12 июня 2018 в 12:14 Литература 1901

Елена Минкина–Тайчер. Интервью с писателем

Белые на фоне черного леса. Новая книга Елены Минкиной–Тайчер

Елена Минкина–Тайчер — израильская русскоязычная писательница.

Сейчас в московском издательстве «Время» вышла ее новая книга: «Белые на фоне черного леса».

Елена родилась и выросла в Москве. После окончания Первого Московского мединститута работала врачом в отделении кардиореанимации одной из московских клиник. Автор книг «Эффект Ребиндера», «Там, где течет молоко и мед», «Женщина на заданную тему» и многочисленных публикаций в периодических изданиях Израиля, США, России, Германии, Белоруссии, Канады.

С 1991 года живет в Израиле и продолжает работать врачом.

– «Белые на фоне черного леса» — это повесть. Как появилась задумка ее написать, и что взято оттуда из жизни?

– Это повесть о сиротстве. Нет, не совсем. Дело в том, что для меня ребенок без родителей - одна из самых страшных несправедливостей судьбы, которую практически невозможно исправить. Даже при счастливом усыновлении можно смягчить, но не ликвидировать проблему. В течение многих лет я с большим или меньшим успехом пыталась помогать детям-сиротам, но это очень трудная болезненная тема, и я никогда не собиралась писать о ней. Пока не был принят "закон Димы Яковлева" или, как его справедливо окрестили в народе, "закон подлецов". Я так безумно отчаянно рассердилась... И решила сделать хотя бы что-то. Хотя бы не молчать и не соглашаться с коллективной подлостью, свершившейся на наших глазах. Но чтобы напрасно не взывать к равнодушным и не надеяться на милосердие жестоких, я написала короткий жесткий детектив. Пусть хотя бы прочтут, не отрываясь!

– Ваши книги «Эффект Ребиндера», «Там, где течет молоко и мед» и «Женщина на заданную тему» очень полюбились читателям. Что объединяет все эти произведения, и в чем, на Ваш взгляд, больше всего нуждаются современные читатели?

– Во-первых, я страшно рада и не перестаю удивляться, что мои книги так тепло приняты читателями. Во-вторых, надеюсь, их объединяет в основном имя автора, да еще страстная любовь того же автора к утешению и надежде. А в остальном книги не слишком похожи. Так уж получилось, что в немногое время, которое удается выкроить для литературы, я как некий актер предпочитаю "играть разные характеры". То есть писать о разных людях и разном времени, слушать разные голоса и мелодии. Не знаю, насколько удается.

А читатели во все времена нуждаются в интересных, хорошо написанных книгах о жизни и любви. Разве не так?

– Какова доля удачи и везения на литературном поприще?
– Мне кажется, совсем небольшая. То есть можно найти хорошие знакомства или "попасть в нужную тему" и издать книгу. Но дальше ты выходишь один на один с читателем. А его не обманешь.

– Мотивируете ли Вы себя, чтобы писать каждый день? Если да, то каким образом?

– Каждый день?! Можно только мечтать! Я пишу очень редко и стремительно, пока близкие обижаться не начали. Но думаю иногда многие месяцы об одной теме или даже об одном из героев. Благо на мысли никто покуситься не может.

– Самый лучший и ценный совет, который Вам дали? Кто это был?

– Понимаете, самое обидное, что никто вовремя не дал никакого ценного совета. Потому что мое поколение воспитывалось в преданности и послушании. Мы с детства и навсегда приучены слушать родителей и исполнять их требования, пусть мама живет правилами 50-летней давности. А как только у нас появлялся собственный ребенок, требовалось всю свою жизнь посвятить его правильному питанию, правильному отдыху на даче (без горячей воды!) и тупым как валенки родительским собраниям. Так и стоим всю жизнь между детьми и родителями, как между двумя дверьми. И никто не рассказал, что можно не погружаться в каждую обиду и каприз старенькой бабушки, а спокойно уехать в отпуск, как рванули мои дети на три дня в Лондон с семимесячной дочкой. И никто не умер! Более того, все были счастливы, включая дочку, которой особенно понравилось ужинать под музыку в пивном баре и спать с родителями в широкой кровати. Поэтому лучший и ценный совет я стала давать сама! Благо, у меня много пациентов, а также детей и внуков. Вот он: каждый человек должен прожить свою собственную жизнь и ни в коем случае не приносить ее в жертву ни родным, ни начальству. И тогда ему будет хорошо, а значит и всем вокруг будет хорошо и приятно с ним общаться.

– Ваш любимый писатель, у которого Вы многому научились?

– Наверное, Набоков. Потому что его языку невозможно внимать равнодушно. Потрясение от прочитанной в молодости "Защиты Лужина" останется со мной до конца дней. При том, что мне совершенно не нравится ни сам Лужин, ни идея романа. Более того, можно сказать, что я училась вопреки сюжетам моего любимого писателя. То есть всю жизнь стараюсь не загонять героя и читателей в угол, не мучить и не бить смертным боем душу каждого прикоснувшегося, как в той же "Камере Обскура". Но, повторюсь, в первую очередь меня завораживает хороший язык. Есть замечательные находки у Марины Степновой, Инны Шульженко, Александра Чудакова. Да, разве можно перечислить!

– Вы планируете ближайшее время быть на литературных мероприятиях, ярмарках. Где?

– Я немного боюсь литературных мероприятий и выступлений. То ли дело международная конференция по сахарному диабету - научные доклады, выставки новых препаратов, обеды, подарки :). А писатель что задумал и смог, то и написал, объясняй - не объясняй "своими словами", делу не поможешь. Но все-таки очень хочу приехать в Москву на Нон-фикшн. А получится ли, кто знает!

Интервью взяла А. Багречевская для портала Эксперимент



Ключевые слова: Александра Багречевская, портал эксперимент, литература, Елена Минкина–Тайчер, Интервью с писателем, издательство Время, читать книгу Белые на фоне черного леса