упёрся спиной в дерево, стараясь отсечь себя от этого места. Павел подошёл к нему, и остановился, чувствуя себя в безопасности в десяти шагах от старухи.

- Я предлагаю вам выбор. Кто-то из вас, кто не ценит свою шкуру слишком сильно, должен подойти ко мне, чтоб я к нему прикоснулась. В этом случае, я пожалею половину жителей Земли. Если вы подойдёте оба, тогда я пожалею всех. Даю вам пять минут на раздумье.

Павел смотрел на Колю, но тот молчал. Жизнь половины Земли была в руках Павла, и ещё половины, в руках Коли. Всё слишком быстро, и скоропостижно.

- Это ты должен был быть тут, без меня. Ты бросил в цыганку картофелиной.

- Заткнись.

- Что делать, Коля?

- Не знаю.

Молчание не помогало ситуации, и Павел, решив, что оставшись на месте, погибнут все, сделал несколько шагов к силуэту в тёмном плаще.

- Ты готов отдать жизнь за половину жителей планеты? - спросила старуха. Павел кивнул.

- А ты? - обратилась она к Коле, повернув тёмное пятно в его сторону.

Коля отвёл взгляд, продолжая стоять на месте. Только сейчас он осознал, что перестал слышать шум ветра, пение птиц, и вообще любые звуки. Время будто остановилось. Коля молчал, надеясь, что про него просто забудут. Резкий давящий страх опустился на него, сомкнув его мышцы.

Старуха протянула свою белую кисть Павлу, и тот заметил отсутствие на ней вен, и волосков.

- Когда я прикоснусь к тебе, всё будет кончено. Больно не будет.

Павел в последний раз глянул на друга, протянул руку и зажмурился. Он ощутил холодное прикосновение. Но больше ничего не почувствовал.

- Я уже мёртв? - спросил он, когда вновь открыл глаза. Старуха отпустила его руку.

- Нет. Я не могу причинить вреда, пока не буду держать в другой руке свою косу. Ты мне нужен для другой цели.

Павел удивлённо смотрел на старуху в плаще, и радостно улыбнулся. Он не нужен ей, и его ждёт что-то другое. Но вряд ли можно ожидать хорошего. Неожиданно он подумал о своём друге. Ведь именно Коля бросил в цыганку картофелиной, и та могла навести порчу на обидчика. А смерть всегда знает, кого следует забрать. Её не обмануть.

- Подойди ко мне, Коля, - сказала старуха, удивив парня тем, что знает его имя, - я тебя не трону.

Сомнительно Коля отошёл от дерева, и сделал несколько шагов к своему приятелю, стоящему рядом со старухой. Коля подошёл ближе, и постоянно наблюдал за её неподвижными руками, кисти которых свисали вниз.

- Ты не хотел отдавать свою жизнь за людей?

- Я не знаю, наверно нет. Зачем мне расставаться с жизнью, если Павел готов был отдать свою?

- Но одна жизнь лишь за половину жителей.

- И хватит, - немного жестоко заявил Коля, продолжая бояться дальнейших действий. Он не мог понять, почему не убежал. Скорей всего, что-то его удерживало на месте, не давая возможности скрыться.

- Возьми косу, Коля, и пойдём со мной, - сказала старуха, отойдя в сторону.

- Простите его, - сказал, вступившись за друга Павел. Он ощутил некое облегчение, и понял, что его не тронут, тем самым он получал некие права на дерзость, - он сожалеет о случившемся. Он измениться.

- Я изменюсь, - подтвердил Коля.

- Люди не меняются. Бери косу, иначе ты умрёшь, - грубо сказала старуха, и Коле показалось, что вокруг стало темнеть. Небо приобрело серый оттенок, вдалеке послышалось гудение, слабое, но необратимое. Ему стало страшно. Он взял косу в руки. Павел со страхом боялся, что сейчас его друг умрёт, раскаиваясь за все те поступки, что совершил. Но Коля не умер, продолжая стоять с косой.

- Ты тот, кто мне нужен, Коля, - сказала старуха, указав на него белым пальцем, - ты можешь пойти со мной, и заменить меня. Хочешь ли ты стать вестником смерти, продолжая вести привычный образ жизни?

Коля удивился, но, не зная, что ответить, посмотрел на Павла, в надежде, что тот даст ему подсказку, и укажет верную мысль. Павел делал так всегда, помогая другу.

- Если ты не умрёшь, то соглашайся, - сказал Павел, начиная беспокоиться о судьбе друга.

- Я согласен.

- Тогда твоим последним испытанием будет убить своего приятеля, который для нас бесполезен, - прозвучал костлявый голос, - даю тебе на это решение лишь минуту. Прикоснись к нему и дело сделано. Делай свой выбор.

Коля и Павел одновременно глянули в глаза друг другу, и увидели безвыходность положения.

- Коля, не надо, - успел сказать Павел.

- Прости меня, - сказал Коля и прикоснулся рукой к голове приятеля, продолжая держать косу. В тот же момент Павел упал на пол, и больше не шелохнулся. Коля несколько секунд печально смотрел на него, и отвёл глаза.

- Пойдём со мной, - сказала старуха, - ты будешь достойным приемником, способным глядеть объективно без проявления личных эмоций. Ты – то, что нужно.

Они ушли, и в этот момент птицы вновь запели, ветер начал гудеть, а на берегу осталось лишь тело Павла, и больше никого не было.

Когда Коля прикасался к другу, он ощутил нечто странное, что не понял вначале. Со временем до него дошло то, что он почувствовал. Это были мысли Павла, только начинающие зарождаться, и не успевшие проникнуть в сознание хозяина. Мыслями были несколько слов, которые Павел мог произнести, но не успел. Коля будто словил их, прикоснувшись к голове, и сохранил в себе, спасая от неминуемой гибели в умирающем теле. Он постоянно прокручивал эти слова, и хранил, стараясь воспринимать их, как часть погибшего друга. Слова, которые вызывали тёплые воспоминания о Павле.

Я тебя прощаю.

Июль 2016



Ключевые слова: Андрей Никитин,читать статью онлайн,То, что нужно

Читайте также