Французское литературное меню

Французское литературное меню

Если бы я составляла меню из французских литературных деликатесов, то оно бы выглядело таким образом:

На первое блюдо – нестареющая, интеллектуальная и зачитанная до дыр, в нашем случае отведанная много раз и бесконечно любимая классика или если быть более корректным – традиционная и всем известная литература. Сегодня в меню представлены:

1. Виктор Гюго – французский романтизм. В школьном возрасте я по ночам рыдала над судьбой Гавроша и Гуимплена. Недавно я открыла Гюго как поэта. И пребываю в неописуемом восторге. Гюго был уважаемым общественным деятелем. Его романы социальны и заставляют обо многом задуматься. А его дочка Адель, к моему большому сожалению, вошла в психологическую науку с одноименным синдромом. «Синдром Адели» – это длительная и любовная одержимость, такое, к сожалению, бывает от неразделенной любви.

2. Эмиль Золя – маэстро реалистического романа. Он умеет воздействовать на все органы чувств. Когда читаешь его «Дамское счастье» - хочется ходить по этому магазину, покупать кружева, поясочки, отрезы на платье, а потом придти домой и понять, что это вообще никому не нужно. Но удовольствие от шоппинга колоссальное! А когда я читала «Чрево Парижа», то истекала слюнками, когда путешествовала вместе с автором по французским рынкам. Одни «кораллы моркови» многого стоят! Золя был другом и меценатом импрессионистов, некоторых поддерживал материально. Во время своего пребывания во Франции, я разговаривала с прихожанами церкви Святого Этьена, которые недавно вернулись из Лурда из паломнического визита. Я спрашивала, действительно ли там совершаются чудеса исцеления, о которых писал в одноименной книге Золя? Да, отвечали они, такие чудеса происходят там каждый день.

3. Марсель Пруст – я часто обращаюсь к его произведениям. И я часто заполняю его знаменитый опросник, чтобы понять насколько изменились мои взгляды на жизнь. Его романы полны какой-то грусти и печали, но они изысканы, как французское кружево.

Анкета Марселя Пруста – это излюбленная салонная игра викторианской эпохи. Тогда еще не было социальных сетей и люди познавали друг друга при помощи подобных анкет. А вам слабо заняться «прустовским самоанализом»? Опросник можно найти на любом сайте (например http://ru.wikipedia.org/wiki/Опросник_Марселя_Пруста). Уверяю вас, вы получите массу положительных эмоций! Говорю вам как социолог, который работает с опросами!

На второе блюдо я бы подала современных авторов, которых очень люблю:

1. Жан-Мари –Густав Леклезио. Его Крошка – Крестик в «Небесных жителях» дадут фору и Ахимику Коэльо и Чайке Джонатана Ливингстона Ричарда Баха. Его «Пустыня» - сравнима с Бодрийяром и его описанием симулякров общества потребления. А «Потоп» в который раз заставит задуматься про неравенство и несправедливость в обществе.

2. Амин Маалуф – ныне во Франции модно смешение стилей, стран, языков и культур. Хотя Маалуф имеет ливанское происхождение, он пишет на французском языке, является членом Французской академии, которая основана самим кардиналом Ришелье и обладателем знаменитой Гонкуровской премии. Маалуф – известный военный журналист, освещал военные конфликты практически во всех горячих точках нашей планеты. Его роман «Самарканд» пропитан блистательной тайной моего любимого Омара Хайяма. Действие романа настолько закручена, что если вы прочитаете его, то узнаете о том, почему Хайям предпочитал одиночество, каким образом он был связан с сектой ассасинов и как фолиант его книги уцелел во время плавания «Титаника».

3. Фред Варгас – я начинаю открывать для себя исторические детективы этой замечательной интеллектуалки – профессора, историка и археолога. Ее детективы пропитаны тайнами истории. Например, в романе «Уйди скорей и не спеши обратно» мы узнаем тайны распространения чумы в далеком французском средневековье. Но почему же на некоторых современных французских домах появляются перевернутые четверки, и что это за символы?

В качестве изысканных вин я предлагаю загадочную французскую поэзию:

Утреннее легкое вино от Поля Верлена:

УТРЕННИЙ БЛАГОВЕСТ

Пурпурно-рыжая Аврора

Последних жарких дней огнем,

Как страстью, жаждущей простора,

Обуревает окоем.

Ночь, отливая синевою,

Истаивает, словно сон.

Коралловою полосою

Угрюмый запад обнесен.

Вдоль затуманенной равнины

Росы мерцают светляки.

Луч солнечный, косой и длинный,

Вперяется в клинок реки.

С невнятным шумом пробужденья

Свивается в один венок

Дыханье каждого растенья -

Почти невидимый дымок.

Все ярче, шире и привольней,

Подробней дали полотно:

Встает село под колокольней;

Еще одно; еще одно

Зарделось - в нем взыграло пламя.

Багровым отсветом небес

Оно сверкнуло над полями,

Метнулось в молчаливый лес,

Отброшенное мимоходом

Зеркальным лемехом сохи.

Но вот, в согласии с восходом,

Заголосили петухи,

Вещая час большого неба,

Глаз, протираемых до слез,

Куска проглоченного хлеба

И стука первого колес,

Час неуюта и озноба,

Пронзительного лая псов

И вдоль тропы - одной до гроба -

Тяжелых пахаря шагов.

А вслед - последняя примета

Дня, распростершего крыла:

Творцу Любви, рожденью света

Поют хвалу колокола.

А теперь, попробуем не всем доступное вино под названием «Поэзия Фредерика Мистраля», который писал свои произведения на окситанском (провансальском) языке. Вот это настоящий деликатес! Я распробовала и всем рекомендую!

Ю н о ш а

Магали моя!.. Напрасно

Светлой станешь ты луною...

Как туман, я пеленою

Обовью тебя так страстно.

М а г а л и

И пускай луна в тумане...

Молодая Магали

Свежей розой на поляне

Может спрятаться вдали.

Ю н о ш а

Если розой безмятежно

Зацветешь ты в неге сладкой,

Мотыльком я стану нежно

Целовать тебя украдкой.

Вы спросите: А как же Бегбедер, Уэльбек, а Мопассан, Флобер, французские философы? Спокойствие, только спокойствие! Опытные диетологи не советуют объедаться даже гурманам со стажем. Переваривайте пока эти деликатесы, а я уже знаю, что подать для вас на литературный пикник в качестве знаменитых сыров в своей следующей статье!

Шеф-повар по французской кузне и бессменный гид по французской литературе Алина Солнышкина





Ключевые слова: Французское литературное меню,Виктор Гюго,французский романтизм,Эмиль Золя,маэстро реалистического романа,Марсель Пруст,Жан-Мари,Густав Леклезио,Амин Маалуф,Фред Варгас,УТРЕННИЙ БЛАГОВЕСТ,Алина Солнышкина,На первое блюдо

Читайте также