Языковые особенности рассказов М. М. Зощенко

Михаил Зощенко. Критика. Языковые особенности рассказов М. М. Зощенко

УДК 81

Исаева Лариса Абдурахмановна, к. филол. н.
Чеченский государственный педагогический университет

В статье рассматриваются языковые особенности рассказов М. М. Зощенко. Писатель-сатирик довел до совершенства манеру комического сказа. Использование языковых средств (фонетических, лексических, морфологических, стилистических) помогает автору дать емкий портрет рассказчика или героя. Исследо­вания вариантных форм речи (разговорной, диалектной и др.) являются необходимыми для раскрытия пол­ной картины литературного языка.

Ключевые слова и фразы: лексика; норма; разговорный стиль; сатира; тропы; языковые средства.

Isaeva Larisa Abdurakhmanovna, Ph. D. in Philology
Chechen State Pedagogical University

LINGUISTIC PECULIARITIES OF M. M. ZOSHCHENKO'S STORIES

The article examines linguistic peculiarities of M. M. Zoshchenko's stories. Satirist writer brought to perfection the style of comic narration. Using linguistic means (phonetic, lexical, morphological, stylistic) helps the author to present a concise portrait of a narrator or hero. Studying the variable forms of speech (colloquial, dialect, etc.) is necessary to discover the full picture of literary language.

Key words and phrases: vocabulary; norm; colloquial style; satire; tropes; linguistic means.

Особенность художественного стиля речи выполняет образно-познавательную и идейно-эстетическую функ­ции. В своих произведениях авторы передают личный опыт и отношение к восприятию мира. Важную роль при этом играют эмоциональность и экспрессивность, метафоричность, многоплановость художественной речи.

Исследование лексики в семантической структуре художественного произведения - одно из популярных направлений в лингвистике.

Во второй половине XX века появляется новый жанр в литературе, утверждающий истину жизни, - са­тирический (уничтожающее осмеяние явлений). В сатирических произведениях отражались политические, культурные, экономические изменения, происходившие в стране.

Новый вид комического включает все значимые единицы языка: слово, словосочетание, выражение, предложение, текст. Данный стиль художественных произведений близок к разговорному. Главными эле­ментами для характеристики героев и различных ситуаций являются нарушение языковой нормы, употреб­ление разнообразных изобразительных средств разговорной речи и просторечия.

Особое место в сатире занимает творчество М. М. Зощенко. Комический сказ писателя направлен на раскры­тие всех недостатков человека, на его ограниченность мировоззрения, что мешает развиваться в лучшую сторону.

«Цель его сатиры - добытчики личного счастья, люди однобоких качеств, умеющие только брать <...>. По этой вбетонированной в обывательщину цели Зощенко бьет всем разнообразием своего оружия» [5, с. 175].

В нашей работе попытаемся выявить некоторые языковые особенности рассказов М. Зощенко.

Своеобразие манеры изложения текста ярко выражено в следующих языковых средствах: фонетических, лексических, морфологических, синтаксических.

На фонетическом уровне в речи персонажей выделяются замена одних звуков другими, изменение места ударения, чередования согласных и др. Это явление - одна из отличительных черт речевого портрета персо­нажа М. Зощенко.

Искажение слов наблюдается в создании образа героя: брунетка вместо «брюнетка», авияция вместо «авиация», еропланы вместо «аэроплан» (необразованность героя). « - Так вот, этого... - сказал Косоносов, - авияция, товарищи крестьяне... » [2, с. 351].

Использование орфоэпических неправильностей рассказчика или героя определяет характер беседы: от[т'э]Да - от[ту]да (фонетический диалект), на[до]ть - на[д'э]ть, за[д'о]рживай за[д'э]рживай (морфем­ный (словообразовательный) диалект). «Не задёрживай!» [Там же, с. 352]. Герои рассказа не владеют лите­ратурным русским языком, но хорошо знакомы с диалектным произношением подобных слов.

В текстах наблюдается чередование согласных: допущать - допускать (щ // ск); пекет - печет (к // ч); испужался - испугался (ж // г).

Характерные фонетические особенности речи героев М. Зощенко носят грубо-просторечный характер.

Лексический уровень содержит: общеупотребительную, общенародную и лексику ограниченного упо­требления (просторечия, диалект, жаргон и т.д.); изобразительно-выразительные средства языка - тропы (аллегория, гипербола, ирония, метафора, сравнение, эпитет); каламбур, парадокс, алогизм.

Употребление просторечной, специальной (профессиональной), заимствованной или диалектной лексики создает комические эффекты в текстах автора (голодуют, ляжем, промежду прочим, хитровой, вспрашиваю, вздравствуйте, текет), а герои воспринимаются читателями как необразованные обыватели.

Диалектная форма используется, чтобы показать невежественность рассказчика, который критикует других: «Мечется и брендит, и с печки падает» [Там же, с. 357] (брендит от глагола «бредить»).

Вульгарно-просторечная лексика (вульгаризмы) влияет на ход мыслей: «Родственники так и жрут эти продукты без устали» [3, с. 252].

В речи героев присутствуют иностранные слова (герои рассказа сами не подразумевают их уместность): «Не то лориган, не то роза» [Там же, с. 257], неологизмы (новые слова): «Негритянская негрооперетта» [2, с. 454], канцеляризмы (слова, закрепленные за официально-деловым стилем): обмывочный пункт.

Изобразительно-выразительные средства языка М. Зощенко играют определенную роль. Выделим наиболее употребляемые в текстах:

Аллегория - способ усиления выразительности произведения путем сравнения абстрактного понятия с конкретным образом: « - Пойдемте, - говорит, - больной, на обмывочный пункт. Но от этих слов меня тоже передернуло. - Лучше бы, — говорю, - называли не обмывочный пункт, а ванна. Это, - говорю, - кра­сивей и возвышает больного. И я, - говорю, - не лошадь, чтоб меня обмывать» [3, с. 397].

Гипербола - намеренное преувеличение для подчеркивания сказанной мысли: «У нас такое переполнение, что мы прямо не поспеваем больных выписывать» [Там же, с. 399].

Гротеск сочетает в фантастической форме ужасное и смешное; вскрывает противоречия действительности: «И вдруг вижу, что это как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных» [2, с. 398].

Ирония раскрывает недостатки того, о ком (или о чем) говорят. Ирония бывает особенно выразительна в устной речи: « - Ну, - говорит, - у вас прямо двужильный организм. Вы, - говорит, - сквозь все испыта­ния прошли» [3, с. 399].

Метафоры - слова или выражения с переносным значением: «Фельдшер говорит: «Это у вас пища иг­рает». А мне, знаете, не легче, что она играет» [Там же, с. 398].

Эпитеты служат для выражения эмоциональности и оценочности: «И боли сразу будто ослабли. И сердце ничего себе бьется. И здоровье стало прямо выдающееся» [Там же, с. 236].

Автор использует в рассказах сравнение для уточнения, помогающее ярче представить событие или си­туацию: «Тут меня, знаете, как поленом по башке ударило» [Там же, с. 278].

В создании каламбура автором используется столкновение прямого и переносного значений слова. «Каламбур - игра слов. Каламбур - один из типов острот. Эго острота, возникающая на основе использова­ния собственно языковых средств» [1, с. 22]: «Вот вы меня, граждане, спрашиваете, был ли я актером? Ну, был. В театрах играл. Прикасался к этому искусству» [3, с. 208-209].

Алогизм в творчестве писателя - намеренное нарушение в речи логических связей с целью комического эффекта; проявляется в неправильном использовании грамматических форм: «И вот она едет к мужу. Все как полагается: на руках у нее малютка, на лавке узелок и корзинка. И вот она едет в таком виде в Ново­российск. Едет она к мужу в Новороссийск. А у ней малютка на руках <…> И вот едет эта малютка со своей мамашей в Новороссийск. Они едут, конечно, в Новороссийск…» [Там же, с. 333].

Нарушение логической связи прослеживается в употреблении антонимов: «Очень великолепно! Сейчас составим акт и двинем дело под гору» [4, с. 219].

Для творчества Зощенко характерно употребление синонимов; необычное создание синонимических ря­дов (особенно ярко присутствуют во фразеологических оборотах): печатный орган - газета, фотографиче­ская карточка - лицо - морда - физиономия, бабешечка - молодая женщина: «И едет, между прочим, в этом вагоне среди других такая вообще бабешечка. Такая молодая женщина с ребенком» [3, с. 333]; «А хозяин держится индифферентно - ваньку валяет» [2, с. 28] (индифферентно - спокойно, равнодушно; фразеологизм ваньку валяет - куражится, притворяется).

В языке М. Зощенко наблюдается явление парадокса как неожиданное и необычное истолкование слов: « - Да, замечательная красота, - сказал Вася, глядя с некоторым изумлением на облупленную штукатурку дома. - Действительно, очень красота… » [3, с. 139].

Ненормативная лексическая избыточность в рассказах М. Зощенко выступает средством для характери­стики персонажей:

тавтология - повторение одних и тех же или близких по смыслу слов для усиления эмоционального воздействия: «Одним словом, это была поэтическая особа, способная целый день нюхать цветки и настур­ции» [Там же, с. 237];

плеоназм - употребление слов для смысловой полноты и стилистической выразительности: « - Нет, - думает, - нехорошо так в дым напиваться. Алкоголь, - думает, - чересчур вредный напиток, ни черта в памяти не остается» [2, с. 503] (при соединении синонимов).

Сочетание просторечной, научной и иностранной лексики в рассказах М. Зощенко является отличитель­ной чертой писателя. Это явление наиболее употребляемо в текстах: « - Вези, - кричит, - куриная морда, в приемный покой. Подох ли этот француз или он выжил, - я не могу вам этого сказать, не знаю» [3, с. 312].

Несовместимые лексические ряды в текстах автора могут соседствовать в одной фразе или реплике пер­сонажа. Таким образом, автору удается повернуть повествование в другую сторону.

Различные нарушения морфологических норм наблюдаются в образовании падежных окончаний, форм рода и числа: «А я, говорю, сам тридцать два рубли получаю. Десять семьдесят пять отдай, - что ж это будет?» [2, с. 409]. Неправильное написание местоимений придает словам стилистическую сниженность, поэтому они носят разговорную окраску: евоный, ихний (просторечные формы; можно отнести к граммати­ческим и лексико-грамматическим средствам).

Неустойчивость морфологических норм в рассказах представляет собой закономерности развивающе­гося языка.

С точки зрения синтаксических особенностей интересны построение предложений и расположение слов внутри их: повествование от первого лица, короткие и неполные предложения, способы выражения модаль­ности (вводные слова и вводные предложения, обращения); использование стилистических фигур (градация, инверсия, парцелляция, эллипсис).

Повествование практически всегда ведется от первого лица: Гляжу, в магазине народищу уйма» [3, с. 290]. Для разговорного языка естественна также структурная неполнота предложения: односоставные, неполные предложения: Поехал [Там же, с. 292]; « - В козла, что ли? - спрашиваю» [Там же].

Способами выражения модальности служат вводные слова, вводные предложения и обращения; их упо­требление делает речь в рассказах разговорной, понятной и доступной всем: « - Так точно,- говорят,- в козла. Но,- говорят,- можно и в очко перейти. На интерес. Присаживайтесь, уважаемый товарищ! Мы с утра дуемся... Присел, конечно» [Там же].

Среди стилистических фигур особенно выделяются градация и парцелляция.

Градация - события последовательно наращиваются или ослабляются: «А хороший был человек. Разви­той, полуинтеллигентный, не дурак выпить» [2, с. 447].

Употребление парцелляции в текстах М. Зощенко придает повествованию оттенок непринужденности общения: «Подох ли этот француз или он выжил, - я не могу вам этого сказать, не знаю» [3, с. 313].

Эллипсис широко распространен во фразеологических оборотах: « - Ну - говорю, - спасибо. Прямо гора с плеч. Главное, галоша почти что новенькая» [Там же, с. 293].

Синтаксические средства выполняют определенную роль в произведениях М. Зощенко; передают основную мысль рассказа. Автор комбинирует их, постоянно создает иные образования, что приводит к появлению новой стилистики. Любое выражение создается таким образом, что никогда в этом виде использоваться больше не бу­дет. Анализ синтаксического уровня языка М. Зощенко демонстрирует стиль и мировоззрение писателя.

Рассмотрев некоторые особенности языковых средств рассказов писателя-сатирика, можно выделить следующее:

  • речь полна вульгарной, просторечной лексики, иностранных слов, диалектизмов, искажением грам­матических и фразеологических форм; разнообразием синтаксических конструкций;
  • комический эффект в рассказах создается с помощью изобразительно-выразительных средств языка (тропы, каламбур, парадокс, алогизм и др.);
  • живой разговорный язык выдает подлинную сущность героя, открывает его истинное лицо (хворать, замять разговор - разговорное; передернуть - просторечное), позволяет правдоподобно описать жизнь про­стых людей и окружающую их действительность.

Манерой сказа М. Зощенко достигал того, чего другие добивались введением дополнительных художе­ственных деталей. Характерная черта языка - повседневная речь определенного исторического периода. Словесные средства создания комического, столкновение нескольких стилей основаны на принципе эмоцио­нально-стилевой контрастности. Именно этот язык обладает той нормой, которая отражает объективные тенденции развития языка.

Список литературы

  1. Борев Ю. Б. Комическое, или О том, как смех казнит несовершенство мира. М.: Искусство, 1970. 269 с.
  2. Зощенко М. М. Избранное: рассказы. М.: ЭКСМО-пресс, 1999. 800 с.
  3. Зощенко М. М. Рассказы и фельетоны 1992-1945. Сентиментальные повести. М.: ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир, 2003. 699 с.
  4. Зощенко М. М. Рассказы. М.: Художественная литература, 1974. 348 с.
  5. Федин К. А. Писатель. Искусство. Время. М.: Советский писатель, 1957. 274 с.


Читайте также