2 декабря 2018 в 17:01 Литература 213

Чёрный мёд

Юлия Тимур. Чёрный мёд

Юлия Тимур

Салих присел за хорошо ему знакомый с детства стол, сделанный неизвестно из какой породы дерева, но сбитый на века, желто- серый, не крашенный с тех самых пор, когда они с сестрой Берной приезжали сюда на летние каникулы.

Всё так же, как и 5 лет назад: высокий стол на деревянных ножках стоит в углу кухни, небольшое окошко над столом, за которым виден сад, тоже на месте, только стало оно невероятно маленьким, странным образом уменьшилось с той поры.

В это заветное окошко они с сестрой смотрели, не отрываясь, вернее, он смотрел, а Берна, сидя на полу, тщетно силилась что- либо разглядеть оттуда, все время у него спрашивая: "идет ли дед с пасеки?"

Теперь из этого окошка мало что можно увидеть: абрикосовое дерево, которое они посадили все вместе перед домом ( Берне было интересно, как из косточки может вырасти огромное дерево) разрослось так сильно, что теперь не видно дорожки, ведущей к дому, да и дед уже не пройдет по ней...

Бабушка всё также суетится возле плиты, разжигая газ и ставя чайник, чтобы чай успел дозреть к приходу деда, чтобы обязательно был крепкий, непременно красноватый с терпким ароматом, проникающим во все клеточки организма. Выпил такой бокальчик с чаем и сразу взбодрился!

Всё так, почти так...

Большой кухонный стол, за который Салих садился со всеми взрослыми, раньше был ему не по росту и бабушке пришлось сшить специальную подушку для сидения на стуле, которая теперь была ему вовсе не нужна.

Его младшей сестренке в ту пору было пять лет, а сейчас она вполне могла бы сесть с ними за общий стол, а не ютиться, как в прежние времена, на полу, на теплом, связанным бабушкой коврике, ловко поджав под себя ноги и совершая там своё чаепитие, во все глаза ожидая возвращения деда с вкусным мёдом.

Еще немного и в дверь постучат, и Берна, давно уже узнавшая о приближении деда по его шаркающим за окном шагам, с криком:" Дедуля!", стремглав помчится к двери, спешно отопрет ее, немного поборовшись с неоткрывающимся с первого раза замком, а потом на пороге возникнет Он, их Дед! Высокий, сутуловатый, опирающийся на небольшую палочку - трость", чтобы голову не кружило от цветочных ароматов", со всегдашней своей улыбкой, зарождающейся в глубине внимательных глаз, которая тут же, достигнув критической массы счастья при виде внуков, превратится в громкий смех, выплескивающийся наружу во всю ширь его простой натуры, доверху наполненной счастьем, так что ему, счастью, внутри не поместиться и оно начинает вырываться из легких, содрогая все его нутро.

Быстроногая Берна тут же повиснет на Дедушке, вдыхая его запахи: воска, костра и цветочной пыльцы, расцелует его в завсегда розовые щеки, обмусолит их своим детским ртом.

А потом очередь дойдет и до Салиха - тот, по-взрослому, чмокнет пару раз деда в мокрые от поцелуев Берны щеки, да спросит, медовый ли выдался день у пчёл.

Только нет больше деда...

Черный мёд, падевый мёд, забрал его.

Салих вырос, стал большим и крепким. Дом и бабушка, напротив, склонились к земле под тяжестью лет, ежедневных забот, горького горя и капелек медового счастья, высохли и стали почти прозрачными как и его воспоминания о проведенном здесь лете, медовом лете у деда ....

****

За окном прокукарекали петухи, воздух в доме стал невероятно прозрачным и вибрирующим, похожим на струящийся поток. Салих прикрыл глаза и услышал голоса.

- Берна, как же ты кашляешь, детка,- бабушка несет Берне лекарство.- Выпей, дорогая, сиропчику!

- Ты погоди, бабка,- это уже вмешался дед.- Я ей свежего медку разведу с лимончиком- все хвори пройдут, убегут от моей стрекозы.

- Дед, врач сказал, что у Берны астматический бронхит и ей надо пить лекарства,- Салих на правах старшего брата решил внести ясность в сложившуюся обстановку.

- Эх, ты, умник,- дед затрясся в приступе нахлынувшего смеха,- Кто ж говорит, что лекарства пить не надо? Пусть пьет, а потом моего медку да с пыльцой в прикусочку. Вот кладезь- то витаминов.

- Без химии не вылечишься!- упрямо твердит Салих.

- А что ж ты думаешь? Мой мед - это не химия что ли? - дед с интересом наблюдает за внуком .

- Химия- это когда в лаборатории делают что-то,- не сдается Салих.

- А пчела- она сама лаборатория! Сколько она пыльцы и нектара собирает, перерабатывает в полезный мед!

- Ну да, крылато- жужжащая лаборатория! - недоверчиво смотрит на деда Салих.

- Вот тебе и на! Знаешь, сколько в меде всего полезного! Они, пчелы, к нам с другой планеты прилетели! У них в улье порядка будет побольше, чем на любом нашем земном предприятии,- дед для убедительности поднял палец вверх.

Берна, округлив глаза и открыв рот, не отрываясь смотрит на деда, она даже кашлять перестала:

- Как интересно, дедушка, ты еще про пчелок расскажи!

- А ты вот выпей мое лекарство,- дед перемешал мед с лимонным соком, добавил несколько гранулок пыльцы в эту смесь и протянул Берне, которая чуть наморщив носик, эту смесь тут же проглотила.

- У пчел дисциплина похлеще людской будет, - дед торжествующим взглядом обвел своих слушателей: Берна, словно загипнотизированная, смотрела деду в рот, Салих, сдвинув брови, пытался держать скептическую оборону, а бабушка вытирала руки о передник и готовилась ставить чайник на плиту.

- У пчел все заняты делом: кто нектар с цветочков собирает и в мед его превращает, кто детишек растит и кормит, а управляет всем главная пчела! Руководит своей огромной семьей, направляет, указывает, с каких цветов мед собирать и куда за ним лететь!

- Это ты что ль, дед- главная пчела?- улыбнулся Салих.

- Эх, насмешник! - так и сотряс все тело деда вырвавшийся из глубины его легких раскат смеха. Потом, немного успокоившись, дед продолжил:

- А ведь в чем- то ты и прав, внучок: вожу я свои ульи- лежаки от одних цветочков к другим. А как же! Одни цветочки отцвели, чем пчеле питаться? Вот и везу я домики пчелиные с одного места на другое.

- Ой, дедушка, а я смотрю раньше ты мне желтый мед давал, а теперь он какой-то грязный. По дороге испачкался, надо его как ручки, помыть,- Берна с серьезным видом направилась к умывальнику, прихватив со стола плошку с медом.

- Стой, милая! Ты наблюдательная очень. Но дай-ка я расскажу, почему мед, как ты говоришь, "испачкался". А потом мы его помоем, но не что бы чистым стал. Договорились?

- Договорились! - Берна тут же закивала своей головкой.

- Грязный мед, грязный мед!- передразнил ее Салих.- Понимала бы чего!

- А я и понимаю!- закричала Берна и тут же раскашлялась.

- Дети, хватит ссориться!- вмешалась бабушка, - Салих, ты ведь большой уже, зачем сестренку задеваешь?

- Ладно, не буду. Дед, ты про мед собирался рассказать,- миролюбиво сказал Салих.

- Собирался- собирался. Да о чем, подзабыл. Ах, да, про грязный мед! Помнишь, Берна, в самом начале мед был желтым? - Берна утвердительно кивнула головой,- То был апельсиновый мед, вернее, мед, сделанный из нектара цветов апельсинового дерева. Они отцвели. Я собрал ульи- лежаки и перевез их к подножию гор, чтобы пчелы не голодали, а собирали нектар с цветков черного тмина, распустившихся не так давно. Этот мед необыкновенно полезен: он и желудок лечит, и кашель, что для Берны важно, и силы укрепляет. Только цвет у него темный, почти коричневый, как и нектар, который с тмина собирают пчелки. А теперь давайте похимичим!

Салих удивленно посмотрел на деда: тот взял прозрачную тарелку, выложил в нее ложку меда. А потом повернулся к Берне:

- Деточка, налей ка немного в тарелку водички, да потихонечку лей, тонкой струйкой.

Берна в точности выполнила указание деда.

- А теперь ты, Салих, возьми в руки тарелочку и плавно слева- направо покачивай ее. Получается? Посмотри-ка, что там внутри образовалось.

Шустрая Берна первая засунула свой любознательный нос вглубь тарелки:

- Узоры! Красивые узоры!

- Не узоры, а многоугольники,- перебил ее Салих, который ходил в школу и знал названия фигур.

- Это соты, в которых хранился мед. Видите, какая у него память! Значит, это мед- правильный- подытожил дед.

- А что, разве бывает неправильный мед?- удивился Салих.

- Нет, внучек, мед всегда правильный. Люди бывают неправильные, хитрые, ленивые, кормят пчел сахаром или,вообще, мед мешают с чем- то. Вот у таких неправильных людей и мед другой... а вы ешьте, мой мед - добрый!

- А когда пчела кусает, это тоже правильно?- решился спросить Салих, которого по весне укусила пчела и с тех пор он на пчел затаил обиду.

- Пчела просто так не укусит. Либо ее напугали, либо наступили на нее, либо запах резкий. Вот тогда вполне может ужалить.

- Но больно же человеку и яд она свой впрыскивает. Разве может быть яд - добрым?

- Яд он, конечно, яд, но иногда и от яда польза! Я вон пчел на спину сажаю, когда спина болит :и ни тебе боли, хожу, как молодой! - смеется дед.- Да и лекарства не пью совсем: пчелы- мое лекарство. А ты, сынок, если пчела укусит, жало вынь из ранки, промой ее и лед приложи ненадолго. Боль, как рукой, снимет. Пчелу любить надо и понимать. Она с испугу тебя ужалила, а сама жизни лишилась. Так- то. А люди бываю жалят и жалят друг друга, думая, что кусаясь, жизнь себе продлевают. Укорачивают! Укорачивают они жизнь свою: яд разъедает плоть и душу травит. А смех и радость лечат эту душу. Любая злоба на яде замешана.

Эх, мне б для внучки падевого медку собрать. Вот бы и вылечил тебя без лекарств, милая. Падевый- он такую силу имеет: умирающего на ноги поставит! Доберусь и до него, до темного меда, до черного меда...

Так говорил дед и голос его постепенно таял в воздухе, а потом и силуэт его исчез, растворился...

****

Салиху никак не удавалось заснуть: воспоминания и запахи детства, навалившиеся на него в старом дедовом доме, как отголосок далекого прошлого, постоянно звучали у него в голове, не давая расслабиться и забыться в сладкой дреме.

Салих ворочался в кровати, поворачиваясь с боку на бок, с силой сжимал ресницы, принуждая закрываться непослушные глаза, но сквозь дымку дремоты продолжал видеть силуэты...

- Салих, ты проснулся?- Берна приблизила свое лицо вплотную к лицу Салиха, пытаясь понять, спит он или нет.

- Чего тебе?- недовольно пробурчал брат.

- Мне приснилось, что я была пчелкой и собирала мед с цветочков.

- Не мёд, а нектар! И вообще, отстань, я спать хочу. Иди лучше деду расскажи о своем сне.

Салих прикрыл глаза, пытаясь продолжить спать, и услышал, как Берна спрыгнула с кровати и, громко топая босыми ногами, помчалась на кухню, где дед завтракал перед поездкой в горы.

- Дедушка, мне такой сон приснился сегодня!!!

- Ах ты, моя ранняя птичка, с петухами проснулась!- довольный дед схватил Берну в охапку, осторожно поднял в воздух, а та, счастливо и беззаботно засмеявшись, заболтала в воздухе босыми ногами.

- Ну все, спускайся немедленно на землю, а то у меня спина заболит и придется отменить поездку в горы!- дед сделал вид, что злится на внучку.

- Берна, слезай с рук деда на пол! Да спускайся же наконец! Позавтракай с нами, а то у деда и впрямь спина захворает,- засуетилась вокруг них бабушка,- И про сон свой расскажи: из кухни было слышно, как ты про него кричишь.

Крепкие руки деда бережно опустили Берну вниз. Бабушка поставила перед ней на подносе маслины, мед, нарезанный кусочками сыр и ароматный, словно только из печи, хлеб. Берна, ловко подогнув под себя ножки, устроилась на коврике и схватила хлеб.

- Да ты не торопись сухой хлеб есть, сейчас я тебе его маслом намажу, - бабушка не спеша взяла ломоть хлеба, намазала его тонко каймаком (каймак-деревенские сливки) и протянула Берне.- Ешь! Теперь гораздо вкуснее и полезнее будет!

Берна с аппетитом жевала хлеб с каймаком и заедала его ложкой меда. Немного утолив голод, она рассказала свой сон:

- Я сегодня была пчелкой! У меня выросли маленькие крылышки и в руках была красивая сумочка, в которую можно собирать пыльцу. Я летала с цветочка на цветочек и пила их сиропчик: на синих цветах он был как варенье сладкий, на желтых - как апельсиновый сок, а на розовых, ммм, самый вкусный- малиновый ! Я так перелетала с цветочка на цветочек и ела, забывая собирать пыльцу в свою сумочку. Вспомнила о пыльце, только когда в лес прилетела! Вернулась на полянку, а цветочков уже нет, они все закрылись. Хотела полететь дальше, а лететь тяжело: у меня круглый животик и в нем сиропчик плещется. Спустилась я на землю, а там кроме муравьев и травки ничего нет. И поняла я, что дорогу к домику, куда мне нужно вернуться, потеряла...

Берна надула губки и собиралась заплакать, вспоминая события сна.

- А что дальше-то, моя пчёлка, дорогу к дому нашла? - искорки смеха притаились в глубине глаз деда.

- Нет, я была бедной объевшейся пчелкой, потерявшей домик... А потом поднялся сильный ветер и унёс меня туда, откуда ты, дедушка говорил, все пчелки к нам прилетели, помнишь?- Берна нетерпеливо смотрит на деда, прося о помощи.

- На другую планету улетела моя любимая пчелка! - закивал головой дед.

- Дед, а с какой такой планеты к нам пчелы прилетели?- это уже Салих появился на кухне,- Вот космонавты про пчёл ничего не говорят! Они их там не видели.

- Доброе утро, внучек! Я с вашими вопросами так никогда в горы и не соберусь. Все ульи уже на машину погрузил. Стоят- меня дожидаются. С какой планеты спрашиваешь? Да кто ж ее знает, много этих планет. Твои космонавты-то не на всех планетах еще побывали! Из космоса пчелы прилетели, не сомневайся, из космоса!

Дед торопливо поцеловал внуков, махнул бабке, взял свой дорожный посох: с ним его походка становилась уверенней и он переставал припадать на правую ногу- артроз коленный давал о себе знать и дед часто сажал пчел на коленную чашечку, чтобы подлечили. А с палкой в горах надежнее-опористее. Без палки никак нельзя- с ней можно далеко уйти. Глядишь и место подходящее для улеев найдешь, чтобы пчелки падевый мёд собрали. Его ведь там соберешь, где цветов нет, где пчеле, кроме смолы да сладкой росы с деревьев, да сока с тли, собрать нечего. Падевый - он самый полезный

Жалобно и протяжно скрипнув ("надо бы смазать петлицы"- подумала бабка) закрылась дверь за дедом. Закрылась дверь в его привычный мир, уютный и домашний, с ежедневными хлопотами и приятной суетой, с дорогими для него лицами и событиями, а дорога за порогом дома повела его в другой мир, неведомый, далекий и близкий одновременно, где, возможно, всегда жужжат так им любимые пчелы, собирая нектар с вечноцветущих цветов, не уставая делиться своим черным мёдом.

****

- Берна, ты что, во сне разговариваешь?- Салих потрепал Берну по щеке, чтобы она проснулась.

- Мне дедушка приснился.

Салих отвёл глаза в сторону и прикусил губу, чтобы не заплакать. Еще свежи были воспоминания того дня, как дед ушёл в горы и не вернулся, как это бывало обычно, к вечеру. Не вернулся он и вечером следующего дня и других, последовавших за горькой находкой, черных дней.

Деда нашли в горах через два дня после того, как он ушел из дома и не вернулся обратно. Всем селом искали и местную полицию подключили. Высоко забрался дед в поисках падевого меда, ульи разместил на ровной площадке на склоне горы. Там и нашли деда, лежащим на улье и крепко обнявшим его своими большими руками- крыльями.

- И что тебе дедушка сказал?- помолчав, спросил Салих.

- Сказал, чтобы я обязательно ела черный мед и чтобы поправлялась. А еще, ты знаешь, он ведь ...- Берна помедлила, а потом прошептала: - просто улетел к пчелам на ту планету далекую. Там тоже нужен хороший пасечник. Мне дедушка сам так сказал. А мы ведь к нему как- нибудь поедем, ну или полетим? Я так хочу его увидеть...

Салих в ответ хотел что- то возразить, но, посмотрев в полные слез глаза Берны, сдержался, вздохнул и вымолвил:

- Поедем, Берна, когда подрастем и выясним, где находится эта планета... пчёл.

***

Салих открыл глаза. Видимо, ему удалось немного задремать под утро. В маленькое окошко пробивался солнечный луч- неприменный спутник утра, со стороны кухни слышались звуки гремящей посуды: значит "бабушка уже проснулась". Новый день неотвратимо наступал, заявляя о себе во всю мощь петушиного крика, врывался в их маленький домашний мирок, сметая все препятствия: ночь, мрак, таящие силуэты....



Ключевые слова: Юлия Тимур, читать прозу юлии тимур, современная русская литература, читать онлайн, Чёрный мёд