Звезды розы и квадраты в поэзии Заболоцкого

Звезды розы и квадраты в поэзии Заболоцкого

Диана Ковалева

(Москва)

«ЗВЕЗДЫ», «РОЗЫ» И «КВАДРАТЫ» В ПОЭЗИИ Н. ЗАБОЛОЦКОГО

В языковой картине мира Николая Заболоцкого существенная роль принадлежит семантической сфере «Небо и небесные светила». И это не случайно — на протяжении всего творчества поэт обращается к философскому диспуту «о природе вещей», стремится постичь связь между подземным, земным и надземным мирами.

Солнце, Луна, звезды, планеты в поэтическом мире Н. Заболоцкого не простые элементы пейзажа, но активные участники бесконечного круговорота бытия и занимают важное место «на карте живущих всего мира». Практически в каждом произведении, где поэт размышляет о сути жизни и смерти, о духе, о душе, о взаимоотношениях природы и человека, представлены небесные светила («Время», «Меркнут знаки Зодиака» и вообще весь поэтический цикл «Смешанные столбцы», «Венчание плодами», «Гроза», «Север», «Когда угаснет свет земной», «Поздняя весна», «Сквозь волшебный прибор Левенгука», «Где-то в поле возле Магадана», «Противостояние Марса», «Рубрук в Монголии» и др.).

Однако частота обращения поэта к миру небесному, а также смысловая нагрузка элементов данной семантической сферы разнится в зависимости от поэтической задачи, которую ставит перед собой Н. Заболоцкий в разные периоды творчества. В данной статье мы ограничимся анализом особенностей семантической сферы «Небо и небесные светила» в раннем творчестве поэта.

В «Городских столбцах», посвященных современной цивилизации, городу, ночи «ходят невпопад», напоминая уродцев из паноптикума: «а ночь, подобно самозванке, открыв молочные глаза, качается в спиртовой банке» («Белая ночь»), звезды существуют лишь в виде значка на шлеме красноармейца («Часовой»), хотя «звезды пожарик красный» уже таит в себе энергию «куч звездного огня», явленную позднее в «Смешанных столбцах».

Герой современного урбанистического мира воспринимает природу как враждебную силу, которую необходимо покорить и использовать в утилитарных целях. Отсюда — богоборческий мотив в финале стихотворения «Фокстрот»:

А там, над бедною землей,
Во славу винам и кларнетам,
Парит по воздуху герой,
Стреляя в небо пистолетом.

В современном городе, по мысли поэта, нет места природе, она изуродована «во славу винам и кларнетам», и не солнце и луна светят в небесах, а рекламный шар фирмы «Зингер» («Вечерний бар»).

Исследовав урбанистический мир, поэт обращается к природе в «Смешанных столбцах», где природа противопоставлена миру Ивановых. И в этом цикле произведений Н. Заболоцкий выделяет небесные тела как значимые элементы картины мира. Поэта интересует суть взаимодействия человека и космоса. Именно в этой части «Столбцов» определяется ценностное видение мира, характерное для всего последующего творчества Николая Заболоцкого.

«Мир над миром существует», — говорит поэт и описывает этот верхний мир, где главное «действующее лицо» — звезды. «Звезд соединенья», «розы и квадраты», «жезлы, кубки и колеса», «знаки Зодиака», «миров иные кубари», «двенадцать люстр», «шар величавый», «Чигирь-звезда» — герои стихотворений наряду с животными, насекомыми, птицами, деревьями и человеком.

В стихотворении «Меркнут знаки Зодиака» начало звучит, как колыбельная песенка:

Меркнут знаки Зодиака
Над просторами полей.
Спит животное Собака,
Дремлет птица Воробей.

В отличие от грохота, блеска, шума безумного города, здесь перед нами идиллическая картина, полная спокойствия и тишины. Но беда в том, что больное сознание современного человека не способно увидеть красоту природы. В ткань произведения вторгается «разум-воитель» лирического героя. Дальнейший текст представлен как борьба двух начал: наивного, «незамутненного», детского сознания и больного воображения. Леший, Корова, Петух соседствует с кекуоком, толстозадыми русалками, гамадрилами и британцами. Лирический герой измучен:

Высока земли обитель.
Поздно, поздно. Спать пора!
Разум, бедный мой воитель,
Ты заснул бы до утра.
Что сомненья? Что тревоги?
День прошел, и мы с тобой —
Полузвери, полубоги —
Засыпаем на пороге
Новой жизни молодой.

Звезды, растения и животные — все являет собой единое целое, человек же исключен из этого единства и принадлежит ему лишь по рождению: он полузверь, но уже и полубог. Владыка, государь, император, Саваоф... «а вымолвить слова не может», — скажет о человеке поэт в стихотворении «Искусство».

Мысль о разъединенности человека и вселенной отмечается и в стихотворении «Время»:

Год за годом, день за днем
Звездным мы горим огнем,
Плачем мы, созвездий дети,
Тянем руки к Андромеде
И уходим навсегда...

Вина в этой разъединенности лежит на человеке, возомнившем себя царем природы, построившем цивилизацию, символ которой — часы. «Часы кричали с давних пор, как надо двигаться звезде... Часы — творенье адских рук!» — восклицает поэт. Однако не только часы, весь механистический мир. Машины лишь создают иллюзию господства человека над природой, но не помогают объяснить, понять «формы тела и ума». Природа неуловима, непостижима для человека. Об этом стихотворение «Звезды, розы и квадраты», где звезды «осеняют домы» людей. Люди же, как пишет Заболоцкий в другом стихотворении, «живут умно и некрасиво». Следует отметить, что глагол осенять значит не только освещать, но и благословлять, хранить. Процесс же познания неба людьми напоминает войну, где телескоп подобен пушке:

Звезды, розы и квадраты,
Стрелы северного сиянья,
Тонки, круглы, полосаты,
Осеняли наши зданья,
Осеняли наши домы,
Жезлы, кубки и колеса.
В чердаках визжали кошки,
Грохотали телескопы.

Звезды — это первоначальная жизнь человечества, неоднократно отмечает в «Столбцах» Николай Заболоцкий. Это истина. В поэме «Безумный волк» волк, стремясь увидеть «Чигирь-звезду», отождествляет ее с истиной.

Тому, кто видел, как сияют звезды,
Тому, кто мог с растеньем говорить,
Кто понял страшное соединенье мысли —
Смерть не страшна и не страшна земля.

Таким образом возникает противопоставление земли и неба, бренности жизни и вечности бытия. Однако и земное и небесное тесно связаны между собой. Связующим звеном оказывается земная природа. Символ ее — дерево. Нужно отметить, что во многих культурах дерево соединяет небо и землю. У Заболоцкого дерево отождествляется с космосом. В поэме «Деревья» в финале читаем:

Дерево Сфера царствует здесь над другими.
Дерево Сфера — это значок беспредельного дерева,
Это итог числовых операций.
Ум, не ищи ты его посредине деревьев:
Он посредине, и сбоку, и здесь, и повсюду.

Важным элементом семантической сферы «Небо и небесные светила» является свойство звезд излучать энергию, свет. Ранее, в «Городских столбцах», звезда уже зажглась пожариком. В «Смешанных столбцах» уже «кучи звездного огня», люди горят «звездным огнем». Свет звезд уподобляется то огню, то потоку: «звезды льются с высоты» в «Царице мух», «звезд поток» в «Безумном волке». То — сознание современного человека — свету люстры: «А на вершинах Зодиака, где слышен музыки орган, двенадцать люстр плывут из мрака, составив круглый караван» в стихотворении «Отдыхающие крестьяне». То музыке: «Грянул свет, и шар поднялся величавый» в «Торжестве земледелия».

Глаголы литься, плясать, греметь, светить, плыть, сиять, кидать и др., сопровождающие в текстах небесные тела, создают ощущение гигантского танца, в который вовлечены и «планет могучее движенье», и Бык, и Птица и Жук, и Конь — главные герои стихотворного цикла, и Безумный волк с его «Я понимаю атмосферу!», и город с «фонарей копьем», и человек.

Важным элементом рассматриваемой семантической сферы являются также размерно-оценочные коннотации, в частности, семы большое и высокое. В «Столбцах» действительно нет «разумной соразмерности начал». Часто большое, великое проявляется в малом. Например, «глаза коня, как два огромных мира» («Лицо коня»).

Поэт, говоря о небе и небесных светилах, постоянно употребляет эпитеты великий, могучий: «великое пятно вечернего светила», «планет могучее движенье» и т.п.

Схему верха репрезентируют различные языковые средства: существительные вершина, высота, прилагательные высокий, вертикальный, наречия наверху, сверху, вверху: «вершины Зодиака», «высока земли обитель», «сверху — одни вертикальные звезды», «льются звезды с высоты» и т.п. «Желаю знать величину вселенной», — говорит Безумный Волк. Величина вселенной — один из главных вопросов, волнующих Заболоцкого в ранний период творчества.

«Поздний» Заболоцкий продолжает интересоваться небесной сферой, но в своих исследованиях поэт «спускается на землю», изучает душу земной природы, и все большую роль в языковой картине мира начинают играть не абстрактные звезды, а конкретные светила: Солнце как источник жизни всего сущего на земле, планеты солнечной системы, Полярная звезда. На вопрос же о величине вселенной сам поэт в стихотворении «Сквозь волшебный прибор Левенгука» отвечает:

Но для бездн, где летят метеоры,
Ни большого, ни малого нет,
И равно беспредельны просторы
Для микробов, людей и планет.



Ключевые слова: Критика,критическая статья,читать онлайн,русская литература,поэзия заболоцкого,Звезды розы и квадраты в поэзии Заболоцкого,​Диана Ковалева

Читайте также