3 декабря 2016 в 9:50 Музыка 267

Princesse Angine

Princesse Angine. Интервью для портала Эксперимент

Представляем вашему вниманию группу Princesse Angine. Коллектив из Вены с песнями на русском, немецком и английском языке, с международным составом участников (музыканты из Австрии, России, Германии, Израиля) и струнным квартетом в составе, играют настолько необычную по стилю музыку, что им пришлось придумать собственное название стиля: терапевтический рок. Больше подробностей о группе мы узнали у вокалистки Princesse Angine, Ксении Островской

Ксения, как придумывали название для группы? Имеет ли оно отношение к одноименной книге Ролана Топора?

Конечно, «Принцесса Ангина» - одна из моих любимых книг. Так получилось, что я стала задумываться о названии группы примерно тогда же, когда в очередной раз перечитывала Топора. Пасьянс сложился.

Что обычно вдохновляет Вас на написание текстов? И кто помогает с музыкой?

Как, наверное, у большинства пишущих людей, мои тексты являются реакцией на происходящее вокруг. Аранжируем большинство песен мы всей командой, а аранжировки для струнного квартета пишет наша альтистка, Лиза Родионова.


В какой момент Ваши стихи переросли в песни?

Когда я перестала бояться, что где-то я это уже слышала. В конце концов, вся новая музыка - всегда компиляция того, что мы когда-то слышали. Наш мозг перерабатывает эту информацию и выдаёт «собственный» продукт (это если отвлечься от связи с космосом и вспомнить, что я из семьи биологов).

На какую публику ориентируетесь? Опишите своего слушателя.

Я стараюсь не ориентироваться на публику, мне хочется верить, что если делать интересную музыку – слушатель найдётся сам. Но если судить по концертам, то у нас полное разнотравие.

Где Вы продвигаете свою музыку и каким образом? Как часто выступаете с концертными программами?

Мы много выступаем (в среднем у нас по 40-50 концертов в год), и для того, чтобы нам самим не надоела программа, нам приходится всё время её обновлять. С продвижением сложнее, ведь большую часть года мы не в России, то есть в нашем распоряжении только социальные сети. Здесь встаёт вопрос платной рекламы и прочих прелестей. Спасает нас крепкая фанатская база.

А где проходят репетиции?

У нас есть одна любимая репточка в Вене, стараемся проводить репетиции там, но иногда, когда мы не полным составом, репетируем и по домам друг у друга.


Как вашему коллективу работается в Австрии? Проще двигаться в творческом направлении, чем в России?

Мне кажется, заниматься некоммерческой музыкой везде одинаково трудно. У нас к этому добавляется проблема найти бюджет на перелёты, так как основная наша аудитория всё-таки в России. Но, поскольку мои австрийские товарищи по оружию не готовы на переезд, приходится искать варианты для работы в сложившихся условиях.

В основном Вы выступаете в Вене (Австрия), Германии, Чехии, и иногда Вам удается побывать с концертами в России. Чем отличается публика в разных странах?

В России у нас самая своя, крепкая, поющая аудитория. Это слушатели, которые идут конкретно на нас. Во всех остальных странах это, в основном, русскоязычные эмигранты, которые рады возможности послушать родную речь, или просто любители русского языка. Наши концерты бывают очень разными – от акустических, «салонных» до клубных и танцевальных. Нам самим всегда интересно пробовать себя в разном качестве.

Когда состоялось дебютное выступление группы? Что вам запомнилось после первого концерта?

В марте 2014 года, в венском джазовом клубе «Порги и Бесс». Помню, что мы не ожидали аншлага и выступали, как студенты на экзамене. А ещё это был мой первый опыт выступления практически без голоса, за неделю до концерта сильно заболела. Как тогда выяснилось, на адреналине справляешься и с такими препятствиями.

Почему терапевтический рок? Кто придумал такое название стилю музыки?

Это определение возникло на правах шутки, ведь, раз уж мы называемся Ангиной, так хотя бы музыка наша должна быть лечебной, терапевтической. Как показывает практика, корабль плывёт в соответствии с названием.


Какие планы или возможно ожидания у Вас от будущего тура, который запланирован на весну 2017 года?

Я думаю, для нас это будет привычная ситуация, когда пытаешься затолкать неимоверное количество всего в ограниченное количество дней. Если конкретно, поедем малым составом, по околостоличным городам. До более отдалённых уголков намереваемся добраться летом 2017.

Расскажите, где записываете песни? Как обычно проходит творческий процесс записи?

Запись для меня лично – самый ответственный и тяжёлый момент в работе, я бы вряд ли вынесла студию больше двух-трёх раз в год. Записываемся мы, в основном, в Австрии у Франца Шадена, а если в России, то на «Восходе» у Дмитрия Атаулина.


Вы часто проводите время все вместе в нерабочей обстановке?

Мы столько проводим времени вместе в рабочей обстановке, что важно успевать друг от друга отдыхать, а то всё это может плохо закончиться.

Что Princesse Angine будет делать завтра?

Разбирать скопившиеся песенные недоделки и готовить грядущие релизы.


© http://md-eksperiment.org



Ключевые слова: Princesse Angine, Интервью для портала Эксперимент, Коллектив из Вены, русские песни, в книге Ролана Топора, Лиза Родионова

06/27/2017 05:04:04