Юмористические рассказы Михаила Зощенко «Галоша» и «Баня»

Михаил Зощенко. Критика. Юмористические рассказы Михаила Зощенко «Галоша» и «Баня»

Теория и методика обучения / Theory and Methodology of Teaching Оригинальная статья / Original Article
УДК 372. 882: 821. 161. 1. 09 / UDC 372. 882: 821. 161. 1. 09

© 2016 Яхияева С. Х.Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия.

Резюме. Статья посвящена исследованию юмористических текстов М. Зощенко на фоне дагестанской лингвокультуры.

Ключевые слова:исследование, лингвокультура, языковые особенности, юмор, рассказ.

Формат цитирования: Яхияева С. Х. Юмористические рассказы Михаила Зощенко «Галоша» и «Баня» // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Психолого-педагогические науки. Т. 10. № 2. 2016. С. 106-109.

© 2016 Saidat Kh. YakhiyaevaDagestan State University, Makhachkala, Russia.

“Galosh” and “Bathhouse” Humorous Stories by Mikhail Zoshchenko

Abstract. The article deals with the study of M. Zoshchenko's humorous texts on the background of the lin- guoculture of Dagestan.

Keywords:research, linguioculture, linguistic features, humor, story.

For citation: Yakhiyaeva S. Kh. “Galosh” and “Bathhouse” Humorous Stories by Mikhail Zoshchenko. Da­gestan State Pedagogical University. Journal. Psychological and Pedagogical Sciences. Vol. 10. No. 2. 2016. Pp. 106-109. (In Russian)

Задачи изучения и преподавания рус­ской литературы в учебных заведениях многообразны, но основная цель ее - раз­вивающая и воспитывающая. Одним из направлений и средств такого развития и воспитания личности является изучение сатирико-юмористических произведений и правильное понимание подрастающим по­колением роли таких произведений, как особого способа отражения жизни, которая способствует становлению жизненной по­зиции человека. Основополагающим фун­даментом любого произведения русской литературы является непосредственная ра­бота с текстом художественного произве­дения, т. е. его анализ; литература как учебный предмет в рамках школьной про­граммы занимает особое место среди дру­гих общеобразовательных дисциплин, так как является предметом, изучающим искусство слова.

В данной работе делается попытка про­яснить проблемы комического: представ­ление о природе комизма и представление о механизме, рождающем смех как эмоци­ональную реакцию читателя, и приемах комического осмеяния на примере юмори­стических произведений М. Зощенко. Для анализа возьмем два юмористических рас­сказа - «Галоша» и «Баня».

Приемов изучения юмористических произведений и приемов создания комиче­ского много:

  1. прием ложного усиления или града­ции;
  2. устное словесное описание и рисова­ние;
  3. инсценировка эпизодов;
  4. прием эффекта неожиданности или нелепости.

М. Зощенко не дает портретного описа­ния своего героя. Но речь героя настолько выразительна, что возникает потребность представить его облик, опираясь даже на самые незначительные детали. Несомнен­но, введение приемов устного словесного описания и рисования требует особого ху­дожественного текста. Об этом говорили в своих работах В. Г. Маранцман и М. А. Мирзоян [2. С. 52-53; 3. С. 21-26].

Конечно, мы не знаем, как выглядят эти герои, сколько им лет, какого цвета глаза, у них нет четкого зрительного облика, по­этому данный прием поможет читателю детализировать созданные писателем обра­зы.

Учащимся можно предложить выбрать любого из персонажей прочитанных рас­сказов писателя и устно нарисовать его портрет. Повествование необходимо вести от первого лица, не называя его имени, что позволит максимально вжиться в роль вы­бранного литературного героя так, чтобы безошибочно угадать, о каком персонаже идет речь. «Галоша»: «Я старый человек, худощавый, одет очень бедно. Живу в селе. Я в трамвае потерял свою одну галошу и ищу ее. Смотрю за ушедшим трамваем. Шепчу жалобно и бормочу себе под нос. Мне жалко галошу и трудно расстаться с ней. В моей жизни не было ничего светло­го. Всю жизнь работал на других» [1. С. 5­24]. «Баня»: «Я, граждане, первый раз по­шел в общественную баню. Со мной слу­чилась беда: мне поменяли штаны. Я кри­чу, что на моих штанах тут дырка была. А на этих эвон где. Выдают его по приметам: одного кармана нет, а другой порванный. Говорю им, что касаемо пуговиц, верхние были, а нижних и не было» [1. С. 5-24].

Кроме того, устное словесное описание и рисование пробуждают к сопереживанию и сближают с героем. Так, в описании од­них учащихся это сгорбленный старик с котомкой на спине. В руках у него палка («...ему трудно ходить, потому что он ста­рик»). Погода дождливая, он без зонтика («…потому как бедный, неимущий, только на ногах галоши»).

В «Бане», наоборот, видится молодой человек, с «тупым лицом», одет очень пло­хо, денег на новые штаны нет («… он бед­ный, работу найти не может, так как в школе не учился»).

Далее можно раздать тексты с кратким пересказом прочитанного, в котором нарочно пропущены средства комическо­го. При такой трансформации рассказ «Га­лоша» будет звучать так: «Герой ехал в трамвае, выйдя, он заметил, что на нем нет одной галоши. Вроде бы у него все на ме­сте: и сапоги, и подштанники, но нет одной галоши. Герой размышляет, где бы ему ее поискать. С этой целью он побывал у зна­комого вагоновожатого, который и пред­ложил ему обратиться в камеру хранения. Но не так-то легко было забрать свою га­лошу без справки, что именно ты потерял эту ее. После долгих мытарств по чинов­ничьим кабинетам герой наконец-то за­брал свою галошу. Но за это время успел потерять вторую. А на найденную галошу смотрел с умилением».

Можно провести сравнительную парал­лель художественных произведений, где встречается смешение стилей, канцеляриз­мы, алогизмы: «Герой рассказа идет в го­родскую баню купаться. Здесь с ним про­исходят разные злоключения: то мыться ему негде, то номерок у него смылся, и пальто ему не выдают. Штаны попались тоже чужие. А в конце концов и мыло осталось в бане» [1. С. 5-24].

Считаем необходимым сосредоточить внимание на том, как с помощью языко­вых средств писатель рисует внутренний мир героев, их душевное состояние и, без­условно, приходим к выводу, что комизм достигается разными комическими прие­мами: приемом ложного усиления или гра­дации: «Гора с плеч» («Галоша»); смешения стилей: «удостоверение», «расписка» (офи­циально - деловой стиль); «архаровец», «задник» (просторечные слова); приемом эффекта неожиданности или нелепости: «Галоша гибнет», «Потомки любуются». «Граждане, - говорю. - На моих тут дырка была. А на этих эвон где». «Мы, - говорит, - за дырками не приставлены. Не в театре, - говорит». «Братишечка, а вдруг да дрянь останется? Не в театре же, - говорю. Выдай, - говорю, - по приметам. Один, - говорю, - карман рваный, другого нету. Что касае­мо пуговиц, то, - говорю, - верхняя есть, нижних же не предвидится» [2. С. 52-53].

Кроме того, нельзя упускать очень важ­ный момент: описание портрета героя в финале. При необходимости прокоммен­тируем выражения «с умилением», «по­томки любуются». Но в портретах есть ха­рактерные детали: волосы грязные, торч­ком стоят, худой, улыбается слабо. Значит, словесные средства создания комического, а именно алогизм, прием сравнения; прием ложного усиления или градации; прием смешения стилей; прием эффекта неожи­данности или нелепости»; прием эффекта «зеркала» - являются довольно продуктив­ным комическим средством и основаны на принципе эмоционально-стилевой кон­трастности.

Как справедливо отметил В. Я. Пропп, [4. С. 91-92] в литературно-художествен­ных произведениях, так же, как и в жизни, алогизм бывает двоякий: люди или говорят несуразное, или совершают глупые поступки. Однако при ближайшем рассмот­рении такое деление имеет только внешнее значение. У М. Зощенко алогизм проявля­ется и в его поступках, и словах. Этот ало­гизм - сдвиг в логике, доводящий поступ­ки героя до смехотворного абсурда. Потеря второй галоши абсолютно обессмысливает старания его, но ничуть не умаляет, а наоборот, доводит до пика его восторг. «Пущай потомки любуются» - кульмина­ция рассказа.

Особый юмористический эффект вызы­вают слова «Галоша гибнет» («Как будто речь идет о человеческой жизни»); «Гора с плеч» («Как будто речь идет о чем-то тяже­лом, невыносимом»); «Сохраню галошу на память. Пущай потомки любуются», - пе­редают противоречащие здравому смыслу суждения - сдвиг в логике.

По мысли, старик должен прыгать от радости, когда увидел свою галошу в каме­ре хранения, ведь он ликует от славной ра­боты канцелярии - она источник его вос­торга и умиления. Характерно, что он говорит именно «канцелярия» - место, где оформляются бумаги и им дают дальней­ший ход - чиновники занимаются бумага­ми: справками, заявлениями, письмами, но не людьми.

Логично было бы выбросить оставшую­ся галошу, герой же, напротив, ставит ее на комод. Это глубоко личное переживание, поэтому она сохранена «на память». И вме­сте с тем галоша увековечивает имя героя. Оправдано ли использование слова «по­томки»: ни внуки, ни наследники, ни дети. Слово «потомки» указывает не только на значимость ничтожного предмета, анекдот, произошедший с героем, увековечивает его, навсегда вводит его имя в историю. Усиливая абсурд, можно спросить, что стоит в их домах на книжных полках, в шкафах в гостиных. Галоша - семейная реликвия для героя. Абсурд подчеркивает­ся словом «зато», намеренно пропущенном нами. Галоша не теряет свой смысл, оставшись в единственном экземпляре, а наобо­рот, приобретает высокое значение. Ее единственность замещает герою практиче­скую ценность. Он испытывает высокий душевный подъем, глядя на галошу. Это небывалое значительное для него состоя­ние, что подчеркнуто речевой ошибкой «безобидно», употребление которого свя­зано не только с безграмотностью героя - для небывалого душевного состояния ему сложно подобрать точное слово.

Несмотря на то, что вопросы препода­вания русской литературы в национальной школе изучены достаточно глубоко, но, на наш взгляд, наименее разработанной в национальной (дагестанской) школе явля­ются юмористические произведения М. Зощенко. Завершая работу, можно предложить перевести реплики героя рас­сказа «Галоша» на родной (аварский) язык. Такая работа будет эффективна в сельских школах, где учащиеся однородны по этни­ческому составу и, несомненно, способ­ствует совершенствованию устной и пись­менной речи, расширит словарный состав. Выбор реплик обусловлен возможностями и национальной языковой спецификой.

«С меня галошу сняли в два счета. Мож­но сказать, ахнуть не успел».

«Дидаса калуш бахъана к1игойин абилелде. Абизе бегьула, угьизе регIичIин».

«Ну, - говорю, - спасибо. Прямо гора с плеч. Главное, что галоша почти что но­венькая. Всего третий сезон ношу».

«Вай, баркала. Бит1ахъе кIигьежалдаса юк бортана. Калуш цIиябго букIана. Льабго гIужаль гурони ретIинчIеб».

«Специальные, - говорю, - признаки имеются. Носок вроде бы начисто оторван, еле держится. И каблука, - говорю, - почти что нету. Сносился каблук. А бока, - гово­рю, - еще ничего, пока что удержались».

«Хасал, абулеб буго, г1ужал рук1анин. Цебеса калуш тIун ина буго, хIалихье ккун бук1ана. Эгьеги, абизе бегьула, бук1инч1ин. Хьалбалин абуни жеги ккун рук1ана».

Заключение

Таким образом, те виды работ, которые были предложены (словесное описание и рисование, перевод на аварский язык, ин­сценировка, работа над языковыми осо­бенностями и др.), пробуждают читателей к творческому претворению литературных образов, возбуждают воображение и сопе­реживание, обостряют внимание к художе­ственному тексту.

Литература

  1. Зощенко М. М. Собр. соч.: В 3 т. М., 1994. 1760 с.
  2. Маранцман В. Г., Чирковская Т. В. Про­блемное изучение литературного произведения в школе. Пособие для учителей / В. Г. Маранцман, Т. В. Чирковская. М.: Просвещение, 1930. 135 с.
  3. Mirzoyan M. A. Technology of studying the ep­ic work, activity-based approach to the study of lit­erature in the 5th form. Russkaya slovesnost' [Rus­sian Linguistics]. 2007. No. 8. Pp. 21-26. (In Rus­sian)
  4. Propp V. Ya. Problema komizma i smekha [The problem of comism and laughter]. Moscow, 1976. 86 p. (In Russian)

References

  1. Zoshchenko M. M. Sobranie sochineny v 3 tomakh [Collected works in 3 volumes]. Moscow, 1994. 1760 p. (In Russian)
  2. Maranzman V. G., Chirkovskaya T. V. Prob- lemnoe izuchenie literaturnogo proizvedeniya v shkole [Problem studying of a literary work at school]. Handbook for teachersy. Moscow, Pros- veshchenie Publ., 1977. 135 p. (In Russian)
  3. Мирзоян М. А. Технология изучения эпиче­ского произведения, деятельностный подход к изучению литературы в V классе. Русская словес­ность. 2007. № 8. С. 21-26.
  4. Пропп В. Я. Проблема комизма и смеха. М., 1976. 86 с.

Сведения об авторе
Принадлежность к организации

Яхияева Саидат Хизбулаевна,кандидат педагогических наук, доцент кафедры мето­дики преподавания русского языка и лите­ратуры, филологический факультет, ДГУ, Махачкала, Россия.

Статья поступила в редакцию 18.03.2016 г.

Information about author
Affiliations

Saidat Kh. Yakhiyaeva,Ph. D. (Pedagogy), assistant professor, the chair of Methods of Teaching the Russian Language and Literature, Philological faculty, DSU, Makhachkala, Russia.

Article was received 18.03.2016.



Читайте также