«Преодоление прошлого» в романе Б. Шлинка «Чтец»

«Преодоление прошлого» в романе Б. Шлинка «Чтец»

Е. С. Иванова

Тема «преодоление прошлого» для немецкой литературы является одной из ключевых. В современной литературе Германии часто поднимаются вопросы о виновности в преступлениях во время нацистского режима и борьбе с этим историческим бременем. Множество произведений, касающихся этих вопросов, свидетельствуют о влиянии нацистского прошлого Германии на население. В бывшей ФРГ тема вины была активно затронута Б. Шлинком. Роман «Чтец» - достаточно необычное и насыщенное смыслом произведение, посвященное главным образом мучительным для немцев проблемам: взаимоотношению человека и прошлого, готовности человеком принять историю своей страны, персональной ответственности каждого за нацистское прошлое, ведь каждый человек принадлежит общечеловеческой истории.

Традиционной для немецкой литературы 1990-х гг. является тема Второй мировой войны и судеб Германии. Писатели осмысляют глубокое влияние, которое Вторая мировая война оказала на человеческую жизнь. Охваченность прошлым, от которого нельзя уйти, нарастает, так что в настоящее время уже говорят, что прошло лишь всего шесть десятилетий [1, с. 90], стало быть, его настоящее осмысление еще не начиналось, опыт Второй мировой войны пока невозможно проследить в биографиях нескольких поколений. Писатели реализуют идею диалога времен, анализируют нацистское прошлое, его отношение к настоящему.

На этой волне раскрылось яркое дарование прозаика Бернхарда Шлинка «Чтец» (1995). Книга затрагивает неоднозначную тему - ощущение вины молодого поколения немцев перед всем миром - вины за враждебность, миллионы загубленных жизней, концлагеря, уничтожение евреев. И не только вины, но и стыда, потому что они оказались побежденными. Это вызвало чувство отчаяния, и 8 мая 1945 г. воспринималось как национальная катастрофа, а не день освобождения. Основной жизненной задачей для большинства немцев стало желание привыкнуть к новой жизни, победить персональную боль и утрату.

Во-первых, роман «Чтец» - это несравненный роман с запоминающимися характерами, непредсказуемыми поворотами сюжета, красивой любовной историей, серьезными мыслями и ситуациями, затрагивающими

самые чувствительные струны человеческих душ. Во-вторых, роман отразил эмоции целого поколения немцев - того поколения, к которому относится и главный персонаж произведения, и автор, одаривший его многими личными чертами. Здесь имеется ввиду поколение людей, рожденных в самом конце или сразу после окончания Второй мировой войны.

В 1990-х гг. наблюдается активное обращение писателей к изучению «ментальности» прошлого с затрагиванием чувств и мыслей героев, описанию повседневной жизни людей. В этой связи следует обратить внимание, что такое проявление творческой установки наблюдается в популярном жанре мемуарного и автобиографического повествования, где личный опыт более увлекателен и познавателен для понимания прошлого и настоящего, чем социологический или политический анализ, что заметно в выше названном произведении Б. Шлинка. Писатель показывает, насколько частная судьба идентична судьбе всего поколения. Шлинк избегает обобщающего подхода в восприятии событий прошлого, он вводит прямых участников истории.

Краткий экскурс в историю литературы Германии дает возможность констатировать, что тема «преодоление прошлого» («Bewältigung der Vergangenheit») - критическая работа над памятью о прошлом - для немецкой литературы является одной из ключевых, потому как литературоведение развивалось рука об руку с исторической наукой. Будучи исключительно актуальной в послевоенной литературе, она не теряет своей важности и поныне.

На примере многих литературных произведений, затрагивающих проблематику нацистского прошлого, видно насколько актуальной является данная тема, что преступления нацизма сохраняются в коллективной памяти дольше, чем в течение жизни одного поколения. Наряду со Шлинком обращенность в прошлое становится едва ли не ключевым моментом в творчестве многих писателей (Г. Бёлль, М. Байер, К. Крахт, Ю. Брезан, Гюнтер де Бройн).

Профессор Гёттингенского университета Г. Хеймпель в 1956 г. вдумчиво рассуждал о «нависшей над современностью жестокой опасности забвения» нацизма. Он склонял граждан ФРГ выработать «взгляд на историю, не обремененный тягой к оправданию», «преодолеть непреодоленное прошлое» [7, с. 90]. Созвучное сказанному находим у философа К. Ясперса: «Надо все время напоминать о прошлом. Оно было, оказалось возможным, и эта опасность остается... Опасность эта в нежелании знать, в стремлении забыть и в неверии, что все это действительно происходило» [6, с. 163]. Из реплики явствует, что забвение прошлого немецким народом - это своего рода признание вины.

«Формула «преодоление прошлого» стала знаком длительного, многопланового, внутренне противоречивого процесса «общенационального извлечения уроков» из истории «третьего рейха», призывом к моральному очищению, к восприятию и осмыслению правды о фашизме и войне», - отметил историк А. И. Борозняк [1, с. 19]. Здесь речь идет об эпохе национал-социалистического господства, о причинах, влияющих на настоящее. Поражение во Второй мировой войне побудило немцев к осмыслению истоков и последствий нацизма.

В процессе «осмысления» прошлого утвердились две точки зрения: «согласно первой традиционно считали, что немецкий народ и в будущем обречен постоянно вспоминать о преступлениях нацизма, согласно второй - предполагалось, что немецкий народ имеет право рассматривать преступления нацизма именно как деяния прошлого» [3, с. 8]. После объединения Германии снова возобновились дискуссии относительно «идентичности» ФРГ, в центре которых стояло историческое толкование недавнего прошлого страны. С 1995 г. новую силу получила общественная дискуссия о нацистском прошлом Германии. Размышления о нацизме поднимали вопрос, насколько современное поколение должно нести ответственность за произошедшую национальную беду.

В течение последних десятилетий политическая и общественная жизнь Германии «осмысляет» историю страны. «Осмысление национал- социалистической» истории (Aufarbeitung der NS-Geschichte), применимое лишь к западногерманским дискурсам - сложно организованное социальное действие, которое сводится к пониманию причин, выявлению ответственных и виновных за произошедшие преступления.

Поэтому объектом внимания Б. Шлинка становится прошлое, содержащее все проблемы и темы морального характера. Писатель повествует о прошлом, делая упор на познании настоящего, «сквозь настоящее всегда просвечивает прошлое, это прошлое не забыто и не завершено, оно продолжает жить и оставаться злободневным» [3, с. 196]. В связи с этим Шлинк размышляет: «Прошлое - это задача, которую можно одолеть и которую одолевают. При этом получается конструкция прошедшего, которая представляет собой воспоминание с элементами забвения или же, наоборот, забвение с элементами воспоминания» [2, с. 333].

Главный герой - Михаэль - понимает «прошлое» не как что-то неопределенное, давно прошедшее, а как что-то, что необходимо пережить самому, «из зрителя я вдруг превратился в участника, в действующее лицо. Более того - мне выпала решающая роль, которой я не искал, но она досталась мне, хотел я того или нет, вел ли себя пассивно или решился бы что-нибудь предпринять» [3, с. 124]. Однако при этом возникает множество антимоний: главный герой питает ненависть к нацистскому прошлому страны, однако одновременно он любит женщину, причастную к геноциду. Михаэль связан с повинным поколением не детско-родительскими узами, а причастной к преступлениям нацизма стала его первая и большая любовь. Родителей не выбирают, и это снимает долю ответственности с детей, любимый человек же является личным выбором каждого. «Только обвинения в адрес Ханны обращались на меня самого. Я любил ее. Не

только любил, я избрал ее. Я пытался убедить себя, что, избирая Ханну, ничего не знал о ее прошлом. Пытался убедить себя в собственной невинности, с какой дети любят своих родителей» [3, с. 154]. Но это не кажется ему убедительным объяснением, теперь он одобряет арест Ханны, хочет, чтобы она осталась лишь воспоминанием без чувств. Михаэль молча обвиняет ее в смерти сотен людей.

Он ставит перед собой двоякую задачу, сложную для всего поколения немцев: с одной стороны - осуждение действий Ханны, так как преступление было слишком ужасным, с другой - ее понимание, потому что она находилась под властью тоталитарного режима. Однако двойного решения Михаэлю найти так и не удалось. Испытывая сочувствие жертвам многочисленных убийств, в которых замешана Ханна, он чувствует вину и перед ней, и за нее. Шлинк настойчиво толкает читателя на размышления, имел ли право Михаэль после этого считать Ханну виновной, если сам оказался повинен в ее смерти.

Шлинк по-новому понимает проблему нацистского периода Германии: молодые люди, разбираясь в прошлом, изолируют свою жизнь от тех страшных событий. Писатель сумел подать эту неприятную тему под необычным углом зрения. Он сочетает личную историю, чувства к определенному человеку с историей всего народа, Шлинк рассматривает проблему не в содержательном плане, а с позиции индивидуального мнения. Персональная проблема - явление более эмоционально наполненное, особенно, когда ее причиной становится историческое событие такое, как война.

В мировом и особенно немецком литературоведении установилось поколение «детей третьего рейха». Еще подростками представители этого поколения испытали шок от увиденных документальных съемок, сделанных после освобождения «лагерей смерти», стали основными читателями антивоенных романов. Однако страх соприкасания с историей нацизма уступил место безумной потребности в информации. Шлинк будучи рожденным в 1940-е гг. относится к этому поколению - главному поколению немецкого расчета с прошлым. Писатель перенял историческую вину за преступления нацизма, он размышляет о судьбе раненого национал- социализмом человечества.

Такие проблемы как отношение детей, выросших в мирное время, к поколению своих отцов, содействовавшее преступлениям нацизма, принятие своей вины и возможности ее искупления являются основой философской составляющей этой оригинальной книги.

Список литературы:

1. Борозняк А.И. Прошлое, которое не уходит. Очерки истории историографии Германии 20 в. / А.И. Борозняк. - Екатеринбург, 2004. - С. 19.

2. Шмида Т. // FrankfurterAllgemeineSonntagszeitung. - 14.11.2003.

3. Чугунов Д.А. Немецкая литература 1990-х гг.: «ситуация поворота»: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук / Д.А. Чугунов. - Воронеж, 2006. - С. 8.

4. Шлинк Б. Роль права в преодолении прошлого / Б. Шлинк. / Пер. с нем. К. Левинсона // Память о войне 60 лет спустя: Россия, Германия, Европа. - 358 с.

5. Шлинк Б. Чтец / Б. Шлинк. - СПб. : Азбука-классика, 2009. - 224 с.

6. Ясперс К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. - М.: 1991. - С. 163.

7. Heimpel H. Kapitulation vor der Geschichte / H. Heimpel. - Göttingen, 1956. - S. 90.

Л-ра: Система ценностей современного общества. – 2010. – С. 71-75.

Биография

Произведения

Критика


Читайте также