Преломление поэтической системы «jest-book» в романе Т. Делони «Джек из Ньюбери» (1597)

Преломление поэтической системы «jest-book» в романе Т. Делони «Джек из Ньюбери» (1597)

Т. И. Власова

Обратившись к изображению английской современности и опоэтизировав «низкую» действительность жизни третьего сословия, Т. Делони создал оригинальное произведение о суконщике Джеке из Ньюбери, романное содержание которого в целом ряде черт предвосхищает новый этап развития жанра и в то же время тесно связано с весьма характерными тенденциями формирования ренессансного романа в Англии.

Плодотворной почвой новаторства писателя была его сознательная и органическая народность, опора на народные «jest- books», «jest-biographies» с их пафосом жизненной достоверности, бытовой стихии и поучительности. Решительный поворот Делони в сторону, противоположную поэтике «romance» и гелиодоровского романа, — к народному творчеству, своеобразной лубочной литературе, закономерен для писателя, сознательно адресовавшего свои творения народному читателю. Эстетическая отвага автора «романа о суконщиках» — в конкретности и приземленности его героев, не исполнителей «знаковых» ролей с их ренессансно­гуманистической многозначностью вторичного литературного ряда, а представляющих собой новый однозначный смысловой ряд.

Как и многие его современники (и не только в Англии), Делони, используя разнообразные книжные источники, не скрывает этого, называя себя компилятором, однако, в целом, он новаторски формирует сюжет благодаря своей ориентации на включение жизненных наблюдений в историю реально существовавшего известного, почти легендарного суконщика. С этим связано отчетливо выступающее в магистральной сюжетной линии «Джека из Ньюбери» балладное начало, побочные же эпизоды генетически восходят к стихии разнообразных «jest-books»: это «веселые истории» («merry taies»), «находчивые ответы («quick answers»), своеобразные анекдоты — «джесты» («jessts»), повествования об остроумных проделках и метких репликах известных «весельчаков» — «jest-biographies».

Автор «Джека из Ньюбери», перекликаясь с характерными и для реально-бытовой новеллы, и для «jest» принципом выбора главного героя из «низкой» социальной среды, интересом к житейским происшествиям, к повседневному быту, стремится сочетать смеховую стихию «jest-biography» с прославлением героя, который предстает прежде всего как деятель, хозяин идеальной мануфактуры.

Апологетизация Джека ведется писателем не столько в рамках частной жизни, которая обрисована в первой главе романа, сколько в его «деяниях» социального порядка. Поэтому Джек постоянно соотносится и с «обществом» своей мануфактуры, и с другими суконщиками Англии, и с представителями иных социальных слоев государства.

Писатель изменяет центр повествования, описывая то мануфактурное производство, организованное Джеком (гл. 3), то переключает внимание на других персонажей (гл. 4, 7, 11), варьируя при этом и тон, и стиль повествования. Так, в конце 3-й главы Делони резко меняет тональность — на смену торжественной приподнятости и пафосу описания королевского визита в дом Джека приходят грубые шутки королевского шута Уила Соммерса рад девушками-прядильщицами и их не менее грубое шутливое отмщение ему. Писатель как бы ощущает, что апологетизация Джека со всей ее «серьезностью» лишена веселости и развлекательности, обещанных автором в заглавии.

Жанровая природа 4-й главы несомненно соответствует «джесту». Структура ее названия звучит как заглавие «джеста»: «How the maidens serued Wil Sommers for his sawsinesse»; комическая стихия проделок в ней также сближает ее с этим жанром. Верный своей эстетической ориентации обращаться к современной действительности, опираясь на принципы «jest-biography», Делони вводит в эту главу историческое лицо, королевского шута Уила Соммерса. Этот «джест» не лишен назидательности: никто не смеет смеяться над тружениками, но дидактизм его не выделен в своеобразное «резюме», как, например, в «джестах» «А С. Mery Talys».

Хотя вставная история о шуте прямо не связана с сюжетом, она важна для косвенной характеристики Джека, ибо он создатель того счастливого и гармоничного микромира — суконной мануфактуры, в который попадает представитель «большого» и отнюдь не гармоничного мира — королевский шут.

Расширяя круг героев и ситуаций, Делони вводит историю об итальянском купце Бенедикте (гл. 7). Стремясь «увеселить» своих читателей, автор тем не менее в этой «комической» и внешне «вставной» истории продолжает тему солидарности суконщиков в борьбе со злом «внешнего» мира. Хотя Бенедикт наказан в традиции «джеста» грубой проделкой ремесленников, эта «история» не простой «джест», как в эпизоде с королевским шутом и работницами, а вставная новелла, о чем говорит не только объем этой главы, но и довольно сложная интрига, и индивидуализация персонажей, и стремление писателя дать психологический портрет своих героев, показать их противоречивые душевные движения. Проделку слуг Джека, проучивших миссис Фрэнк, Делони изображает также в духе джеста. Встреча с драпировщиком, как и «история» сэра Ригли, — это еще один «пример» благородства, щедрости, корпоративной солидарности программного героя Делони, хотя и 9-я, и 11-я главы шире, значительнее «джеста», ближе к комической ренессансной новелле. По-видимому, в этом следовании новеллистической технике, — a «jest» — тоже своеобразная новелла, если вспомнить формулировку Б. Грифцова: новелла — это «комедия в рассказе», — проявляется стремление писателя создать жизнеподобное произведение, противостоящее «романической» стихии возвышенного вымысла («romance»). На романной технике Делони сказывается и следование экземплицидному принципу повествования, характерному для апологетических жизнеописаний. При этом часто возникает дублирование «примеров», т. к. в эту эпоху писатели склонны к количественному принципу описания характера. Несмотря на все эти черты «Джек из Ньюбери» — романное произведение, генетически связанное с новеллой, хотя уже явно не новелла. Особенно это заметно при сравнении с жанром «jest-book», которому роман Делони многим обязан. Но в «jest-book» разрозненность эпизодов, их автономность несравненно сильнее, чем в произведении Делони, что и делает их неким сборником новеллистических примеров.

От стилистики «jest-books» и «jest-biographies» данный роман отличает также большая роль и искусство использования диалога — не риторической дискуссии в духе ученых гуманистов, а живого разговора, естественной беседы суконщиков, их жен, слуг и т. д.

От того, что Джек Уинчкомб предстает как человек, достойный подражания, он нигде не является объектом шуток. Если Скоггин, Тарлтон, Пил — авторы озорных проделок или остроумных реплик, разящих наповал противника, то Джек далек от шутовских проделок, это не герой «джеста», он принадлежит совершенно другой стихии — идеализирующего жизнеописания, рассказа о «деяниях» человека из народа, данного в серьезном ключе: главный персонаж романа в корне отличается от комических образов «jest-biography», и это порождает принципиальное различие между произведениями Делони и жанром «jest-biography».

Л-ра: Системность литературного процесса. – Днепропетровск, 1987. – С. 103-107.

Биография

Критика


Читати також