24-12-2021 Литература 1758

​Юлия Тимур. Думан и Али

​Юлия Тимур. Думан и Али

Глава из повести

Думан сидел в саду и внимательно смотрел на забор, окруживший сад. Особенно напряжённо он всматривался в калитку, в которую сегодня пока никто не вошёл.

Несколько дней назад Думана в этом саду оставил мальчик. К этому мальчику Думан успел сильно привязаться. Но почему-то с тех пор, как мальчик оставил его здесь, он больше не приходит сюда. А Думан каждый день ждёт, когда откроется калитка, и он, его друг, войдёт в неё! Думан чувствует, что мальчик обязательно придёт. По-другому и быть не может! А пока он каждый день просыпается, чтобы ждать, засыпает, чтобы отдохнуть и снова ждать, немного ест, чтобы у него были силы на то, что бы ждать.

И сегодня в саду всё как обычно: солнышко греет, можно валяться в траве или охотиться за мухами, которые назойливо кружат возле его миски с остатками пищи. Особого аппетита у Думана нет. Он ест, конечно, но без удовольствия: есть еда – хорошо, а нет – можно какое-то время и без неё обойтись. Но пожилая женщина не забывает его кормить дважды в день, и поэтому Думану ещё не пришлось испытать чувство настоящего голода.

Сегодня Думан немного рассеян: его от кончика носа до кончика хвоста накрыла тоска. Поэтому нос спрятался в траве, а хвост вытянулся на земле. Нет, он не потерял надежду на встречу со своим другом! Нет-нет! Но он очень сильно соскучился по своему мальчику. Сколько дней он не видел его, Думан не знал, но, очевидно, что очень долго.

Но, может быть, именно сегодня его мальчик войдёт в сад? И Думан старается не отходить от калитки, чтобы первым услышать шаги своего друга. Как жаль, что этого ещё не произошло! Выходит, он плохо ждёт! Чтобы ждать хорошо, Думан перестанет отвлекаться на еду – он будет не отрываясь смотреть на калитку.

Думан лежал в траве, подняв вверх свой выдающийся нос и поставив уши торчком. Он весь внимание и слышит даже, как за забором с травинки на травинку перепрыгнул кузнечик. А сейчас до его чуткого слуха долетел звук, заставивший его насторожиться. Похоже на визг тормозов. Значит, за забором остановилась машина.

Думан тотчас сел, вытянувшись в струнку: на самом верху – чёрная пуговка носа, с силой втягивающая в себя воздух и от напряжения ходящая ходуном; по бокам – два больших локатора-уха. Струну завершал хвост, тоже напряжённый и вытянутый. Думан услышал, как человек вышел из машины, захлопнув дверцу, и быстро идёт по направлению к саду. Думан вцепился глазами в калитку. Вместе с этим человеком к нему приближались резкие, незнакомые запахи. Не похоже, что идущий – его мальчик. Но среди посторонних запахов Думан различил лёгкую знакомую нотку. Калитка распахнулась. Думан увидел высокую фигуру. Он уже знал, что это не тот, кого он ждёт. Но удивительно! От шедшего прямо на него мужчины чуть-чуть пахло его мальчиком, почти неуловимо, но всё-таки это был не совсем чужой запах. Думан вильнул хвостом.

Мужчина подошёл к нему близко-близко. Наклонился, протянул руку и взял щенка за холку. Думану не понравился этот жест, а потом он и вовсе ощутил свою беспомощность! Но, оказавшись в руках у мужчины, он ещё сильней почувствовал запах мальчика! Значит, этот мужчина не опасен!

Мужчина одной рукой держал Думана за холку, а сам шёл прочь из сада, к машине. Думан в его руке болтался из стороны в сторону, перебирая лапами в воздухе. Ему было непривычно висеть почти обездвиженным и он заскулил. Но мужчина не обратил внимания на его жалобы, а когда открыл дверцу машины, сразу швырнул собаку в салон. Думан растерялся: только что он висел в воздухе, а теперь его вообще бросили в машину, как мешок с ненужными вещами. Он внимательно посмотрел в лицо мужчины, пытаясь понять понять по его взгляду, что он хочет от него и зачем посадил в свою машину. Но мужчина не смотрел в глаза Думана – он вообще не смотрел на него. Думан залаял, стараясь привлечь внимание к себе. Всё тщетно – мужчина в ответ на его заливистый лай быстро завёл машину и поехал. Думан в отчаянии бросился к окну.

— Сидеть! — грубо крикнул ему мужчина.

Думан лёг на сиденье, вытянув лапы и подняв морду к окну.

За окном быстро мелькала дорога. Машина неслась вперёд.

— Далеко едем, далеко, чем дальше, тем лучше, — твердил этот странный мужчина, от которого немного пахло знакомым – его мальчиком.

Вёл себя мужчина с Думаном тоже необычно: он словно его не замечал и разговаривал сам с собой. Его нервозность и напряжение передались Думану. И теперь, помимо испуга, Думан ощутил глубокое отчаяние и тоску: его увозили всё дальше от сада, где он должен ждать своего мальчика!!! Этот мужчина не может быть другом, хотя и немного пахнет его мальчиком. Всё его поведение враждебно.

Думан жалобно заскулил.

— Хватит скулить, — раздражённо произнёс мужчина. — Ты же собака, почти волк. И должен любить свободу.

У мужчины зазвонил телефон. Он раздражённо посмотрел на номер.

— Кто ещё там? — выругался. Телефон настойчиво звонил.

— Алло! — закричал он в трубку. — Что?!

Он резко остановил машину. Думан почти ударился носом в стекло, отчего заскулил ещё сильней.

Мужчина вышел из машины, открыл дверцу и, наконец посмотрев прямо на Думана, скомандовал:

— Прыгай из машины! Дальше – один. Некогда с тобой возиться. Беги быстрей, пока не передумал!

Думан выскочил на дорогу. Машина, резко развернувшись, помчалась в обратном направлении. Думан ринулся за ней. Но разве может собака догнать мчащуюся прочь от нее машину?

Стараясь не потерять машину из виду и пробежав в погоне за ней некоторое время, Думан, задыхаясь, лёг на землю. Позади него тут же раздался визг тормозов. Думан испуганно вскочил с дороги и шарахнулся к обочине. Из окна остановившегося грузовика высунулся водитель. Убедившись, что с собакой всё в порядке, он, махнув рукой, поехал дальше.

Испуганный Думан растерянно стоял у дороги, втягивая носом воздух. Со стороны дороги пахло асфальтом, машинным маслом и бензином. На обочине дороги к запахам машин примешался запах мокрой травы и влажной земли – прошедший утром дождь только усилил ароматы природы. Запахи травы и земли присутствовали и в овчарне, где жил Думан, а ещё их было много в лесу, где они гуляли по утрам с мальчиком. Эти запахи не вызывали у него страха, поэтому щенок отошёл подальше от опасной дороги, по которой мчались пахнущие тревожной неизвестностью машины, и осторожно побрёл по траве.

Ему нравятся запахи леса! Он идёт вперёд, и этих запахов становится всё больше и больше, потому что впереди – лесопарк. Щенок смело вошёл в лесопарк. Совсем недавно они гуляли с мальчиком в похожем месте! Углубившись в лесопарк, Думан принюхался: человеком здесь не пахнет! Зато его чуткий нос уловил запахи птиц и какого-то животного. Нет, это был не собачий запах, который Думан хорошо знал, а незнакомый, резкий. Он вызывал тревогу у Думана. Думан остановился, приподнял переднюю лапу и вытянул нос. Что делать ему в лесу, в котором хоть и есть знакомые запахи, но совсем не пахнет человеком? Здесь ему не найти своего друга! Поэтому в лесопарке Думану тоже не нравится!

На Думана навалилась тоска: как же найти ту дорогу, которая приведёт его к мальчику? А ещё ему очень захотелось есть. Но как добывать себе пищу, он не представлял: еду ему приносили люди. Наверное, сначала ему нужно найти то место, где есть запах людей!

Думан выбежал из лесопарка и ринулся в сторону дороги. Но выбежать на дорогу не решился – не забыл резкий скрежет колёс, раздавшийся у него за спиной и сильно его испугавший.

Бежать, бежать – вот что нужно делать.

И Думан побежал. Сколько он бежал? Много или мало? Он никогда столько не бегал, даже когда они гуляли с мальчиком по лесу.

В какой-то момент он почувствовал, что сильно устал и что язык, который он высунул из пасти в попытке освежиться, пересох. Теперь ему очень сильно захотелось пить. И это желание полностью перекрыло чувство голода.

Думан остановился. Схватил пересохшей пастью несколько травинок. Пожевал их и брезгливо вытолкнул языком в щель между зубами. Вкус травы ему не понравился, но во рту всё же стало не так сухо. Он пожевал ещё пару стебельков. Отряхнулся, сбрасывая усталость, и пошёл дальше. Наступил во что-то мокрое. Лужа! Можно напиться и опять бежать!

***

Дорога, по обочине которой мчался Думан, вдруг раздвоилась: одна дорога вела прямо, а другая – поворачивала направо.

Думан остановился. По какой же из дорог продолжить свой путь? Чтобы принять решение, он втянул носом воздух. Запахи те же. И он вначале не уловил новых интересных запахов. Поднял переднюю лапу. Застыл. Потом ветерок, летящий вдоль дороги, донёс до Думана запах печных труб (в некоторых пекарнях Турции до сих продолжают использовать дрова и уголь). Этот запах всегда бывает там, где есть человек! Думан решил бежать по старой дороге, но вскоре запах угля пропал. Тогда он вернулся на то место, где дорога разветвлялась. Теперь он побежал направо, выбрав другую дорогу.

Через некоторое время перед ним замаячили силуэты домов. Скоро он доберётся и до самих домов, а, значит, и до людей.

Думан уверенно бежал в сторону домов, а когда подобрался к ним почти вплотную, остановился: ему навстречу выбежали три собаки. Одна – большая белая псина – ещё издали, как только Думан появился возле зданий, вытянула морду вперёд, напряжённо принюхиваясь к чужаку. Возле неё семенили две чёрные мелкие собачонки, следовавшие за белой след в след. Думан сел, поджидая приближения компании, и тоже начал втягивать носом воздух. Запаха агрессии Думан не почувствовал. Первым к нему подбежал большой белый пёс. По всему было видно, что он – лидер собачьей стаи. Пёс остановился в паре шагов от Думана, поднял лапу и, пометив территорию, побежал дальше. Две собачонки, следовавшие за белым, тут же оказались возле Думана. Виляя хвостами, они обнюхали его, а одна из собак игриво прикусила его за ухо. Белый пёс тут же обернулся и беззлобно гавкнул на них. Собаки, оставив Думана, последовали за своим вожаком. Думан же остался сидеть на месте, глядя им вслед. Интересно, куда они направляются? Может, стоит пойти за ними? Раздумывая, Думан поднялся и, стараясь держаться на некотором расстоянии от собак, отправился за ними.

Вскоре компания завернула в маленький дворик. Уже на подходе к нему, Думан почувствовал запах еды. Собаки привели его к еде. Думану только этого и надо было! Вбежав во двор, он увидел рассыпанный прямо на земле сухой корм. Он пах так, что у Думана сразу потекли слюни и закапали на землю. Подойти к корму Думан не смел – он не знал, как на это отреагируют собаки. Поэтому он стоял чуть поодаль и наблюдал, как они подбирали сухой корм. Наверное, надо дождаться того момента, когда они немного наедятся. Вот тогда он тоже сможет присоединиться к ним. Но спокойно наблюдать за тем, как корма становится всё меньше, Думан не смог! Голод заставил его подойти поближе. Собаки продолжали есть, не проявляя агрессии, и Думан набросился на еду. Он съел бы и больше, но корм быстро закончился. Как только это произошло, лохматая компания убежала. На этот раз Думан не последовал за ними. Зачем ему бегать с ними? Он в посёлке! Он уже нашёл людей. И значит, где-то рядом есть сад, в котором его оставил мальчик, и где он должен его ждать! Нужно искать этот сад!

И Думан стал забегать в каждый двор, который попадался у него на пути. Не везде его встречали радушно. Но пёс был готов и к такому повороту событий: он помнил о камне, когда-то брошенном в него человеком. Поэтому он с осторожностью приближался к незнакомым людям, но не сдерживал своей радости при встречах с детьми. Детей Думан считал своими друзьями.

Поиски привели его на детскую площадку. И Думан сразу побежал к играющим в песочнице малышам. Он радостно вилял хвостом, обнюхивал детей, припадал на передние лапы, предлагая им поиграть с ним. Думан был счастлив! Но его радость быстро омрачилась: Думан почувствовал, что сверху на него что-то посыпалось. Это женщина, стремительно бросившаяся к песочнице и схватившая ребёнка на руки, кинула пригоршню мелких камней в сторону Думана. Вместо того, чтобы убежать, от неожиданности Думан застыл на месте. Другая женщина, стоявшая рядом с бросившей в него камни, что-то крикнула ей и подошла к Думану. Она наклонилась к нему, потрепала рукой по холке и заметила ошейник. Решительно взялась за него рукой и потянула, увлекая Думана за собой.

— Пойдем со мной. Здесь много детей. И кто-нибудь опять может бросить в тебя палку или камень, чтобы отогнать от малышей. Пошли-пошли. Не бойся меня! Я накормлю тебя. У меня тоже дома собака, — приговаривала она, а Думан послушно шёл за ней.

Ему нравился голос этой женщины и то, что она пахла собакой! Добрый человек обязательно пахнет собакой – так решил Думан. Его мальчик тоже пахнет собакой: им, Думаном. И это опознавательный знак для других собак. Он означает: у меня есть свой пёс, и я тебя не обижу.

Женщина жила неподалёку, в одноэтажном доме. Дом окружал небольшой сад, из которого со звонким лаем навстречу им бросился большущий лохматый пёс.

Думан нерешительно остановился. Пёс же кинулся к своей хозяйке, всем телом исполняя танец радости и пытаясь добраться своей мордой до лица женщины. Она уворачивалась, а потом рассмеялась:

— Подожди ты, любитель поцелуев, у нас гость. Его надо накормить!

Пёс, минуту назад молотивший хвостом, опустил его между лап и осторожно приблизился к Думану. Затем насторожённо обнюхал гостя. Собирался было зарычать, но, встретив осуждающий взгляд хозяйки, просто несколько раз грозно тявкнул в морду Думана: мол, ладно, если хозяйка просит, то немного потерплю твоё присутствие. Но лично мне не нравятся незваные гости! А ты не забывай, что сейчас ты только в гостях – поешь и иди своей дорогой!

Думан утвердительно гавкнул в ответ: он занят поиском своего мальчика и оставаться здесь не намерен. На том и договорились.

Между тем женщина вынесла во двор две миски. Думан, как только съел своё угощение, махнул хвостом доброй женщине и, не задерживаясь в её дворе, отправился дальше.

Настроение у него улучшилось, и хвост, долгое время прятавшийся среди задних лап, взмыл кверху. Повод для радости у него был существенный: несмотря на долгий поиск дороги к дому, он уже сумел найти людей! Они накормили его, и у него наконец не сводит от голода желудок. Он сыт и полон энергии!

Конечно, Думан не мог знать о том, что если он и встретил людей, среди них вовсе не обязательно будет его мальчик. Не подозревал он и о том, что посёлков бывает очень много. И если он нашёл один из них, то это отнюдь не значит, что в нём живёт его друг и есть тот сад, в котором Думан должен ждать своего мальчика.

К счастью, Думан не знал об этом – он упорно бежал вперёд, надеясь на скорую встречу с другом! Почему к счастью? Потому что отчаяние и горе не успело поселиться в его маленьком, преданном своему другу сердце, и он продолжил поиск дороги домой.

Летняя ночь подкрадывается тихо и почти незаметно. Только что было светло и пели птички, и вдруг кто-то набросит на светлое покрывало неба тёмную шаль, рассыпав по ней блестящий бисер.

Думан привалился спиной к забору дома, намереваясь проспать несколько часов, а с первыми петухами вновь отправиться в дорогу. Но тут из дома вышла женщина. В руках у неё была палка.

— Иди отсюда! Чего расселся у забора? Детей напугаешь!

Угрожая собаке, она подняла палку повыше, а конец её направила в сторону Думана. Думан внимательно посмотрел в её лицо – сердита и напугана одновременно. Он не стал ждать удара палкой и побежал дальше.

В округе много дворов и наверняка он найдет тот, где к нему отнесутся дружелюбно. Когда он прилёг возле другого дома и уже успел задремать, из подъезда вышел мужчина с маленьким мальчиком.

Мальчик, заметив Думана, собрался сразу подойти к собаке. Но мужчина придержал его за руку и заслонил собой мальчика от собаки.

Они его боятся! — решил Думан и тут же вскочил с места, собираясь поискать тихий безлюдный двор, где его никто не заметит.

— Сиди, сиди, псина! Не бойся, — тут же услышал он спокойный мужской голос.

Ну вот ещё! Думан и не думал их бояться. А если они сами его не боятся, тогда он может и здесь полежать.

— Папа, посмотри какая хорошая собачка! А погладить её можно? — мальчик вышел из-за спины мужчины.

— Знаешь, давай сначала собаке что-нибудь поесть принесём. Видишь, у неё и ошейник имеется. Может, потерялся пёс, а может, любит бродяжничать, и утром вернётся к хозяину. Хотя... маленький он ещё для сильной тяги к странствиям.

Мужчина с мальчиком опять ушли в дом, а через некоторое время появились с плошкой в руках и поставили ее перед Думаном. В плошке плавали куски хлеба в чём-то белом.

Молоко! Определил Думан по запаху.

— А если пёсик утром никуда не уйдёт, можно я с ним поиграю? — мальчик с надеждой посмотрел на отца.

— Можно. А теперь пошли домой. Поздно уже, и мама ждёт нас к ужину.

Те двое ушли. Двор опустел. Стало тихо. Думан вылакал молоко из миски, а потом без особого аппетита пожевал хлеб, раскисший в молоке.

Маленький мальчик понравился Думану. Ему вообще нравились дети, особенно мальчики. Потому что они радовались, когда видели его, и часто с удовольствием играли с ним. Думан тяжело вздохнул: он вспомнил своего мальчика. И в тот же миг его охватило глубокое беспокойство. Он заскулил, пытаясь избавиться от сильного переживания. Но это не помогло – тревога нарастала. Не зная, как от неё избавиться, Думан закрыл глаза. Он очень устал за этот длинный и полный впечатлений день. И благодатная дрёма сразу навалилась на него, забрав все печали. А как только в соседнем дворе прокукарекал петух, Думан тут же вскочил с земли и в сумерках летней ночи отправился в дорогу.

Думан устал. Он целый день бегал, суетился и ни разу не прилёг – он обследовал дворы, которые попадались на его пути, ища знакомый дом или запах. В каких-то дворах он задерживался чуть дольше: его не выгоняли оттуда и не бросали в него камни, и он мог тщательно обнюхать каждый уголок. В таких дворах его иногда подкармливали добрые люди. Он быстро хватал объедки, предложенные ему, или находил сухой корм, который не часто, но иногда был рассыпан за заборами домов, и сразу бежал дальше. Он спешил - он искал тот двор с садом, где его оставил мальчик.

Жарко. Летом очень жарко. Особенно в полдень, когда солнце зависает прямо над головой и светит в затылок. Спасение в тени, но её мало – деревьев практически нет. Тень можно найти лишь возле домов и заборов. Значит, в не всегда радушной близости к людям.

Думан облокотился спиной на забор, вжимаясь в худую тень его, и широко открыл пасть. Длинный розовый язык вывалился из пасти и свесился на грудь. Думан с шумом дышал, вдыхая горячий воздух, ловя его своим языком, который пересох так, что превратился в пасти собаки в кусок мочалки, жёсткой и сухой. Пить! Вот что ему сейчас хочется больше всего.

Думан заскулил. Придётся опять выйти на солнце и продолжить поиски, но теперь уже его цель – это вода. Он нехотя поднял своё тело и шаткой походкой направился в ближайший двор, но там громко и враждебно залаяла собака. Щенок вяло тявкнул ей в ответ и прошёл мимо.

Это был последний двор. За ним – пустырь. Но где-то там, впереди, Думан услышал детские голоса. Он смело шёл на них и попал в парк. Несмотря на жару, в парке было много детей. Они играли между собой, смеялись и бегали. Чуть поодаль от резвившейся детворы группами сидели взрослые: кто прямо на земле, в тени деревьев, с термосами и едой, а кому-то повезло больше – они устроились под специальными навесами. Взрослые мало интересовали Думана – его привлекали дети! Дети – это его друзья. И среди них может быть его мальчик.

Он на время забыл о мучившей его жажде: возможно, уже сейчас он встретит своего мальчика! Думан решительно побежал в сторону парка. Он тщательно обнюхивал детей, играющих на его дорожках, стараясь сразу отбегать от тех, кто его боялся. Когда он подошёл к песочнице, кто-то громко закричал, и в него полетела горсть песка. Думан сразу выскочил из песочницы на дорожку. Песок попал ему в нос – он долго отфыркивался, тряс головой, пытаясь избавиться от песчинок. И тут к нему подошёл мужчина. От него шёл тревожный запах, который заставил Думана сжаться. Мужчина поднял палку и ударил ей Думана по спине.

— Пошёл отсюда!

Думан взвизгнул от боли: палка, скользнув по пояснице, ударила по косточке возле хвоста.

Мужчина опять поднял палку – Думан в страхе отпрыгнул.

— Что вы делаете?!

Думану показалось, что он узнаёт этот голос. Нет! Он точно знает этот голос! Он повернулся на него и помчался в сторону кричавшего.

— Думан? Думанчик, это ты?! — всё ещё не веря своим глазам, Эля смотрела на собаку.

А Думан, разбежавшись, напрыгивал на неё, пытался прикоснуться своей мордой к её лицу, не доставал, утыкался ей в ноги мокрым носом. Невозможное счастье, охватившее весь собачий организм, заставляло его что есть мочи лупить хвостом, прыгать вокруг девочки, касаться своим языком того, что пахло так знакомо и до чего он мог достать своей мордой.


Юлия Тимур


Читайте также