Автор рыцарской эпопеи

Автор рыцарской эпопеи

Д. Урнов

Томас Мэлори у нас почти неизвестен. Между тем его многотомная эпопея «Смерть Артура» — заметный памятник английской повествовательной прозы позднего средневековья.

Мэлори жил в бурную эпоху междоусобных войн. Шла борьба за власть. Мэлори, дворянин по происхождению, принимал в этой борьбе непосредственное участие. Стал жертвой интриг, был заключен в тюрьму, где, вероятно, и умер. Здесь же, в тюрьме, он работал над своей эпопеей, которую закончил в 1469 году. Она была издана в 1485 году первым английским издателем Кэкстоном под заглавием «Благородная и занимательная книга, хотя и названная «Смерть Артура», но тем не менее повествующая о рождении, жизни и деяниях упомянутого короля Артура, о его благородных рыцарях «Круглого стола», об их удивительных подвигах и приключениях, о похищении Святого Грааля и в заключение об их плачевной гибели, о том, как они покинули этот свет; книга эта изложена по-английски сэром Томасом Мэлори, рыцарем». Как видно, Мэлори обработал французские средневековые повести «Артуровского цикла». Исследователи спорят о ближайших источниках его книги. В то же время «Смерть Артура» — произведение достаточно оригинальное. История рыцарского союза, основанного на принципах равенства и чести, история его создания, расцвета, упадка и гибели воспринималась как параллель современности. Эпоха была суровая, параллель слишком близкая, так что издатель счел нужным защитить себя от нападок. «Здесь найдут, — писал Кэкстон о книге в предисловии, — рыцарское благородство, порядочность, человечность, искренность, мужество, любовь, дружбу, трусость, преступления, ненависть, доблесть и грех. Поступайте хорошо, не делайте зла — это принесет вам добрую славу и почет... Во всяком случае, — добавлял он, — в дальнейшем все изложено в соответствии с нашей верой и подтверждает, что мы не питаем склонности к греху и порокам, но следуем истине». Веком позже в темнице был начат другой «рыцарский» роман — «Дон-Кихот». Конечно, Мэлори жил в иной стране и в иное время! Он и не думал создавать пародию на рыцарские романы. Напротив, Мэлори стремился возвеличить и этот жанр, и рыцарство. Если мирный житель Ламанчи был запоздалым реставратором, то Ланселот, верный вассал Артура, — рыцарь во всеоружии. Оба, однако, теряют рассудок, оба терпят крах. Намерения двух далеких друг от друга писателей в известной степени, оказывается, сходны. Оба наблюдали — один начало, другой конец — крушения абстрактных гуманистических идеалов.

Чосер в «Кентерберийских рассказах» (1387—1400) успел посмеяться над рыцарем, которого Мэлори сто лет спустя сделал своим героем. Шекспир в хрониках живее представил характеры феодальных баронов, чем это удалось Мэлори. «Титаны» заслонили от историков более скромную фигуру отважного романиста-рыцаря.

Все же последующие поколения английских писателей, особенно поэты, постоянно обращались к Мэлори. Эпопее Мэлори обязаны сюжетами, образами и Спенсер и Теннисон. Некоторые сцены шекспировской трилогии «Генрих VI» перекликаются с эпизодами из «Смерти Артура».

Между прочим, Мэлори — земляк Шекспира. Оба они — уроженцы графства Варвикшир. Долгое время биография Мэлори была столь же неясной, как и биография великого драматурга. Казалось, английское выражение «blood talks» — «порода сказывается» — оправдывает себя. Однако в конце XIX века таинственный автор «Смерти Артура» окончательно установлен. С тех появилось несколько исследований, посвященных Мэлори. Их немного. Новейшее из них — небольшую книги М. Брэдбрук — следует отметить. Это популярный очерк жизни и творчества писателя, памятка о полузабытом имени. Написан он опытным специалистом и дает общее представление о Мэлори. С М. Брэдбрук можно поспорить, когда она, расширяя границы своей задачи, ставит некоторые исследовательские проблемы. Говоря о героико-повествовательной традиции в английской литературе, Брэдбрук прослеживает ее весьма отдаленные истоки — начиная с «Беовульфа». Здесь же само собой напрашивается сопоставление Чосера и Мэлори. Однако подобное сравнение в очерке не развернуто. Миновала исследовательница также и Дж. Мандевиля — первого крупнейшего английского прозаика. Таким образом, книга Мэлори оказалась связанной лишь с историей средневековых рыцарских преданий, а не с развитием английской литературы в целом.

В работе Брэдбрук вместе с тем рассказана интересная точка зрения на характер трагического у Мэлори. Автор книги отмечает, что в картине «золотого рыцарского века» Мэлори не создавал идиллии: кровавые схватки следуют одна за другой. Но борьба той ранней эпохи, в понимании Мэлори, не противостоит природе, и потому трагического конфликта в столкновениях рыцарей не возникает. Эпическая гармония нарушается в финале, там, где символика, намеки на современность становятся более очевидными.

В очерке немало удачных характеристик, определений. Несмотря на отдельные промахи, очерк Брэдбрук воссоздает облик одной из ярких фигур средневековой литературы Англии.

Л-ра: Вопросы литературы. – 1959. – № 8. – 233-235.

Биография

Произведения

Критика



Читайте также