«Всё, что было в душе...» Словообраз «душа» в лирике Николая Заболоцкого

Словообраз «душа» в лирике Николая Заболоцкого

Татьяна Алешка

(Минск)

«ВСЕ, ЧТО БЫЛО В ДУШЕ...»

Словообраз «душа» в лирике Николая Заболоцкого

В лирике Н. Заболоцкого значительное место занимает словообраз «душа». Он необходим для адекватного выражения отношения к миру. Ведь когда поэт говорит не о человеке вообще, а о его душе, это означает особую, предельную степень проявления чувства, действия.

В раннем творчестве Заболоцкого периода «Столбцов» словообраз «душа» практически отсутствует. Здесь господствует победа вещи над человеком и, как следствие, потеря духовности. Герой «Столбцов» — массовидный, безликий, лишенный индивидуальности и души. В «Смешанных столбцах», несмотря на то что поэт обращается к человеку, соединенному с растительным и животным миром, словообраз «душа» также встречается очень редко. И только в последующих стихах, когда интерес Заболоцкого к человеческой личности, к индивидуальному герою возрос, увеличилось стремление показать ее и наружно, и внутренне, поэт активно обращается к понятию души. Не случайно вторая половина творчества Заболоцкого наполнена портретными изображениями («Жена», «Портрет», «Поэт», «Неудачник», «В кино», «Некрасивая девочка», «Старая актриса» и др.), важную часть которых составляет именно внутренний мир, пространство души изображаемого героя. В позднем творчестве «больше говорится о человеке.., на передний план выдвинут образ лирического героя с его судьбой»1.

Чаще всего словообраз «душа» в лирике Н. Заболоцкого употребляется по отношению к человеку, часто соседствует с местоимением «моя», но «душа» у Заболоцкого может принадлежать не только чело- веку, но и существам и явлениям природного мира («душа растительного мира», «душа растений», «души лип», душа «твари земной», «петушиная душа»). «Душа» в лирике Заболоцкого характеризуется с точки зрения ее качеств («пытливая», «смутная», «изменчивая», «несчастная») и ее состояния («не чует стройных голосов», «вскрикнула душа», «перегорела», «кричит душа моя от боли»). «Душа» может выступать как объект воздействия («урок живой науки душе несчастной преподал», «пронзающий душу покой», чужой взор заливает «светом всю душу», ее «опаляет» встреча с другим человеком, ее «пронзает» муза). Но у лирического героя Заболоцкого в большей мере деятельная душа, она не столько испытывает воздействие, сколько действует сама: рвется вперед, горит, ожесточается, страдает, в невидимом блуждает, провожает природу и т.д. Это самодостаточная субстанция, которая побуждает человека к поискам совершенства, хотя у Заболоцкого может быть и наоборот: человек побуждает свою душу к совершенствованию, осознавая необходимость постоянного труда над своей душой:

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь! 2

Назначение души может быть самым разным. Она «просит новых впечатлений», «горит», «струит тепло». У души есть тайники, ее можно отдать в залог, она чувствует связь с природой, «вмещает дом, сад, лес», хранит самые яркие впечатления. Качества души могут быть взаимоисключающими: «несчастная» — «радостная», «пытливая» — «перегоревшая», «драгоценная» — «смутная». Встречаются характеристики души и как субстанции неземного происхождения: душа «бессмертная», она стремится стать «частью мирозданья» (246). Она противоречива и может иметь разное наполнение, как положительное, так и отрицательное:

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь... (295)

Нахождение души у Заболоцкого в русле общеевропейской традиции связывается прежде всего с сердцем. Если ожесточилась душа, то и «тоска разъединенья /Пронзила сердце» (198), если душа «наблюдает вешние воды», то и сердце «собеседует с ними» (209), потому что душа — это «внутренний, психический мир человека, его переживания, настроения, чувства»3, иррациональное начало, в отличие от духа.

Но трактовка души в произведениях Заболоцкого уходит корнями и в народное сознание. Яркий пример тому рассуждение о душе героев поэмы «Торжество земледелия». Заболоцкий использует и мифы, представления других народов о душе. В некоторых его стихах («Завещание», «Метаморфозы») утверждается бессмертие души, которая переходит от одного тела к другому, и даже к животным и растениям.

Душа не умирает вместе с телом, а отправляется в «необозримый мир туманных превращений».

Душа у Заболоцкого противопоставляется плоти, телу и духу. В «полумертвом теле» может жить «великая душа» (202), дух может быть полон «разума и воли», но лишен «сердца и души» (273). «Душа» может действовать самостоятельно, несогласованно с человеческим телом, в разладе с ним:

Вчера я вышел с неохотой
В опустошенный березняк.

.........................................

Душа в невидимом блуждала,
Своими сказками полна,
Незрячим взором провожала
Природу внешнюю она. (294)

Душе доступно то, что недоступно разуму и телу. Она может общаться с душой другого человека без слов («Старость»), даже с душой умершего человека («Прохожий»). «Душа» может путешествовать во время сна, отделяясь от тела, проникая в иные миры («Сон»). Человек может отпустить, упустить свою «естественную», «живую душу», и тогда она «скитается по свету» и может «погибнуть в далеком краю» (244). Но в то же время в стихах Заболоцкого говорится и о единстве разума и души, их взаимосвязи и взаимозависимости: «когда болеет разум одинокий .... В обмороке смутная душа» (196), «усталость, сгорбившая тело, /В эту ночь снедала души их» (263). Разлука, разногласия человека с собственной душой — это «измена себе самому» (244). Только союз умственной и душевной работы может открыть «то, что было незримо доселе» (235).

«Душа» по-иному, чем разум воспринимает окружающий мир и может находиться в противоречии с разумом:

Милый взор, истомленно-внимательный,
Залил светом всю душу твою,
Но подумал ты трезво и тщательно
И вернулся в свою колею. (252)

Все стороны жизни поэта были пронизаны стремлением к порядку и гармонии, которое находило самые разные воплощения. Искал он их и в отношениях разума и чувств, чтобы «упорная мысли работа / Глубиной его сердца владела» (235). Образцом такого синкретизма, где соединяются материальное, духовное и душевное, для поэта является народ с его вековыми культурными традициями.

Есть черта, присущая народу:
Мыслит он не разумом одним, —
Всю свою душевную природу
Наши люди связывают с ним.

Оттого прекрасны наши сказки,
Наши песни, сложенные в лад.
В них и ум и сердце без опаски
На одном наречье говорят. (253)

Несмотря на увлечения научными теориями, Заболоцкий приходит к выводу, что многое в жизни необъяснимо только с помощью разума и «пытается сердцем понять» (281) окружающий мир. «Обнять разумом бесконечность вселенной» для такого типа художника, каким был Заболоцкий, оказалось невозможным, минуя всю сложность проблем этики и нравственности. «Со временем путем искусственно- го подбора может быть произведено существо без страстей, но с высшим разумом», — считал Циолковский, но «существо без страстей» явно не устраивало поэта, он оставил его в мире «Столбцов» — «мире, испорченном сознанием отцов, — искусственном, немом и безобразном», а в мире живом — «думающем, ясном» — поэт оставлял за личностью «мысль о душе», одержимость идеей, одержимость страстью».4 Таким образом, поэтическая вселенная Заболоцкого — союз равных, единство душ и тел, согласие всех усилий и устремлений.

«Душа» в понимании Заболоцкого может иметь и внешние проявления, она может быть красивой или не красивой, может обладать «младенческой грацией» (260), очистившись от ненужных наслоений, приобщившись к миру нравственных ценностей, душа может возродиться как Афродита из пены и стать такой же красивой:

Благо тем, кто смятенную душу
Здесь омоет до самого дна,
Чтобы вновь из корыта на сушу
Афродитою вышла она. (284)

Сравнения, к которым прибегает Заболоцкий, употребляя слово- образ «душа», чаще всего из природного мира: «душа, словно озеро плещет», «будь душой спокоен, как этот клен» или:

И душа моя касаткой
В отдаленный край летит.
Реет, плачет, словно птица
В заколдованном краю,
Слабым клювиком стучится
В душу бедную твою. (291)

Сравнения могут строиться и в обратном порядке, уподобляя природные проявления душе: «сосны, словно скопища душ» (232).

Чаще всего «душа» связывается в лирике Заболоцкого со стихией огня, уподобляя яркость переживаний и их опасность пламени: «душа моя горит» (192), «вдруг зажигается неведомым огнем /его душа» (335), «вся душа у них перегорела» (263), «огонь души моей иссяк» (294), слова «вонзаются, как пламя, /И в душу залетев, как в хижину огонь, /Убогое пространство освещают» (105). Огонь считается символом «торжества света и жизни над мраком и смертью, символом всеобщего очищения». Но в то же время «огонь имеет созидательную и разрушительную функции»5, что соответствует представлениям Заболоцкого о душе и ее возможностях.

Душой в лирике Заболоцкого наделены растения, животные, искусство. Одушевленное искусство призвано сыграть определенную роль в гармоническом слиянии природы и человека («Искусство»). В стихотворении «Все, что было в душе...» воспроизведен «диалог полупонимания между человеком и природой, природой и культурой»6, поэтому и «опять потерялось» «все, что было в душе» (197). Но в то же время здесь выражена мечта Заболоцкого о взаимопонимании, союзе между природой, человеком и культурой, который казался ему единственно верным и оправданным нравственно.

Известно, что поэт с особенным интересом относился к живописи. Именно она, по его мнению, способна запечатлеть человеческую душу, эту труднообъяснимую и неуловимую субстанцию:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно. (248)

Назначение поэзии Заболоцкий видел в изображении смысла объективного мира, но постичь его смысл невозможно без интуитивного, душевного начала. Как писал Заболоцкий в своей работе «Мысль — образ — музыка»: «Поэт работает всем своим существом одновременно: разумом, сердцем, душою, мускулами»7.

Главная функция «души», отраженная в стихах поэта — это отсутствие покоя, постоянное движение, совершенствование, активное отстаивание своих идеалов, познание окружающего мира. Употребление словообраза «душа» Н. Заболоцким совпадает с общей эволюцией его поэтического зрения и отражает основные этапы его творческого пути, его внутренние устремления и установки по отношению к человеческой личности, природе и искусству.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мальчукова Т.Г. Природа и культура в поэзии Николая Заболоцкого / Заболоцкий Н.А. «Огонь, мерцающий в сосуде...»: Стихотворения и поэмы. Переводы. Письма и статьи. Жизнеописание. Воспоминания современников. Анализ творчества. М.: Педагогика-Пресс, 1995. С.888.

2 Заболоцкий Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Избранные переводы. СПб.: Академический проект, 2002. С.295. Далее цитаты приводятся по этому изданию с указанием в скобках страницы.

3 Словарь русского языка: В 4-х тт. — Т.1. М.: Русский язык, 1985-1988. С.456.

4 Ростовцева И.И. Николай Заболоцкий. Опыт художественного познания. М.: Современник, 1984. С.59.

5 Шейнина Е.Я. Энциклопедия символов. М.: ООО «Издательство ACT», Харьков: ООО «Торсинг», 2002. С.54.

6 Мальчукова Т.Г. Природа и культура в поэзии Николая Заболоцкого. / Заболоцкий Н.А. «Огонь, мерцающий в сосуде...»: Стихотворения и поэмы. Переводы. Письма и статьи. Жизнеописание. Воспоминания современников. Анализ творчества. М.: Педагогика-Пресс, 1995. С.898.

7 Заболоцкий Н.А. Мысль — образ — музыка. / Заболоцкий Н.А. «Огонь, мерцающий в сосуде...»: Стихотворения и поэмы. Переводы. Письма и статьи. Жизнеописание. Воспоминания современников. Анализ творчества. М.: Педагогика-Пресс, 1995. С.846.



Ключевые слова: Заболоцкий,Критика,читать критическую статью онлайн,Словообраз душа в лирике Николая Заболоцкого,лирика заболоцкого,словообраз душа,литературоведение,научная статья,анализ произведений

Читайте также