Цю Цзипин. «Канон чая» в иллюстрациях

Цю Цзипин. «Канон чая» в иллюстрациях

Сразу признаюсь, что когда «Канон чая» в иллюстрациях» вышел в свет, я не планировал читать эту книгу, и уж тем более писать о ней. Так сложилось, что я уже много лет пользуюсь для своих нужд похожей работой «Новое разъяснение чайного канона» (Чацзин синьшо 茶经新说), составленной неким господином – нашим современником, укрывшимся под псевдонимом Наньго Цзяму, то есть «Прекрасное дерево южных крёв» (да-да, такой вот псевдоним!).

Отмечу также, что здесь Вы не найдёте содержания книги или краткого изложения отдельных её частей. Со всем этим заинтересованный читатель сможет ознакомиться самостоятельно. Всё что написано ниже – личные впечатления от знакомства с книгой, не более того.

Начну с того, что в буддизме махаяны одним из ключевых сочинений является «Сутра сердца» (кит. Синь цзин 心经). Это квинтэссенция всего мировоззрения буддизма Великой колесницы, своего рода конспект, в котором знания находятся в свёрнутом виде, так что для понимания этого небольшого текста потребны многочисленные комментарии.

Точно так же обстоит дело и с «Чайным каноном» Лу Юя (733 – 804): из-за своей краткости и обилия технических терминов, он зачастую остаётся тёмен и малопонятен для большинства читателей. В последующие века значительная часть китайских чайных текстов служила, по сути, комментарием, разъяснением и развитием тех основ, что заложил Лу Юй в своём трактате. Таким образом, «Чайный канон» – это «Сутра сердца» китайской чайной традиции! И, как выяснилось, книга Цю Цзипина представляет собой чудесный путеводитель по ней. И это не удивительно, ведь по словам самого г-на Цю, на создание книги у него ушло без малого 15 лет.

Что важно, уже с первых строк книга помогает неискушённому в китайских премудростях читателю прочувствовать и воспринять ту уникальную картину мира, в которой веками формировалась культура чая. Глубинная взаимосвязь всех явлений природы и социальной жизни, единство «тьмы вещей» – вот принципы, лежащие в её основе. Так, разъясняя важнейшие, по его мнению, аспекты чаепития, автор наглядно показывает, какое отражение они могут находить и в гармонично устроенной личности, и в обществе. Подобный взгляд на вещи глубоко укоренён в культурной традиции Китая и естественен для жителей этой страны.

По замыслу автора, книга сохраняет структуру «Канона чая» и делится на те же десять свитков-глав: «Истоки», «Инструменты», «Изготовление», «Утварь», «Варка» и т.д. Каждой главе автор предпосылает небольшое вступление, в котором кратко излагает основное содержание соответствующего раздела «Канона чая». В содержательном же отношении книга «Канон чая в иллюстрациях» – это подробный, великолепно проиллюстрированный комментарий на трактат самого Лу Юя. В нём нашлось место всему: процессу производства чая и его хранению, чайной утвари, способам варки, историческим и филологическим пояснениям, классическим трактатам по различным отраслям знаний, политическим деятелям и литераторам …

Почему-то приятно было увидеть (видимо, так сказывается моя тоска по китайским книжным магазинам), что внутреннее оформление «Канона чая» в иллюстрациях» напоминает о том, как издают подобные книги в самом Китае: некоторые тематические разделы маркированы определённым цветом.

Хочется также отметить следующее. Автор книги – учёный и тонкий знаток предмета – наш современник. Но сам будучи, как говорят в Китае, «человеком культуры» (вэньжэнь), он является в определённом смысле наследником своих предшественников – комментаторов и исследователей «Канона чая». В своих рассуждениях и пояснениях он, что называется, «ступает в след», заимствуя их язык, отсылает читателя к классическим философским и литературным текстам. Всё это не есть недостаток, но одно из неоспоримых достоинств книги, позволяющее передать ту интеллектуальную атмосферу, в которой трактат Лу Юя существует вот уже более тысячи лет.

И ещё. За чтением книги мне вдруг припомнилось наше давнее чаепитие в монастыре Биюнь-сы в горах Сишань на западе Пекина. Тогда, в один из прозрачных дней пекинской осени, аромат свежезаваренного «Железного архата» навёл на мысли о бесполезности всяческих текстов, в том числе и чайных. Однако тут же пришло на ум другое изречение, принадлежащее знаменитому философу-неоконфуцианцу Ван Ян-мину: «Каноны суть постоянное Дао» (цзин чан дао е 经常道也). Так что хочется пожелать читателям и дальше постигать Путь чая с усердием. Ну а книга Цю Цзипина «Канон чая» в иллюстрациях» – лучший проводник на этом Пути.

P.S. Остаётся добавить, что переводчик книги на русский язык Франциска Сергеева – выпускница Института стран Азии и Африки МГУ. А аббревиатура этого лучшего, на мой взгляд, востоковедного вуза России рядом с фамилией переводчика уже само по себе является знаком качества.

А. Осокин



Ключевые слова: Канон чая» в иллюстрациях,Рецензия,синь цзин,Сутра сердца,махаяны,Лу Юя,вэньжэнь,в монастыре Биюнь-сы

Читайте также