15-06-2016 Сергей Есенин 7552

«Заметался пожар голубой...» Женщины в творческой судьбе С.А. Есенина

«Заметался пожар голубой...» Женщины в творческой судьбе С.А. Есенина

Ю.М. Оришака, Т.К. Пересунько

Изучение проблемы любви в жизни и творчестве С. Есенина весьма актуально. Во-первых, потому что сложилась легенда о нем как о человеке, в жизни которого любовь к женщине якобы превалировала над всеми остальными чувствами и была едва ли не главным смыслом бытия. Во-вторых, западные словисты на основе анализа стихотворения, посвященного А. Мариенгофу («Прощание с Мариенгофом», 1922), в свое время пришли к выводу, что Сергей Есенин был бисексуален, и его могли привести к гибели мужские романы. Эта версия распространяется и доныне. В-третьих, проблема любви в творчестве Есенина до сих пор недостаточно исследована, не в такой степени, как, скажем, в творчестве Александра Блока.

Внимательное знакомство с поэзией Есенина, его публицистическим и эпистолярным наследием, мемуарной литературой о нем свидетельствует о том, что любовь к женщине в его жизни занимала должное, но не первостепенное место. Главным смыслом его жизни стало творчество, а любовь — всего лишь стимулом, способствующим ему в создании шедевров лирики.

Настало время развеять и миф о поэте как о якобы легкомысленном донжуане, легко меняющем свои привязанности и в сущности никого не любившем.

Наконец, ни в творчестве поэта, ни в его переписке, ни в воспоминаниях современников нет никаких доказательств относительно выдуманной бисексуальности поэта. Л.А. Архипова, хранительница фондов музея-заповедника в с. Константинове, называет эти слухи «чушью собачьей» и считает, что не может быть и речи о трагедии «мужского романа» в решении проблемы гибели Есенина. Любовь в стихах последнего становится не только фактом его биографии, но и творчества. Причем, как и у А. Блока, и В. Маяковского, его современников, тема любви находит у Есенина лиро-эпическое выражение. Любовь к женщине (за ней стоит любовь к родине) или любовь к родине (а за этим прочерчивается образ Ее, Возлюбленной) входит в истории судьбы лирического героя стихотворного романа. На карту ставится не любовь, а вся жизнь человеческая. Отсюда кровные связи лирического героя с родиной, страной, ее народом, историей в целом.

Некоторые есениноведы считают, что первой любовью Есенина была помещица Лидия Ивановна Кашина, любительница верховой езды, элегантная и загадочная на своей скаковой лошади по кличке Радость... Но так ли это? Отчасти некоторые биографические данные о знакомстве поэта с ней прозрачно изложены в его поэме «Анна Снегина». Это как раз и давало повод исследователям творчества Есенина утверждать, что Лидия Кашина и «девушка в белой накидке» — это одно и то же лицо. Но Лидии Кашиной в предреволюционном 1916 году было уже тридцать, ее сыну десять, а дочери восемь лет. Мужа ее в Константинове никто не помнил, неизвестно, приезжал ли он в село хотя бы однажды...

Первая любовь поэта — Анюта Сардановская, с которой он учился вместе в епархиальном училище. Сельская мораль в ту пору была высокой и суровой. Поэтому строки из стихотворения Есенина «Вытка­ся на озере алый свет зари...» (1910)

Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты, Унесу я пьяную до утра в кусты. — всего лишь метафора, а к биографии поэта непосредственно относятся в данном случае строки из поэмы «Анна Снегина»: «И девушка в белой накидке сказала мне ласково нет». Между Анютой и Сергеем были клятвы в верности. Однако Анна первой вышла замуж и умерла при родах. У Есенина было много любимых женщин, но через все свое творчество до конца дней он пронес образ «девушки в белом», непорочной, невинной невесты. Белый цвет — символ чистоты, свежести, незапятнанности. В конце своей жизни поэт напишет лиро-эпическую поэму «Анна Снегина» (1925). А прототип героини, как принято считать, местная барыня Л.И. Кашина — никак не укладывается в выше приведенные строки из поэмы. Скорее всего «девушка в белой накидке» — это память об Анюте Сардановской. Да и само имя героини поэмы убеждает нас в этом. Анюте он посвятил стихотворения «Зачем зовешь...» и «За горами, за желтыми долами». «Девушке в белом» суждено было стать сквозным образом-символом в творчестве Есенина.

После разрыва с Анютой Сардановской юного Есенина продолжают манить «девичья красота» и любовь. Этим чувством пронизаны его ранние стихи «Темна ноченька, не спится...», «Хороша была Танюша, краше не было в селе...», «Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха...», «Подражанье песне», «Под венком лесной ромашки», «Выткался на озере алый свет зари...».

Жажда чистой любви в юношеский период переполняет поэта до краев. Об этом свидетельствует его переписка с Марией Бальзамовой в 1912-1915 гг. 12 писем и одна почтовая открытка, отосланные Есениным в Рязань, села Мощены и Калитинку, найдены относительно недавно. Они были адресованы сельской учительнице Марии Парменовне Бальзамовой, подруге Анюты Сардановской. Есенин относился к Мане Бальзамовой нежно, заботился о ее судьбе, говорил, что она ему больше, чем друг, называл любимой и признавался: «Я так без тебя истомился!». «Милая, почему ты не со мной и не возле меня?»

Из писем к Бальзамовой мы узнаем о напряженной внутренней работе мысли юноши, о его мечтах и планах, поисках верного пути в жизни, дополнительные сведения его биографии. Они подтверждают, что уже в юные годы он больше всего на свете любил поэзию и не мог о ней говорить равнодушно. Он делится с Марией Бальзамовой многими своими мыслями, переживаниями, трудностями быта и творчества, много рассуждает о народе, о жизни в целом, поднимает вопросы нравственности, взаимоотношений мужчины и женщины. До конца своих дней он сохранил уважение и добрую память о «милой Мане». Хорошо зная о том, что Бальзамова музыкальна, любит народное творчество, виртуозно играет на балалайке, он в марте 1915 года из Петрограда посылает ей письмо: «Мария Парменовна! Извините, что я обращаюсь к Вам со странной просьбой. Голубушка, будьте добры написать мне побольше частушек. Только самых новых...»

Письма Есенина к Бальзамовой — одна из самых ярких глав его любовного романа в жизни, так или иначе преломившегося в его творчестве.

После окончания закрытой учительской школы церковно-семинарского типа, Есенин, как известно, ищет дорогу в большую литературу и весной 1912 года приезжает в Москву. Городские барышни явно не нравились сельскому юноше, каким был Есенин в первой половине 10-х годов. Но, работая в типографии И.Д. Сытина помощником корректора, он познакомился с работавшей здесь же скромной и доброй двушкой Анной Изрядновой. Они вместе ходили в университет Шинявского слушать лекции, говорили о литературе.

По вечерам Сергей провожал Анну через всю Москву пешком на Серпуховку, где у нее была небольшая комната. Анне он читал стихи, ревновал ее к другим и даже не велел ей разговаривать с женщинами, так как ему казалось, что они «нехорошие». В типографии Сытина Есенин работал до середины мая 1914 года, потом уехал в Ялту, куда вызывал жить и Анну: «Москва неприветливая — поедем в Крым». Но и в Ялте ему не на что было жить. Он бомбит Анну письмами с просьбой выслать деньги. Пришлось Анне обратиться к отцу Есенина за помощью. Получив деньги, он через несколько дней приехал в Москву, где поступил на работу корректором уже в типографию Чернышева-Кобелькова. Анна стала гражданской женой Есенина. Она была 1891 года рождения, т.е. на 4 года старше его. Гражданские браки в ту пору были довольно распространены и не вызывали осуждения, нравы были вольные. И проповедовалась полная сексуальная свобода.

Что же касается христианской морали, то Анна была женщиной очень самоотверженной, честной, искренней во взаимоотношениях с людьми, любила и понимала Есенина. Ее выдержанность, домовитость благотворно влияли на Есенина. Он стал спокойнее, ровнее в общении с людьми. В конце декабря 1914 года у супругов родился сын Юрий (Георгий). Он полюбил своего первенца, качал, убаюкивал, по словам Анны, пел над ним песни. Жене советовал: «Ты пой ему больше песен».

Но Есенин рвался в Петербург, бывший тогда литературным центром. Сюда он приехал ранней весной 1915 года. Перед отъездом звал с собой и Анну.

Во время первой мировой войны, в январе 1916 года, он приехал к Анне вместе с поэтом Клюевым. На обоих были боярские костюмы: бархатные длинные кафтаны, у Сергея Есенина была шелковая голубая рубаха и желтые сапоги на высоком каблуке. Оба поэта читали свои стихи в лазарете имени Елизаветы Федоровны, Марфо-Марьинской обители и в других местах.

Не тогда ли возникла легенда о любви между Есениным и царевной Анастасией Романовой? Об этом ярко рассказала в своих мемуарах «Свидание с другом» Надежда Вольпин.

Есенину приходилось жить и творить в сложную историческую эпоху. Души поэтов в такие времена подвергаются многократным перегрузкам, тем более, что Есенин находился под неусыпным оком ГПУ после октября. В особенности над ним сгустились тучи в середине 20-х годов. В один из дней сентября 1925 года, рано утром, он пришел к Анне, чтобы сжечь некоторые свои рукописи: боялся улик против него новой власти... Перед своей роковой гибелью он пришел к Анне проститься и просил ее не баловать, беречь сына.

С особенной теплотой об А.Р. Изрядновой вспоминал сын Есенина от Зинаиды Райх Константин Сергеевич. После гибели матери и отчима (В.Э. Мейерхольда) Анна Романовна приняла большое участие в его судьбе. В довоенных 1940-41 годах она помогала ему по хозяйству, подкармливала его в трудные студенческие времена. А позднее, когда он был на фронте, неоднократно присылала ему посылки с папиросами, табаком, теплыми вещами.

Анна Романовна пережила большое горе: сын Юрий был арестован в 1937 году. Следователи из НКВД Журбенко и Павловский применили к нему все методы физического и психического воздействия, обвинив его в заговоре против руководителей партии и правительства. В 1938 году он был расстрелян, о чем мать так и не узнала до конца своих дней. После ухода от нее Есенина она так и не вышла замуж. Будучи скромной труженицей, Анна Изряднова до самой пенсии проработала корректором, не претендуя на посты повыше и повыгоднее в материальном плане... Умерла она в 1946 году. К ней как нельзя более подходят есенинские строки: «Ты такая ж простая, как все, как сто тысяч других в России...», хотя и взяты они из стихотворения, посвященного другой женщине. Да будет благословен негромкий подвиг души этой женщины удивительной сердечности и доброты!..

Пребывая в Петербурге, Есенин летом 1917 года в одной из редакций разговорился с красивой секретарь-машинисткой Зинаидой Райх. С ней и другом, поэтом Ганиным, он отправился пароходом на Север. По пути, сойдя с парохода, Есенин и Райх обвенчались в одной из церквушек около Вологды. Так он вступил в брак, от которого у него родились дети: непохожий на него Костя и похожая Таня.

Уже вскоре после женитьбы Есенин стал жалеть о своем смелом шаге: он был не предназначен для семьи, семейные узы тяготили его. Ему нужна была личная свобода для творчества...

Что известно о родословной Зинаиды Райх? Ее отец Август Райх (когда он женился, ему было 29 лет) работал пароходным машинистом, был лютеранского вероисповедания. Чтобы пойти под венец с будущей матерью Зинаиды, Анной Ивановной, девушкой дворянского происхождения, бесприданницей, по отцу Викторовой, по матери — Евреиновой, — он принял православную веру и стал Николаем Андреевичем. Зинаида Николаевна, ее младшие брат и сестра родились в Одессе. Юность ее была связана с Бендерами, училась в гимназии. В старших классах она состояла в кружке, в котором читали Дарвина. Но по доносу кружок был объявлен политически опальным. Зинаида получила свидетельство об окончании гимназии, но второе свидетельство — о «благонадежности» ей не выдали. Это помешало ей, когда она приехала в Питер, стать слушательницей знаменитых бестужевских курсов. Она посещала другие, которые называла «Раевскими».

Но жизнь с Есениным у 3. Райх не состоялась. Вскоре наступил разрыв между супругами. Причиной была сплетня, сочиненная А. Мариенгофом, в которую поверил доверчивый Есенин. Спустя некоторое время супруги опять сблизились, но вскоре вновь растались.

Осенью 1921 года Зинаида Николаевна стала студенткой Высших театральных мастерских. Училась на режиссерском отделении вместе с С.М. Эйзенштейном, С.М. Юткевичем. Руководителем мастерских был В.Э. Мейерхольд, бывший режиссер петербургских императорских театров, побывавший в Новороссийске в белогвардейских застенках, приговоренный к расстрелу и проведший месяц в камере смертников. (Заметим, что позднее, во второй половине 30-х годов, он по иронии судьбы стал смертником в камере советской тюрьмы и был приговорен к высшей мере наказания).

В 1922 году Зинаида Райх и Мейерхольд стали мужем и женой, взяли детей Есенина к себе, поселились в доме по адресу: Новинский бульвар, тридцать два, дом бывший Плевако (знаменитого адвоката).

В 1954 году в Америке была издана книга Юрия Елагина «Темный гений» о Мейерхольде. Музыкант Юрий Елагин работал в 30-е годы в театре им. Вахтангова. Он хорошо знал театральную жизнь Москвы. После войны с поколением второй эмиграции он уехал в США. В его книге есть строки, посвященные Зинаиде Райх. Он утверждает, что она была женщиной чрезвычайно интересной и обаятельной, любила веселую, блестящую, богатую жизнь. Была женщиной типа Лили Брик, Ларисы Рейснер. Увы! Есенин такую жизнь ей не мог дать. Несмотря на свою богемную жизнь, он требовал от жены верности, послушания, охраны семейного очага, то есть всего, что соответствовало его крестьянско-патриархальным взглядам о семье.

По мнению многих, знавших Есенина, Зинаида Райх была самой любимой из близких ему женщин, «роковой» страстью до конца его жизни. Да и Зинаида любила Сергея. Тот же «разлучник» А. Мариенгоф в своих воспоминаниях о поэте пишет: «Даже если бы он позвал ее в сильный дождь, она босиком и без зонтика побежала бы к нему без оглядки». «Зин, это ты виновата», — скажет мать С. Есенина у гроба, глядя в неузнаваемое лицо сына. Гадать не приходится: С. Есенин ответил на это своими стихами, посвященными Зинаиде Райх. Это: «Письмо к женщине». «Вечер черные брови насупил», «Цветы мне говорят — прощай...», «Собаке Качалова». Юность, молодость поэта, его отцовство, вступление в зрелость связаны у Есенина с именем Зинаиды Райх.

Относительно стихотворений «Вечер черные брови насупил», «Собаке Качалова» и «Шаганэ ты моя, Шаганэ!» есть альтернативное мнение об их женском прототипе. Но дочь Есенина Татьяна Сергеевна убедительно доказывает то, что в них идет речь именно о ее матери (см. Есенина Т.С. Зинаида Николаевна Райх. В кн.: Есенин и современность. — М., 1975).

Жизнь Зинаиды Райх оборвалась в одну из зловещих ночей 1939 года. Она была зарезана в своей квартире финкой и умерла от сильной потери крови. Зинаиде Райх было всего лишь 44 года., когда она ушла из жизни, то есть она пережила Есенина на 14 лет. Зная сейчас уже хорошо стиль работы НКВД, можно предположить, что убийство ее могло быть подстроено, чтобы дать возможность закрыть ей рот об истинных мотивах гибели поэта.

Есенин, Мейерхольд, Райх... Всех троих постигла одна и та же участь. Их жизни были насильственно прерваны. Каждый из них представлял собой незаурядную личность, голова которой поднималась выше голов «шеренги». Оставалось одно: убрать ее...

Словно предчувствуя свою гибель, Есенин пишет стихотворение «Цветы мне говорят — прощай...», написанное на основе предшествующего ему стихотворения «Цветы». В последнем он писал:

Цветы мне говорят — прощай,
Головками склоняясь ниже.
Что я навеки не увижу
Ее лица и отчий край.
Любимая, ну что ж! Ну что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю.

И, пожалуй, к Зинаиде Райх обращены строки из второго стихотворения:

И, песне внемля в тишине,
Любимая, с другим любимым,
Быть может, вспомнит обо мне
Как о цветке неповторимом.

Об истории любви великой американской танцовщицы Айседоры Дункан и знаменитого русского поэта Сергея Есенина сочинялись были и небылицы, распространялись с быстротой молнии сплетни, вырастали, как грибы, невероятные легенды. Тем более, что Айседора Дункан была на семнадцать лет старше Есенина. Даты ее жизни и смерти: 1878 — 1927.

Что общего могло быть между ними? Как объяснить их сближение и настоящую искреннюю любовь? А между тем, их объединяло родство душ, духовная близость в первую очередь. Прежде всего, они были глубоко творческими натурами. Творчество для них превращалось во всепоглощающую страсть. Есенин с уважением относился к искусству танца Айседоры, а она, чувствуя музыку его стихотворений, даже не зная русского языка, гордилась его поэтическими успехами и считала его великим русским поэтом. Во-вторых, их объединял высокий артистизм натуры. В своем деле она достигла высоты, заслужила мировое признание, а он был, пожалуй, в своей суровой стране единственным лирическим поэтом без каких бы то ни было оговорок и тоже становился шаг за шагом открытым миру. В-третьих, и он и она отличались смелостью поступков, дерзким вызовом устоявшимся стереотипам. И в то же время было в них нечто от детской наивности и простодушия искренних людей, не привыкших кривить душой. Оба обладали вздорным характером, вспыльчивостью, склонностью к ссорам и скандалам, но перегорев, быстро отходили душой и мирились. И, наконец, они были щедры, добры, готовы отдать последнее тем, кто нуждался материально, любили очень детей и природу. Айседора Дункан побывала в России и до октября и после. Она оставила по себе память не только своими выступлениями на сцене, но и изданными книгами. Так, в 1907 году в переводе Н. Филонова в Москве была издана ее книга «Танец будущего», по жанру напоминающая теоретический трактат. А в 1930 году в Москве, в издательстве «Федерация», артелью писателей «Круг» были изданы ее мемуары под названием «Моя жизнь» в переводе Я. Яковлева.

Побывала Айседора Дункан с гастролями и в Украине, в Киеве. Надо отдать должное украинскому издательству «Мистецтво», которое в 1989 году, в Киеве, переиздало в книге «Айседора Дункан» ее работы «Танец будущего» и «Моя жизнь».

В сознании нашего рядового читателя уже сложился в отношении к Айседоре Дункан набивший оскомину стереотип: молодящаяся женщина в возрасте, любившая славу, мужчин, злоупотреблявшая лишними дозами алкоголя, шумная и экстравагантная. А между тем. Айседора была образованна, начитанна, хорошо знала мировую литературу, классическую философию, музыку, театр. Жадно читала Диккенса. Теккерея, Шекспира. Любимым поэтом ее был Уолт Уитмен. Она считала себя его духовной дочерью.

Одним из первых искусство Айседоры Дункан приветствовал К.С. Станиславский. Концерты ее произвели переворот в теории танца у молодого балетмейстера Михаила Фокина. Реформу русского балета он осуществил под влиянием Дункан, которая в свою очередь отдавала должное русскому балету, подобного которому она не встречала нигде. Айседора Дункан восхищалась творчеством Анны Павловой.

У Дункан была заветная мечта: научить танцевать 1000 детей, чтобы эта тысяча научила танцевать еще тысячи. Простая душой, наивная и непосредственная, она хотела танцем изменить мир. В красной России успешно работала детская студия Дункан. Среди танцевальных номеров ее были: «Кузнецы», «Варшавянка», «Замучен тяжелой неволей», «Красная армия», «Интернационал». Когда Дункан вынуждена была уехать из страны, руководить школой остались ее приемная дочь и ученица Ирма и воспитанная Дункан Мария Борисова, дочь рабочих с подмосковной текстильной фабрики, принятая в школу Дункан еще ребенком. Студия им. Дункан просуществовала вплоть до 1949 года.

Айседоре пришлось многое пережить, в том числе гибель горячо любимых ею сына и дочери, погибших детьми в автомобильной катастрофе. Она любила многих мужчин, многие любили ее. Вступала в близкие отношения с мужчинами только по любви, придерживаясь своих нравственных принципов и стараясь не связывать себя такой формальностью, как регистрация брака. Не исключено, что эти строки Есенин посвятил Айседоре Дункан:

Чужие губы разнесли Твое тепло и трепет тела,
Как будто дождик моросит С души, немного омертвелой.
Ну, что ж! Я не боюсь его,
Иная радость мне открылась...

С первого взгляда Есенин и Дункан полюбили друг друга. На творческие гастроли в США Дункан решила ехать с Есениным. Но чтобы выехать в США, надо было обязательно зарегистрировать ее брак с русским поэтом (Известно, например, какие пришлось терпеть притеснения А.М. Горькому и М.Ф. Андреевой со стороны «полиции нравов» только за то, что они были «невенчаными» супругами). Пришлось Есенину и Дункан зарегистрироваться в загсе. Это событие состоялось 2 мая 1922 года.

Как известно, за границей Дункан и Есенин много работали. Перед возвращением Есенина в Россию Айседора в газетах «Эклер», «Нувель Ревю», «Нью-Йорк геральд» разъясняла: «...Я увезла Есенина из России, где условия жизни пока еще трудные. Я хотела сохранить его для мира. Теперь он возвращается в Россию, чтобы спасти свой разум, так как без России он жить не может. Я знаю, что очень много сердец будут молиться, чтобы этот великий поэт был спасен для того, чтобы и дальше творить красоту...»

Писателю А.Н. Тарасову-Родпопову Есенин говорил накануне своего отъезда в Ленинград 25 декабря 1925 года, за пять дней до смерти: «Только двух женщин любил я в жизни. Это Зинаида Райх и Дункан. А остальные... Есть нечто, что я люблю выше всех женщин, выше любой женщины, и что я ни за какие ласки и ни за какую любовь не променяю. Это искусство».

Память об Айседоре он оставил во многих своих поэтических строчках. Слишком глубоко ее глаза — «синие брызги» — заглянули в его душу и забрали его в свой плен. В поэме «Черный человек» (1925) он дважды вспоминает об этом:

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой И своею милою.

В сентябре 1927 года Айседора Дункан трагически погибла. На кладбище Пер-Лашез в Париже Айседору Дункан провожали тысячи людей. От советского представительства на ее гроб был положен букет красных роз. На ленте была надпись: «От сердца России, которое скорбит об Айседоре».

О Галине Бениславской в 60-е годы в своих вопоминаниях писали И. Шнейдер, А. Миклашевская, Я. Козловская, И. Чхеидзе. В 70-е годы опубликовна большая статья «К истории одной дружбы. С. Есенин и Г. Бениславская» Е. Наумова, опубликованная вначале в журнале «Русская литература» в 1970 году (№3), а затем в его книге «О спорном и бесспорном» (Л., 1973). В 1990 году в №5 журнала «Подъем» (Воронеж) был обнародован «Дневник Галины Бениславской» (перепечатан с издания его: Нью-Йорк, издательство «Ардис»).

После возвращения Есенина из Америки Галина Бениславская стала для него самым близким человеком. Она была на два года моложе Есенина, родилась в 1897 году в Петербурге. Отцом ее был обрусевший француз А. Карвер, а мать — грузинкой по происхождению. Вследствие психического расстройства матери девочку взяли на воспитание тетя по матери и ее муж Артур Казимирович Бениславский, который работал врачом в г. Режице — (ныне г. Резенне, Латвия). В 1917 году способная к ученью девушка закончила гимназию с золотой медалью. Она получила настоящие широкие и глубокие знания, так как преподаватели гимназии умели прививать учащимся любознательность, развивали навыки самостоятельного мышления.

У нее начался разлад с приемными родителями. Девушка ушла от них и начала самостоятельную жизнь. Она уезжает в Харьков, где поступает в университет на естественное отделение. Когда белые отрезали Харьков, она добирается до Москвы и поступает на работу в редакцию газеты «Беднота» помощником секретаря. Большинство, кто знали Бениславскую, отмечали ее высокий нравственный облик.

Вместе с подругой Я.М. Козловской она систематически посещала литературные вечера с участием Есенина и вскоре познакомилась с ним, полюбив его всей душой, но безответно. Много страданий принесла ей его женитьба на Айседоре Дункан, а затем и поездка с нею по Европе и Америке. В октябре 1924 года Есенин поселился у Бениславской. Здесь же стали жить его сестры: Катя (ей было 19 лет) и Шура (13 лет). К ним приезжала мать Есенина Татьяна Федоровна. Бениславская навещала родителей поэта в селе Константинове, Есенин доверял ей все свои материальные дела, издание произведений. В 1924-1925 годах поэт часто и с интересом беседовал с окружающими о литературе XIX в. и современной. И это не без влияния Бениславской, ибо она была настоящей ценительницей художественной литературы, умела отличить истинную литературу от ремесленничества.

Но летом 1925 года, вернувшись после поездки в Баку, Есенин, съездив вначале в Константиново, объявил Бениславской, что уходит от нее и женится на С.А. Толстой, внучке Льва Толстого.

Дневник Бениславской отражает эволюцию взаимоотношений между нею и Есениным. Здесь, пожалуй, можно определить четыре этапа их развития: сначала чистая любовь-дружба, затем сближение и признание их отношений как мужа и жены, а после объяснения с Есениным, что он женится на другой, резкое разочарование Бениславской в нем и нагнетание негативных эмоций по отношению к нему, гипертрофированное представление о поэте, как о личности тщеславных побуждений и безнравственных поступков, наконец, глубокое осознание горечи утраты любимого человека после его гибели и решение уйти из жизни...

3 декабря 1926 года она застрелилась на могиле Есенина.

Уважая ум Бениславской, ее неутомимую заботу о нем, о его литературных издательских делах, Есенин не испытывал пылких чувств к ней, быть может, еще и потому, что она была слишком «правильная», абсолютно «идеологически выдержанная» советская служащая. А сам он критически относился к красной нови.

Е.И. Наумов считает, что Бениславская безымянно присутствует в «Персидских мотивах» Есенина. С. Куняев предполагает, что в стихотворении «Собаке Качалова» женский образ также связан с именем Г. Бениславской. Не исключено, что, несмотря на осложнившиеся отношения между Есениным и «Галей милой» (так обращался к ней зачастую поэт в своих письмах), последняя явилась одной из муз его любовной лирики.

Надежду Вольпин называют «самой теплой привязанностью» С. Есенина. Ей было девятнадцать лет, когда она впервые познакомилась с Есениным. И еще. Она была поэтессой. И это обстоятельство чрезвычайно важно, ибо в мемуарах Надежды Вольпин он и она предстают не только в контексте социально-бытовом, эпохально-историческом и интимн-психологическом, но еще и в сугубо профессиональном, в размышлениях и спорах о литературе, поэзии, художественном мастерстве, в разборах отдельных поэтических строк, в оценках языкового материала и т.д.

Немаловажно и то, что Надежда Вольпин — мать младшего сына Есенина — Александра, родившегося за год и семь месяцев до трагической гибели своего отца. Надежда Вольпин, следовательно, знала поэта не понаслышке, не издалека, а как говорится, встречалась с ним лицом к лицу. Наконец, она долгожительница: в 1995 году ей исполнилось 95 лет. С высоты прожитого, когда «большое видится на расстояньи», жизнь предстает уже не в линейном, плоском ракурсе, а рельефно, многогранно, в сложных взаимосвязях и противоречиях.

Надежда Давыдовна Вольпин — член Союза писателей СССР с 1934 года. Она не только поэтесса, но и переводчик. В ее переводах читались произведения Овидия, Горация, Гете, Байрона, Вальтера Скотта, Генри Филдинга, Проспера Мериме, Дж. Голсуорси. Ее перу принадлежат мемуары «Свидание с другом» (1984), посвященные воссозданию эпохи 20-х годов, литературной жизни тех лет и любви юной Надежды к Есенину. Пожалуй, никому из писавших о Есенине до Вольпин не удалось воссоздать в такой полноте и живости физический портрет его, как это сделала она, передав особенности его лица, фигуры, волос, взгляда. Но самое главное в том, что она сумела показать внутренний мир поэта, отметить его острый и цепкий ум. Многим казалось, что Есенин — великий лирик в нелиричное время, живет сердцем, а не умом. Вольпин опровергает это: «У него большой, обширный ум. И очень самостоятельный... Он не был бы поэтом, если бы его стихи не были просветлены трепетной мыслью...»

Не раз задавала себе Вольпин вопрос, каковы истоки необыкновенного поэтического дара Есенина. В мемуарах она замечает, что сам Есенин уверял ее: он «как раз отцу обязан своим поэтическим даром», тот «любил стихи и сам сочинял частушки».

Была в натуре его отца и та поэтическая мечтательность, то особое состояние души, которое так понятно людям лирического склада. Надежда Вольпин была дочерью юриста и учительницы музыки. Надежда получила хорошее образование, знала иностранные языки, была умна от природы и имела «острый язычок». Быть может, последнее обстоятельство особо ценил в ней Есенин, который любил самостоятельность суждений, остроумие и выразительное, яркое слово.

Весной 1921 года произошла «полное сближение» Есенина с Надеждой Вольпин. 12 мая 1924 года родился у Н. Вольпин сын, нареченный Александром. В метрическом свидетельстве было написано: «Гражданин Вольпин Александр Сергеевич... Отец — Есенин Сергей Александрович, мать — Вольпин Надежда Давыдовна». Есенину так и не удалось увидеть сына: поэт рано ушел из жизни...

Любовь Надежды Вольпин к Есенину отразилась в ее стихах «Рельсы», «Фетида», «Ночь, когда звенел над нами...», «Когда друг далеко», «Возвращение». Несколько слов о последнем стихотворении. Оно было напечатано в сборнике Ленинградского Союза поэтов («Костер», Ленинград, 1927). А многими читателями было воспринято как отклик на смерть Есенина. Однако первый вариант его под названием «Баллада о вернувшемся» был сложен Вольпин еще ранней осенью 1923 года и был вызван тем впечатлением, какое производил на нее (как и на многих) Сергей Есенин по возвращении из-за границы. Надежда Вольпин не раз читала его с эстрады в течение 1924-1925 годов.

В своих мемуарах она вспоминает и Лидию Кашину, и Зинаиду Райх, и Айседору Дункан, и Галину Бениславскую (о последней, к слову, она говорит с особенной неприязнью: «большевистское» и «гэпэушное» в биографии Галины, ее «чистоплюйство» не позволяли ей видеть в Надежде Вольпин девушку, искренне полюбившую поэта, ей она казалась «девой» богемного образа жизни, сбивавшей с правильного пути Сергея Есенина... (Здесь же в мемуарах Вольпин защищает от «неджентльменских» слов Августу Миклашевскую, которой Есенин посвятил целый цикл стихов «Любовь хулигана». Августа Леонидовна была актрисой Московского камерного театра. Ее с Есениным познакомила жена близкого друга поэта, имажиниста Анатолия Мариенгофа, — Анна Борисовна Никритина, коллега Миклашевской по работе в театре.

Есенин тогда только-только возвратился из-за границы. Его все умиляло на родине. По воспоминаниям Миклашевской, он «трогал руками дома, деревья... Уверял, что все, даже небо и луна другие, чем там, у них». Его целомудренно взволновала типично русская красота двадцатидвухлетней Августы: «Я с вами, как гимназист...» Именно Миклашевская вдохновила поэта на создание таких нежных и светлых стихов, как «Ты такая ж простая, как все», «Заметался пожар голубой», «Пускай ты выпита другим», «Дорогая, сядем рядом», «Мне грустно на тебя смотреть», «Ты прохладой меня не мучай», «Вечер черные брови насупил», «Я помню, любимая, помню...»

Да, чувство поэта в данном случае было и осталось платоническим: «наша жизнь, что былой не была...» И не потому ли стихи, посвященные Миклашевской, необычайно светлы, чисты, нежны, благородны? В них образ любимой вырастает до образа-символа всех женщин России. Своим чистым и строгим ликом он напоминает образ Богоматери на иконах: Твой иконный и строгий лик По часовнях висел в рязанях.

У каждого человека есть своя «Рязань», или своя «Кострома», или свой «Воронеж», а в целом — это свои «рязани»... Любовь к женщине здесь сливается воедино с любовью к родине.

Даже в цикле о любви «Персидские мотивы» поэт, говоря о Ширазе, Хоросане и прочих местах Востока, «сворачивает» на свою любимую Рязань:

Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.

А образ персиянки Шаганэ в стихах цикла не может стереть память о далекой северянке:

Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне...

«Шаганэ ты моя, Шаганэ...» — самое мелодичное стихотворение Есенина: его хочется петь. Не удивительно, что оно было положено на музыку в 1961 году композитором А.А. Ручьевым. А имя Шаганэ, помимо этого произведения, встречается еще в «Ты сказала, что Саади», в «Отчего луна так светит тускло...», а в уменьшительной форме, Шага, еще в трех стихотворениях цикла: «В Хоросане есть такие двери...», «Голубая родина Фирдуси...» и «Руки милой — пара лебедей...».

Кто же она, эта Шаганэ? Существовала ли она реально или это всего лишь вымышленное имя, плод творческой фантазии поэта?

Претенденток на роль Шаганэ после смерти Есенина было много. Это явление даже стало темой одного из фельетонов С. Нариньяни. Задача состояла в том, чтобы документально подтвердить сам факт того, что Есенин был знаком с Шаганэ и что это знакомство вдохновило его на создание подлинных шедевров лирики. В этом плане поисками Шаганэ долго и упорно занимался В. Белоусов. Он отыскал Шаганэ, встретился с ней и получил из первых рук доказательство, подтверждающее, что это «та самая» Шаганэ...

Путь своих поисков Шаганэ, встречи с людьми, которые знали ее и Есенина, их воспоминания, рассказы о взаимоотношениях между поэтом и Шаганэ он изложил в книге «Сергей Есенин» (М., 1965). Ценность ее заключается еще и в том, что в ней, помимо материалов о Шаганэ, дана литературная хроника жизни и творчества поэта с момента его рождения (1895) и до конца его жизни (1925). Лишь после установления В. Белоусовым реальности прообраза персиянки Шаганэ была включена автором в «Литературную хронику» и короткая запись о встрече в Батуми русского поэта Сергея Есенина с армянской учительницей Шаганэ Тертерян (Тальян).

Она родилась в городе Ахалцихе Тифлисской губ. 22 апреля 1900 года. Ее отец был педагогом, а после смерти отца, священнослужителя, — священником. Он владел французским, немецким, латинским, давал частные уроки. Мать ее была учительницей, умерла в возрасте 40 лет.

Шаганэ в 1919 году окончила гимназию и поступила на фребелевские курсы. Окончив их, вела в армянской школе нулевую группу. В 1921 году вышла замуж за экономиста Тертеряна Степана Рубеновича, жила в Тифлисе. В 1922 году у нее родился сын Рубен. Овдовев в 1924 году, она выехала в Батуми, где преподавала в 4-6 классах арифметику и вела нулевую группу. Затем работала в школах Саги и Тифлиса. В 1930 году вторично вышла замуж за композитора Вардтеса Григорьевича Тальяна. В 1934 году переехала в Ереван.

Шаганэ, с которой Есенин встретился в батумский период ее жизни, была сначала обычным увлечением поэта. Но она «выбрала и отстояла как раз ту форму взаимоотношений, которая всегда больше соответствовала взгляду поэта на женщину: чистому, уважительному, целомудренному. И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы дело шло обычным порядком, когда взаимоотношения между ним и его поклонницами переходили известную грань, и конец их становился однообразно повторяющимся», — пишет В. Белоусов. Последний встретился с Шаганэ Нерсесовной Тальян в августе 1954 года. Он подходил к ее дому с большим волнением: ведь «Персидские мотивы» Есенина вошли в галерею шедевров мировой лирики, и имя Шаганэ известно теперь каждому со школьной скамьи так же, как и имена Лауры, Беатриче.

Из книги С. Савельева «Записки литературного следопыта» (М., 1976) известно, что Тальян приезжала уже в преклонном возрасте в село Константиново, на родину Есенина, чтобы поклониться его родным местам. Она рассказала, что живет в Армении, давно уже на пенсии, имеет внуков...

Последней женой Есенина была, как известно, внучка великого русского писателя Л.Н. Толстого — Софья Толстая. О ней писать крайне трудно. Во-первых, потому что в мемуарной литературе бытует мнение о том, что она была нелюбимой женщиной Есенина. Во-вторых, потому что разные люди по-разному относились к ней: одни — с недружелюбием и осуждением, другие — с восхищением, любовью и сочувствием. То же встречаем в критической литературе: о Софье Толстой говорится на разные голоса и весьма противоречиво.

Если даже Есенин не любил Софью Толстую (предположительно), то этого нельзя сказать о ее чувствах к нему. Скорее всего эта женщина переживала муки неразделенной любви. И уже это одно заставляет нас с уважением отнестись к ее личности. К тому же она многое сделала для сохранения литературного наследия и поэта Сергея Есенина, и своего знаменитого деда Льва Толстого после их смерти.

Софья Андреевна Толстая (1900-1957) была дочерью сына Л.Н. Толстого — Андрея Львовича Толстого от брака с Ольгой Константиновной Дитерихс. Последняя — сестра жены известного толстовца В.Г. Черткова. Первым мужем Софьи Толстой (с 19 октября 1921 года) был Сергей Михайлович Сухотин. В декабре 1916 года вместе с великим князем Дмитрием Павловичем, князем Феликсом Юсуповым и В.М. Пуришкевичем он принял участие в убийстве Распутина. После революции он некоторое время был «комиссаром» Ясной Поляны. Брак с Софьей оказался непродолжительным: в январе 1921 года С.М. Сухотина разбил паралич. Он расстался с женой, у которой уже после развода родилась дочь. В 1925 году парализованный Сухотин уехал за границу, где умер.

Перед смертью он не поверил, что Софья вышла замуж за Есенина. Ему казалось, что это очередная «утка» газетчиков.

С Софьей Толстой-Сухотиной Есенин познакомился 5 марта 1924 года на вечеринке Галины Бениславской, устроенной в честь дня рождения хозяйки квартиры. Весной 1925 года она вышла за него замуж.

Жизнь с Софьей у Есенина не сложилась. Видимо, Толстая не смогла дать Есенину того, в чем он остро нуждался: домашнего уюта и тепла. И, конечно, не под силу ей было отвлечь его от злоупотребления алкоголем...

Кроме того, его подавляла в новой семье тяжесть всеобщего поклонения перед памятью Льва Толстого. Об этом, например, пишет В. Эрлих в своих воспоминаниях «Право на песнь» (1930) в миниатюрах под заголовком «Портреты» и «Обед».

Уход Есенина и его отъезд в Ленинград С. Толстая восприняла относительно спокойно, ибо Есенин уже не раз исчезал из дома, а потом возвращался к ней. Телеграмма В. Эрлиха о смерти Есенина, адресованная Бениславской, весть о гибели поэта были восприняты С. Толстой исключительно болезненно. Она, не раздумывая, сразу же собралась и поехала в Ленинград к покойному мужу...

Мать Софьи Толстой, Ольга Константиновна, в письме к одной из своих добрых знакомых, не одобрявшая второго замужества дочери, описывает траурную процедуру 30 декабря 1925 года в Доме печати и свое впечатление от лежавшего в гробу поэта: «Его мне было жалко, только как погибшего человека и уже давно погибшего. Но когда я подошла к гробу и взглянула на него, то сердце мое совершенно смягчилось, и я не могла удержать слез. У него было чудное лицо, такое грустное и скорбное, и милое, что я вдруг увидела его душу и поняла, что, несмотря на все, в нем была хорошая, живая душа...

Я пошла искать Соню и встретилась с ней в другой комнате. Она бросилась ко мне со словами: «Мамочка, прости ему!»...»

Как предполагают исследователи-есениноведы, Софье Толстой Есенин посвятил стихотворения «Не гляди на меня с упреком...» и «Видно так заведено навеки...»

Софья Толстая была истинная внучка своего деда. Даже обликом своим поразительно напоминала Льва Николаевича. Она была человеком искренним, вдумчивым, серьезным, иногда противоречивым, умела пошутить, всегда с толстовской меткостью и остротой разбиралась в людях. Она по-настоящему глубоко и искренне любила Есенина вопреки всему. После его смерти стала хранительницей Музея Есенина при Всероссийском Союзе писателей. Не прошло и двух лет с момента открытия музея, как в ту пору борьбы с так называемой «есенинщиной» (термин, пущенный в ход Н.И. Бухариным) его закрыли. В дальнейшем много лет Софья Андреевна была директором музея Л.Н. Толстого в Москве. В те годы, когда творчество Есенина находилось под негласным запретом, она подготовила два сборника его стихотворений («Стихи и поэмы» в 1931 и «Избранное» в 1946 году). Много усилий приложила С.А. Толстая к восстановлению разрушенной гитлеровцами Ясной Поляны.

В годы тоталитаризма Софья Толстая «сломалась». Были репрессированы близко знакомые ей Борис Пильняк, Николай Клюев, Василий Наседкин, Иван Приблудный, сын Есенина Георгий (Юрий), Вольф Эрлих, Илларион Вардин, Всеволод Мейерхольд. «Врагом народа» и «невозвращенкой» была объявлена ее любимая тетка Александра Львовна (1884-1979, умерла в эмиграции). После ареста Мейерхольда была зверски убита в своей квартире Зинаида Райх — и это преступление осталось нераскрытым. Поэтому не удивительно было то, что Софья Толстая, напуганная, обобранная и тяжело больная отгородилась от всех одной фразой: «Я по есенинским делам не принимаю».

Лишь во время первой «оттепели», после развенчания культа личности Сталина, Софья Андреевна начала отходить душой, но ей был отмерен короткий жизненный срок: после тяжелой болезни она скончалась в 1957 году.

Итак, перед нашим взором прошли судьбы женщин, которых знал и любил Есенин. Трагичной была судьба поэта. Но и судьбы женщин, о которых шла речь, оказались не менее трагичными. Жертвами тоталитарной системы явились 3. Райх, С. Толстая, А. Изряднова, сын которой был расстрелян в застенках НКВД. Нелепые трагические случайности вырвали из жизни А. Сардановскую, М. Бальзамову, А. Дункан. Много пришлось пережить Н. Вольпин в связи с судьбой ее сына Александра, объявленного антисоветчиком и диссидентом.

Да будут благословенны в памяти нашей имена тех женщин, которые вдохновили поэта на создание подлинных шедевров мировой любовной лирики!..

Л-ра: Зарубіжна література в навчальних закладах. – 1998. – № 3. – С. 36-42.

Биография

Произведения

Критика


Читати також