Великий писатель Испании Лопе де Вега

Великий писатель Испании Лопе де Вега

Д. Е. Михальчи

К XVI веку Испания достигла полной политической зрелости, она стала могущественным государством Европы, обладательницей огромных заморских колоний и неисчислимых материальных ценностей. Отставание в экономическом развитии, отсутствие средств для устранения все возрастающих противоречий как внутри континентальной Испании, так и в ее новых землях за океаном вызвали жестокий кризис. Упадок политического приоритета, обнищание страны сопровождались большим подъемом и прямым расцветом искусств и литературы. «Век Филиппов», век трех испанских королей — Филиппов второго, третьего и четвертого, — был прежде всего веком Сервантеса, Лопе де Вега, Кеведо, Тирсо де Молина, Кальдерона, Веласкеса, Греко, Сурбарана и Мурильо. Как бы ни были своеобразны, национально специфичны по своей природе театр и живопись, драматургия и роман в Испании XVI-XVII столетий, всему человечеству принадлежат непреходящие ценности, созданные пером и кистью испанских художников и писателей, которые своим творчеством противодействовали религиозной нетерпимости и фанатизму, политической реакции и насилию, утверждая передовые гуманистические идеи.

В творчестве Сервантеса и Лопе де Вега испанское Возрождение нашло наиболее полное и совершенное выражение.

Расцвет испанского театра и драмы связан с именем Лопе де Вега (1562-1635). Относительная обеспеченность семьи помогла Лопе получить хорошее образование. Человек исключительной одаренности и творческого жизневосприятия, он прошел довольно сложный, изобилующий разнообразными приключениями путь, достигнув огромной славы и всеобщего уважения. О Лопе де Вега очень верно сказал замечательный наш современник, крупнейший испанский ученый Рамон Менендес Пидаль: «Нам открылся человек со всеми присущими ему противоречиями: ревностно верующий в вечные законы морали и в то же время дерзостно их преступающий: почитатель имеющих тысячелетнюю историю правил искусства и их постоянный нарушитель».

Его беспокойная натура сказывалась во всем, искания характерны для всех сторон его крайне разносторонней деятельности. Если в разные годы Лопе был солдатом и духовным лицом, участником иезуитского братства, то это не мешало ему всегда оставаться поэтом, не знавшим ограничения в своих творческих возможностях. Сонеты и романсы, эпические поэмы, новелла и сатира, литературная теория и драматургия различных жанров были (не в одинаковой, конечно, мере) использованы Лопе. Нельзя не удивляться титанической деятельности испанского драматурга, если даже оставить в стороне число написанных им, но не дошедших до нас пьес. Около пятисот драм и комедий Лопе де Вега, известных в наше время, не все равноценны, но десятки из них с полным основанием составляют часть основного фонда театрального репертуара в нашей стране и за рубежом.

Лопе де Вега был гуманистом и просветителем. Свой театр он сделал доступным и понятным широкому народному зрителю, идя ему навстречу и защищая его интересы в предисловиях к комедиям и в трактате «Новое искусство сочинять комедии в наши дни». Занимательность сюжета он редко делал самоцелью, но в то же время в своих народных драмах он умно и расчетливо вводил комедийные ситуации, смешные, реплики, имея их в запасе на все случаи жизни. Театр был самым массовым рядом искусства, так что чуждая по времени или по месту действия тематика пьес Лопе помогала расширению кругозора демократической публики. В искусстве драматургии Лопе де Вега был непререкаемым авторитетом, и даже гениальный создатель «Дон-Кихота» Сервантес, соревнуясь с Лопе на этом поприще, признал его «чудом природы».

О национальных чертах творчества Лопе де Вега говорил Луначарский, подчеркивая, что «если бы он жил в более свободной стране и обладал более свободным положением, каким обладал все же Шекспир... то, вероятно, Лопе де Вега мог бы пойти и дальше и сравняться со своим гигантским английским соперником».

Творчество Лопе де Вега-драматурга было очень разнообразно: народная драма «Фуенте Овехуна», бытовые комедии, «плаща и шпаги» «Собака на сене», «Валенсианская вдова», историческая драма «Великий князь Московский» и, наконец, духовные драмы. Конечно, далеко не все из наследия прекрасного драматурга может интересовать современника, но драмы из народной жизни, бытовые комедии имеют полное право на признание и любовь.

Высокой гражданственности, патетической выразительности достиг Лопе де Вега в пьесе «Фуенте Овехуна». В основе сюжета лежат действительные события — крестьянские волнения, естественное следствие произвола и. насилия, которые царили в испанской деревне. Надо было очень хорошо знать условия жизни, внимательно наблюдать современников, чтобы создать целую вереницу характеров значительных и самобытных, точно противопоставив угнетенных их угнетателям. Действие драмы усложняется этической проблематикой, различным отношением к правам и обязанностям человека, к вопросу о чести. Сословно-дворянскому представлению о чести, как о признаке привилегированного феодального общества, противостоит широко гуманистическое ее понимание, характерное для крестьянина, находящее отражение в его делах и поступках. Так, в драме командор — насильник и развратник — обременен, по замыслу Лопе, этим грузом сословных предрассудков, но потерял черты истинной человечности, а простая сельская девушка Лауренсия возвышена драматургом не только как носительница высоконравственного начала, но и как провозвестница гражданских прав и требований порабощенного крестьянства, жителей деревни Фуенте Овехуна.

Лопе обладал превосходным даром живого, образного воплощения своих гуманистических идей. Выделяя Лауренсию, оскорбленную командором-феодалом, из безмолвно сносящих издевательства и бесправие односельчан, среди которых находятся ее отец и жених, Лопе убедительно и сильно показывает твердость духа и мужество подвергнутых пытке отца Лауренсии — Эстевана Паскуалы. Если балагур и весельчак Менго проявляет колебания при допросе, то все же сознание общих интересов, общей цели и борьбы заставит его поступить, как все. Ни пытки, ни угрозы не могут вырвать имени виновника смерти командора рыцарского ордена. «Все за одного, один за всех» — этот клич приобретает особый смысл в сцене пыток, когда в ответ на все муки и старик, и мальчик, и девушка отвечают на вопрос судьи об имени виновника лишь — «Фуенте Овехуна!»

Одной из вершин драмы надо признать монолог Лауренсии. Сколько горечи в ее словах, когда она называет своих сограждан «овцами, пугливыми зайцами, дикарями, а не испанцами, трусливыми душонками, неповоротливыми пряхами», говоря: «К чему вы носите мечи? Подвесьте сбоку веретена». Ее слова звучат, как звуки набата» выводят из оцепенения мужчин, подымающих восстание. […]

«Фуенте Овехуна» — сложное и не лишенное противоречий произведение. Вопрос о судьбе восставших крестьян Лопе может, более того, сознательно хочет решить только одним способом. Помещика — злодея и насильника — сменяет добрый и рачительный владелец Фуенте Овехуиа, тот справедливый и нелицеприятный монарх, который «прощает» крестьянам участие в восстании. […]

Надо отметить, что высокая идейность и гражданственность были свойственны ряду пьес испанского репертуара. Достаточно вспомнить прекрасную трагедию Сервантеса «Нумансия» или же другие пьесы Лопе, в первую очередь «Звезду Севилья». Хотя судьбы народные здесь не раскрыты так широко, как в «Фуенте Овехуна», но конфликт этический, готовый стать политическим, раскрыт с убедительным мастерством. Козни короля встречают отпор у мужественного Бусто и его умной и твердой в своих убеждениях сестры Эстрельи. […] В мире лицемерия и гнусностей, продажности и ханжеской религиозности, соблюдения изуверских законов феодально-сословной чести могут жить лишь злодеи и угодники, те моральные хамелеоны, с которыми подчас приходилось мириться и Лопе. Для верующего католика, а таким он и был, выход из сложной коллизии чувств и положений был найден — король каялся публично в своих преступлениях и тем самым обелял себя в глазах своих «верноподданных», обещая справедливость и милосердие в дальнейшем.

[…]

Испанская комедия привлекает и оригинальным персонажем грасьозо — слуги, вершителя судеб молодых влюбленных, зачастую главного двигателя событий пьесы. […] Лопе наделил их не только житейской сметкой, но и большим сердцем, добродушием, сочетающимся с умением страстно ненавидеть несправедливость и беззаконие, которые так нам знакомы, как черты типические для испанского крестьянина в образе Санчо Пансо. Слуги — наиболее завершенные и выразительные персонажи комедии Лопе; в них нет той эскизности и сходства (по амплуа), которые свойственны второстепенным, а иногда и главным действующим лицам.

Слуга выражает авторскую насмешку и суждения, а поэтому нередко гуманистическое начало творческого замысла реализуется в его речах и поступках. Грасьозо умеет любить не хуже, чем его хозяин, но он свободен от многих предрассудков дворянской знати, и ему поэтому многое легче дается, он не боится трудностей, так как ему неоткуда ждать помощи.

[…] Гуманизм Лопе, великое жизнелюбие в сочетании с радостным восприятием действительности, веселая шутка и раздумье не могут не прийтись по душе нашему современнику.

Л-ра: Литература в школе. – 1962. – № 5. – С. 84-86.

Биография

Произведения

Критика


Читати також