06-09-2018 Іван Манжура 205

Иван Манжура. Предисловие к сборнику «Степные думы и песни»

Иван Манжура. Предисловие к сборнику «Степные думы и песни»

Иван Манжура

(1851-1893)

Талантливый поэт, знаток и собиратель народного творчества, Иван Иванович Манжура является одним из видных представителей украинской демократической поэзии второй половины XIX столетия.

Иван Манжура родился 1 ноября (нов. ст.) 1851 го­да в Харькове. Отец его — мелкий чиновник — жил в большой бедности. Лишившись должности, он стал ски­таться с места на место. В 1856 году, когда Ивану исполнилось пять лет, умерла его мать. С этого времени начались мытарства будущего поэта.

Позже в автобиографическом письме Иван Манжура писал о своем беспросветном детстве: «Был я в это вре­мя и не помнящим родства, ел из арестантского котла, был и приемным сыном у какого-то пожарного или сторожа...»

Ивану Манжуре пошел тринадцатый год, когда он остался без отца. В судьбе мальчика приняла участие его родная тетка по матери — жена известного про­фессора А. Потебни, определившая племянника в уезд­ную школу. В дальнейшем, как лучший ученик, Манжу­ра был принят «на казенный кошт» в харьковскую гимназию, которой ему не довелось окончить: «за не­покорство» был исключен.

Некоторое время Манжура перебивается частными уроками. В 1870 году он поступает в Харьковский ветеринарный институт. Однако и отсюда его исклю­чают за «неблагонадежное поведение». Есть основания полагать, что причиной исключения была связь Манжуры с подпольными революционными кружками.

После исключения из института Манжура прожи­вает в Екатеринославской губернии, занимает различ­ные мелкие должности.

Много сил отдает он любимому делу — собиранию и изучению фольклора. Его часто можно было видеть в различных местечках, селах, где он знакомился с жизнью народа, записывал народные песни, сказки, пословицы. Интересно отметить, что в короткое время только в Екатеринославской губернии Манжура собрал до двух­сот русских песен. В 1878—1879 годах ряд его» фольк­лорных записей был опубликован в «Русской старине»: «Стеньки Разина сынок», «Осада Смоленска», «Взятие Хотина», «Новороссия».

В середине 70-х годов Манжуру увлекает мужест­венная борьба славянских народов против турецких по­работителей. Он отправляется в Сербию, принимает участие в боях против турецких войск. В одном из боев Манжура был ранен.

По возвращении на родину он работает учителем в сельской школе, а затем — на почтовой станции.

В 1884 году Иван Манжура переезжает в Екатеринослав (теперь Днепропетровск), где сотрудничает в га­зетах «Екатеринославский листок» и «Днепр».

Летом 1885 года в Екатеринославе начал выходить еженедельник «Степь», на страницах которого Манжура впервые выступает как поэт. В 1885—1887 годах под псевдонимом Иван Каличка он напечатал несколько стихотворений, часть которых написана была им еще в 70-х годах («Песня босяка», «На пасеке», «С зара­ботков», «Весенняя песня», «Лилин»), написал поэмы- сказки «Тремсын»-богатырь», «Иван Голык», подгото­вил к печати в оригинальной переработке поэму Гете «Рейнеке-Лис» под названием «Казка про хитрого Лисовина і про других звірів та про те, що він їм, а вони йому коми». В еженедельнике «Степь» Манжура опуб­ликовал ряд статей («XXV годовщина смерти Т. Г. Шевченко», «По поводу частных сельских школ» и др.). Это был наиболее плодотворный период в лите­ратурной деятельности писателя.

В 1889 году, после долгих цензурных мытарств, вы­шел из печати небольшой поэтический сборник Манжуры «Степные думы и песни». Тогда же поэт подготовил и второй сборник — «Над Днепром», а также сборник литературно обработанных сказок, пословиц под общим названием «Басни, присказки и такое прочее. Собрал и переложил на стихи Иван Манжура». Оба сборника при жизни поэта не были опубликованы.

Наряду с поэтической деятельностью Манжура продолжает вести работу и как этнограф-фольклорист. В 1890 году вышел из печати его сборник «Сказки, пословицы и т. п., записанные в Екатеринославской и Харьковской губерниях», получивший высокую оценку русских и украинских фольклористов и этнографов. Иван Франко, отмечая большие заслуги Манжуры-фольклориста, характеризует его как «внимательного и добро­совестного собирателя этнографических материалов».

Тогда же Манжура устанавливает связи с москов­ским «Обществом Любителей естествознания, антропо­логии и этнографии», которое избирает его своим дей­ствительным членом.

Исключительно тяжелы были условия жизни Ивана Манжуры. Все время он терпел материальные лишения, находился под надзором полиции. Но ничто не могло заставить этого одаренного самобытным талантом художника отказаться от творческой деятельности.

Незадолго до смерти, в 1892 году, в одном из пи­сем Манжура писал: «Хорошо было бы получить поря­дочный куш, вроде четвертной (речь идет о гонораре в двадцать пять рублей. — М. Б.), можно было бы при­одеться и устроиться, а то я яко благ, яко наг, переби­ваюсь по пригородным мужикам и чувствую, что скоро­скоро подам в жизненную отставку». Второго мая 1893 года обессилевшего поэта подобрали на одной из екатеринославских улиц, а на другой день он скончался в больнице.

В силу' особых обстоятельств личной жизни Иван Манжура сравнительно слабо был связан с передовыми писателями и общественными деятелями своего времени, что не могло не отразиться на его творчестве. Манжура не смог подняться до идей революционной демократии. Тем не менее он вошел в украинскую литературу как поэт-реалист, талантливый представитель демократической поэзии.

Гениальные поэты двух братских народов — Шев­ченко и Некрасов — были постоянными учителями Ивана Манжуры. У них учился он глубине и непосредствен­ности отражения жизни народной, органическому исполь­зованию устного творчества. Лучшие произведения Ман­журы, подсказанные и рожденные самой жизнью, ее требованиями, многим в то же время обязаны творче­ству великих поэтов русского и украинского народов.

В уже упоминавшейся статье «XXV годовщина смерти Т. Г. Шевченко» Манжура выразил свою глубо­кую любовь к бессмертному Кобзарю, тонкое и проник­новенное понимание его творчества. «Появление Тараса Григорьевича на мрачном фоне крепостной Украины, — писал он, — явление далеко не случайное. В его лице все обездоленное малорусское крестьянство как бы слило все лучшие духовные свои силы и избрало его певцом своего векового горя». Манжура гордился Тарасом Шевченко — «великим народным поэтом новой великой литературы славянского мира».

Поэзия И. Манжуры проникнута глубокими раз­думьями «про кращу убогому людові долю», горячим желанием «стати краю рідному в послузі. Характерно, что во многих стихотворениях — в одних специально, в других — в определенной связи — Манжура высказывает мысли о роли и назначении литературы, о месте худож­ника в обществе, в жизни народа («Кое-кому», «Старый музыкант», «Унынье», «Кобзарь», «Днепру» и др.). Поэт остро осуждает писателей эстетского направления, ко­торые отворачиваются от народа, от его жизни и, при­крываясь рассуждениями о «чистом искусстве», служат интересам власть имущих и богатых. В одном из про­граммных стихотворений Манжура так поясняет содер­жание своих «дум та співів»:

Не жду, чтобы люди почетом встречали,
И гордой хвалы их не надобно мне, —
Взросли ведь, как слезы, из горькой печали
И думы и песни мои в тишине.
Любовь к человеку, что счастья не встретил,
В тоске подсказала мне горестно их...

(Перевод М. Шехтера)

В стихотворении «К музе», тематически близком многим произведениям Шевченко и Некрасова на ту же тему, Манжура с едкой иронией спрашивает музу: неужели она собирается воспевать горькую судьбу на­рода, когда вокруг, мол, «солнышко лучиком светлым играет», «поет соловейко голосистый»?

Однако невзирая на все «аргументы» аристократов от искусства, на их оскорбительные нападки и презритель­ные насмешки муза поэта не может отвернуться от люд­ского горя и слез, ее «манят, зовут убогие нивы, где в жар­ком труде льется пот», где «песня о счастье скорбит».

Не раз обращаясь к героическому прошлому родной Украины, ее истории, Манжура, однако, не разделял взгля­дов тех писателей, которые идеализировали прошлое и сознательно обходили в своих произведениях современную им жизнь, проявляя полное равнодушие к судьбе народа.

Поэтическая душа Манжуры до боли остро воспри­имчива к любому проявлению социальной несправедли­вости, произвола и угнетения. По содержанию и поэти­ческому складу своих произведений Манжура был под­линным певцом тяжелой жизни деревенской бедноты, батраков, сирот.

Стихи Манжуры реалистичны. Каждое из них — правдивый рассказ из жизни народа. Голодное, изму­ченное село — «невеселая улица» с грустными песнями, село, где остались лишь больные да девчата, а «парни бродят» в далеких краях в поисках заработка. Такие картины встречаются в большинстве стихов («Степь», «Унынье», «Весенняя песня», «Искренняя молитва»). В других Манжура рисует зависимость крестьянина от стихий природы. Но и в этом случае он почти всегда объясняет тяжелое положение деревенской бедноты со­циальными условиями жизни. Богатому не страшна за­суха; напротив, воспользовавшись безвыходным поло­жением крестьянина-бедняка, он старается выжать из него все соки. Именно об этом написаны «Град», «В сте­пи и в хате», «Дума».

Лирика Манжуры конкретна, она никогда не сби­вается на сентиментальщину, на беспредметную грусть. Манжура — принципиальный противник пассивно-созерцательной поэзии, сторонники которой привыкли высту­пать лишь как невозмутимые наблюдатели произвола и горя человеческого. В творчестве Манжуры всегда жи­вет шевченковская тревога за судьбу трудового народа.

Сколько уважения и любви к человеку, тяжелых раздумий о его судьбе отражено, например, в стихотво­рении «В степи и в хате», в котором правдиво показа­но безвыходное положение крестьянской семьи, особенно в неурожайный год, в засуху. «Зноем измучена и несча­стлива, плачет бесслезно убогая нива... Хлеба на ни­вушке нет и снопа, — вот что незрячая дарит судьба!»

Поэта глубоко волнует и тревожит все: где кресть­янин добудет кусок хлеба «для несмышленышей малых своих», чем он заплатит подушное, чем перекроет он крышу на хате, во что многодетная мать оденет ребят.

В середине 80-х годов Манжура задумал написать стихотворный цикл под названием «Голодные песни 1885 года». Стихи эти должны были явиться как бы продолжением другого цикла из так называемого кре­стьянского календаря, посвященного «работе и будням крестьянина». В письмах Манжуры к Потебне за 1889 год имеется упоминание о задуманной им поэме, ставящей целью описание жизни крестьянина на протяжении одного года. Замысел этот, к сожалению, не был осуществлен.

Немалое место в творчестве Манжуры отведено острой теме классового расслоения деревни, изобличению произвола богатеев, сельских продажных властей. Од­ной из удач несомненно является стихотворение «Искрен­няя молитва», где остроумно и тонко, в духе народной сатиры, показано бесправие, в условиях которого жил народ.

Внимания заслуживают и стихотворения «Быль», «Лесник» и др., рисующие типические картины из жизни дореволюционной деревни, Манжура не ограничивался темой села. Он отобра­жал и другие характерные явления пореформенной дей­ствительности. Важное место в его творчестве заняли стихи о жизни батраков, людей бездомных, вынужден­ных оставлять семью в поисках заработка. Для них всегда находит поэт доброе слово. Их встречает он на городских улицах, на широких пыльных большаках и узеньких проселках («Бурлак», «С заработков», «Песня босяка», «Весенняя песня» и др.).

Немало теплых волнующих стихов посвятил поэт бесконечно тяжелой жизни обездоленной трудящейся женщины-матери, сирот («Дети», «Мать» и т. д.).

Большой популярностью пользуется стихотворение Манжуры «Нечестная», в основе которого лежит исто­рия бедной девушки, вынужденной стать на путь про­ституции. Оно написано под несомненным влиянием творчества Н. А. Некрасова.

Названные произведения роднит общность содержа­ния, идейного замысла, композиции, поэтических прие­мов. Как и Некрасов, Манжура гневно осуждает мир бо­гатых и сытых, мир произвола и пороков, показывает бла­городство и сердечность простых людей из народа.

Отдельный цикл составляют такие стихотворения Манжуры, как «Воспоминание», «Весна», «Былое», «Необычный» и др., в которых своеобразно отразились жизнь и настроения целого поколения передовых людей, тяжело перенесших атмосферу политического и духовного угнетения 80-х годов. Конечно, раздумья Манжуры о бесполезно прожитых годах могли явиться лишь след­ствием тех невыносимых условий, в которых довелось жить и творить поэту, результатом недостаточных свя­зей Манжуры с передовыми кругами современного ему общества, с прогрессивными писателями в том числе. Вместе с этим в интимной лирике поэта нашла отражение его борьба с унынием, стремление постоянно прислу­шиваться к голосу своего народа. Не случайно в одном из циклов Манжура с подкупающей искренностью писал:

Я — сын твой, слышишь, Украина,
Росток народа твоего!

Именно сознание кровной связи с родной землей, со своим народом, вера в его неисчерпаемые силы помога­ли поэту преодолевать глубокие душевные страдания. Без такого сознания Манжура не смог бы стать авто­ром ни «Были», ни «Искренней молитвы», ни «Сеяте­ля» и «Кобзаря», ни других подобных им произведений.

Своеобразное место в поэтическом наследии Ивана Манжуры занимают произведения, представляющие со­бой обработку народных сказок, пословиц, народных анекдотов. Большинство из них было объединено в сборник «Сказки и присказки и такое прочее».

К лучшим произведениям И. Манжуры следует от­нести также поэмы-сказки «Тремсын»-богатырь», «Иван Голык».

Поэма «Тремсын»-богатырь» создана на материа­лах устного народного творчества и отмечена благо­творным влиянием сказок Пушкина. Центральный об­раз поэмы — богатырь Тремсын — символизирует чест­ность и вольнолюбие народа, его неугасимую ненависть к поработителям.

В образе Тремсына обращает на себя внимание тя­готение автора к реалистической детали, к органическо­му слиянию элементов сказочных, фольклорных с эле­ментами литературными. Подчеркивая казацкую, запо­рожскую удаль и геройство Тремсына, Манжура тем самым сознательно ограничивает узкосказочный, леген­дарный характер поэмы и наполняет ее реальным соци­альным содержанием. Поэма создавалась в середине 80-х годов, в период расцвета творческих сил писате­ля. Некоторые существенные моменты, связанные с со­держанием сказки, ее художественная тональность свидетельствуют о том, что произведение это писалось не только для детей, но и для взрослых читателей. Не удивительно, что поэма «Тремсын»-богатырь» в свое время, при жизни автора, не появилась в печати.

По материалу, художественному рисунку к поэме «Тремсын»-богатырь» близка поэма «Иван Голык». В ее основе — популярный сюжет народной сказки о смелом и находчивом рыцаре — богатыре Иване Голыке.

Изображая Ивана Голыка рыцарем-богатырем, Манжура в то же время подчеркивает в нем черты от­важного казака — «характерника». Иван Голык честен и отзывчив, ему подвластно все, никого не оставляет он в беде, люди его любят и уважают.

Из неимоверно трудной борьбы Голык выходит еще более сильным. Ничто не страшит его, ибо «все знесе козацька врода» — то ли в борьбе с деспотом царем, то ли в острой схватке с лютым змеем.

Почти символически звучат слова Ивана Голыка, когда он говорит о себе и о своем «названом» брате — «богатыре безруком», после победы над «змеем трех­головым» :

Та чи єсть ще сила в світі —
Щоб із братом нас стребити...

Царская цензура запретила поэму к печати.

Среди произведений Манжуры следует отметить также сатирические миниатюры, пословицы в стихах, бас­ни: «Догадливый казак», «Репей и Огонь», «Хмель и Луковица», «Ветер и Заплатка», «Жаба и Кузнец» и дру­гие. Они отличаются тонким юмором, мастерской обработкой фольклорного материала. В письме к А. Потебне Манжура писал: «Темы их всецело взяты из уст народ­ных и только, так сказать, многоречиво пересказаны».

Говоря о многогранности литературного дарования Ивана Манжуры, нельзя не сказать и о том, что он яв­ляется автором ряда переводов и подражаний русским и зарубежным поэтам. Здесь следует указать на вольные переводы из Некрасова («Притча о пчелах», «Благо­вещенье»), Я. Полонского («Я свечи погасил»), Г. Гей­не и др. Отмечая демократический характер творчества Манжуры, не следует обходить молчанием вопрос о на­личии во взглядах писателя элементов определенной ограниченности и просто наивных представлений. В от­дельных его произведениях отразились религиозные ил­люзии отсталой части крестьянства. Но преобладающее большинство произведений Манжуры является ценным вкладом в украинскую демократическую поэзию. Все свои симпатии поэт отдавал тем, чей «труд в поте лица насущ­ный хлеб нам дает», кто в невыносимых условиях трудит­ся на заводах, во тьме шахт, далеко от дома родного.

Манжура принес в украинскую литературу свой круг интересов и наблюдений, характерную поэтическую ма­неру. В своих произведениях поэт почти всегда с боль­шой непосредственностью говорит от лица героев, жизнь, быт, привычки, настроения которых знает до мельчайших подробностей.

Есть у Манжуры стихотворения, в которых властно слышится прямой авторский голос, близкий и понятный народу. Когда Манжура рассказывает о том, что ждет крестьян в тяжелый неурожайный год, то он вместе с ними думает о благодатном дожде, радуется первому грому, переживает как личное горе, когда на поле выпал град, уничтожив посевы — надежду и радость труда хлебороба.

Своеобразие поэтического стиля Манжуры отрази­лось в частности на характере пейзажей его произве­дений. Картины природы в лирике Манжуры самобыт­ны и оригинальны; в них нет наигрыша, они глубоко реалистичны, недекоративны, точны даже в смысле гео­графическом и этнографическом и в то же время со­греты сильным внутренним чувством. У Манжуры почти не встретишь образцов пейзажной лирики в ее, так ска­зать, «чистом виде». Картины природы в его произведе­ниях как бы живут одной жизнью с людьми, связаны с их трудом, хлопотливыми буднями, их мыслями. Можно сказать, что на поэтическом рисунке пейзажей Манжуры отразилось отношение трудового народа к природе.

Языку художественных произведений Манжура придавал особое значение. Он стремился всегда писать без каких бы то ни было вычурностей, прикрас, искус­ственной усложненности, сознательно ориентируясь на простоту, доходчивость, ясность и четкость мысли и образов, на глубокое и разностороннее использование богатств народного языка, устного народного творчества. Посылая, например, Потебне некоторые стихотворения, Манжура просил его обязательно высказать свое мне­ние «об их языке: насколько он народен или насколько делан». Манжура как поэт и Манжура как фолькло­рист-этнограф как бы органически дополнили друг друга.

Иван Манжура умер в расцвете творческих сил. Далеко не все он сделал, что мог бы сделать при дру­гих, более благоприятных обстоятельствах. Но то лучшее, что создал поэт, вошло ценным вкладом в сокровищ­ницу украинской литературы.

Михаил Бернштейн



СТОРІНКА АВТОРА



Читайте также