24-02-2020 Лев Кассиль 239

Лев Кассиль и его Швамбрания

Лев Кассиль и его Швамбрания

Юрий Яковлев

У меня в руках книга — нарядная, увесистая, пахнущая типографской краской. Такие издания называют подарочными. Но а если бы книга повестей Льва Кассиля, куда входит и «Кондуит и Швамбрания», была издана и на простой газетной бумаге, в мягком переплете, она оставалась бы столь же прекрасным подарком — подарком на всю жизнь.

Швамбрания была открыта так:

«— Оська, земля! — воскликнул я, задыхаясь. — Земля! Новая игра на всю жизнь!»

Все это происходило не в океане, а в обыкновенном доме, но два маленьких героя книги, Леля и Оська, видели пальмы, корабли, дворцы, горы. Страна Швамбрания помогала им жить в трудном, несправедливом мире. В мрачном мире гимназии, где царили муштра и педантизм, где дети делились на «платных и бесплатных».

На страницах кассилевской книги у детей созревает удивительно верное понимание происходящего. И когда учитель Крикунов, пророча гибель России, говорит классу: «Железные тропы поездов зарастут. 3-э-мюэ... догорит последняя спичка, и настанет первобытная ночь», — Степка, по прозвищу «Атлантида», возражает: «Какая же ночь, когда электричество проведут всюду?»

Но наступает время, когда Швамбрания становится ненужной, ибо жизнь изменилась, герои обрели к ней острый интерес. Детям расхотелось прятаться на вымышленном острове. «Давайте сделаем субботник и запасемся дровами. Черт с ней, со Швамбранией!» — восклицает Лелька. И вот «глобус полностью обернулся. Швамбрании на нем не обнаружено».

Увлекательно и образно написано об этом и о многом другом в красивой книге, которую я перелистываю, и как бы встречаюсь со старыми знакомыми и с ее замечательным автором — Львом Абрамовичем Кассилем.

«Кондуит и Швамбрания» не только книга жизни Льва Кассиля, но и одна из флагманских, если так можно сказать, книг детской литературы. Она покорила юного читателя удивительной совместимостью подлинной достоверности с буйной, безоглядной фантазией. Талант писателя проявился в умении рассказать детям о сложнейших социальных переменах, которые принесла революция. Чтобы сделать свой рассказ более доступным, Кассиль выбирает близкий детям материал: гимназию, школу. […] Писатель сумел сделать свою книгу увлекательной и веселой. Он написал поистине детскую книгу. И вот уже пятое десятилетие книга «Кондуит и Швамбрания» любима детворой.

Для того чтобы понять истоки рождения этой книги, надо оглянуться на детские годы писателя. Они прошли на Волге. Река широкая, необъятная, катящая тяжелые волны: на берегу мальчик — худой, вытянутый, большерукий. Глаза удивленные, задумчивые. Во рту травинка: жевал, жевал и забыл про нее. Башмаки стоптанные — непоседа. На коленях следы мальчишеских ран. В руке палка. Ах, простите, не палка, а шпага. Адмиральская шпага.

Его зовут Леля, но он сам придумал себе достойное мужское имя — адмирал Кейс. Правда, красиво? Другие мальчишки выбирают себе имена по вкусу из своих любимых книг: Том Сойер, Гек Фин, д’Артаньян. Адмирала Кейса нет ни в какой книжке. Пока нет... Но пройдет время, и сотни мальчишек будут заимствовать это имя из своей любимой книжки. Но пока она еще не написана. А ее будущий автор стоит на берегу реки и осматривает водные просторы строгим адмиральским взглядом.

Лев Кассиль редко рассказывал друзьям о своем детстве. Хранил память о нем в самом надежном уголке сердца, но с какой поразительной щедростью отдавал он его своим книгам, своим маленьким героям, своим читателям.

Конечно, для создания такой книги, как «Кондуит и Швамбрания», было недостаточно только детских воспоминаний. Для этого потребовалась гражданская зрелость художника.

Название книги «Кондуит и Швамбрания» и поныне звучит для нас как пароль нашего детства, а современная детвора делает эти два слова своим паролем. И когда дети говорят о любимых книгах, они не забывают об этой звонкой, веселой и вместе с тем очень серьезной книге. Время все больше и больше отдаляет поколения юных читателей от событий, которые здесь описаны, но книга продолжает быть близкой детям.

«Кондуит и Швамбрания» написана прекрасным «детским» языком. И напрасно кое-кто думает, что «детский язык» — россыпь уменьшительных слов и словечек. Язык Кассиля образен, колоритен, забавен и точен. У него свой цвет, свой аромат, своя музыка. Он предельно пластичен.

Вот портрет директора гимназии. Весь портрет — три строчки. Но как он выразителен и точен: «Директор был худ, высок, несгибаем и тщательно выутюжен. Глаза у него были круглые, тяжелые, оловянные. За это его прозвали «Рыбий глаз». Таких типажей в книге целая галерея.

Чтобы глубже понять Льва Кассиля и его произведения, интересно проследить путь его детских устремлений. Мечтам Кассиля на первый взгляд не суждено было сбыться. Он не стал ни моряком, ни кораблестроителем, ни авиатором, ни спортсменом, ни художником. Но удивительно то, что в зрелом возрасте он сохранил рыцарскую верность детским мечтам. Они продолжали жить, отражаясь на устремлениях Кассиля, его поведении в жизни, ею привязанностях, склонностях и, наконец, на его творчестве.

Кассиль не стал авиатором, но дружил с Циолковским и Чкаловым. И когда Юрий Гагарин, Первый гражданин планеты, прорвался в космос, Кассиль находился в таком тревожном возбуждении, что сказал мне: «Мне казалось, что в космическом корабле летит мой сын».

Кассиль не стал моряком, но он много плавал на военных и мирных судах. И знал штормы. Испытал жуткие мгновения торпедной атаки и вой пикировщиков. Его друзьями были капитаны и полярники: Шмидт, Лидин, Бадигин. И на войну он уходил в форме моряка. Как тут не вспомнить славного адмирала Кейса?

Кассиль не стал художником. Но он написал проницательную и трогательную книгу о юном художнике — «Ранний восход».

Не стал Лев Абрамович и спортсменом, но писал он о спорте всю жизнь. Читателям известны его яркие популярные книги — «Вратарь республики», «Ход белой королевы», «Чаша гладиатора». Он был спутником советских олимпийцев во всех уголках земного шара и неизменным собственным корреспондентом советского спорта. Он дружил с выдающимися мастерами, писал о них, и одновременно он был всесоюзным тренером ребят — своими произведениями он зажигал в сердцах детей любовь к спорту.

Я глубоко убежден, не сохрани Кассиль верность мечтам своего детства, не укрепи их с годами, не свяжи с ними крепко всю свою последующую жизнь, — не было бы умного и тонкого, горячо любимого юными читателями писателя.

И был еще человек, сыгравший огромную роль в творческой судьбе Льва Кассиля. Это Владимир Маяковский. Великий поэт первым прочитал книгу молодого литератора «Кондуит и Швамбрания» и сразу почувствовал большое его дарование.

Сам же Лев Кассиль был влюблен в Маяковского той удивительной юношеской любовью, какая порой вспыхивает в сердце юнги к бывалому капитану. Лев Абрамович рассказывал о Маяковском и при этом изображал его голос, его интонации. Кассилю это удавалось не только в устных рассказах. Когда он писал о Маяковском, у него появлялись особые краски, особый ритм, созвучный Маяковскому. «Грохая тростью по асфальту, легко обгоняя попутных, круто обходя встречных; неся широкие плечи над головами прохожих; шагает Маяковский по Москве — твердо и размашисто. За ним в толпе завиваются воронки, как по воде за пароходом...»

Кассиль с терпением и восторгом проходил «школу Маяковского», «дерзкую науку предчувствий будущего, беспощадную выучку гнева и радостно-требовательную школу его любви».

[…]

А памяти своего великого друга и учителя Лев Абрамович посвятил прекрасную книгу, в ней создан живой образ поэта и борца — «Маяковский — сам».

Большое счастье для писателя, если на заре творческой биографии из-под его пера выйдет книга, которая пройдет через всю его жизнь. Такой книгой для Льва Кассиля была «Кондуит и Швамбрания». Кассиль никогда не расставался со своими героями. А когда на страну обрушились тяжкие испытания воины, Лев Абрамович Кассиль вместе со своими героями ушел на фронт. Он провел через войну своих дорогих мальчишек...

Я вспоминаю суровый 1942 год. Затерянная в снегах Подмосковья зенитная батарея. Совсем недавно здесь отгремели бои за Москву. Налеты фашистской авиации продолжаются. Битва за Москву с земли перенеслась в небо. В те дни кто-то привез нам из Москвы маленькую книжку Льва Кассиля «Линия связи». Я прочитал ее залпом. И пошла маленькая книжка по батарее, от бойца к бойцу.

[…]

Мысль написать большую, серьезную книгу о мальчике-герое родилась у Кассиля еще во время войны. И когда в 1947 году к Кассилю пришел его старый товарищ по газетной работе Макс Поляновский и рассказал о Володе Дубинине, Лев Абрамович горячо взялся за работу. А через два года в «Пионерской правде» начала печататься повесть Льва Касснля, и Макса Поляновского «Улица младшего сына». Потом вышла книга. Потом фильм. Авторы книги были удостоены Государственной премии СССР.

«Улица младшего сына» стала одной из любимейших книг не только русских детей, но и детей зарубежных стран.

Книги руководят чувствами и поступками. Незримо. Но порой очень сильно. Они помогают совершенствованию человека, учат его мудрости, добру и теплу. Книги Льва Кассиля помогают маленькому человеку стать большим. Большим и прекрасным.

Л-ра: Октябрь. – 1975. – № 11. – С. 216-219.

Биография

Произведения

Критика


Читати також